Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После возвращения из «российских застенок» Надежду Савченко с энтузиазмом носили на руках как наипервейшего героя Украины. Сегодня же с не меньшим рвением «протащили через строй» как распоследнего врага государства. Путь от всеукраинского культа до публичного шельмования был головокружительным. Но довольно закономерным.

Всё дело в том, что современный украинский политикум достиг предельной стадии. Сначала в массовое сознание был внедрен миф о «войне с Россией». Общество проглотило и поверило. Несмотря на то что ни Украина, ни ее западные партнеры за всё это время не предоставили ни единого доказательства присутствия российской регулярной армии в Донбассе, а между нашими странами по-прежнему действует Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве.

Потом массированно раскрутили тему «кремлевских агентов», которые «окопались буквально повсюду»: от средств массовой информации до органов власти. Общество поверило. И оказалось в общем-то готово принять как данность и неизбежность то, что любого гражданина страны независимо от реальных или мнимых заслуг и проступков можно когда угодно обвинить во всех смертных грехах, даже не особо заботясь о доказательствах. Не вписался в «прекрасную Украину будущего»? В утиль! В расход! 

Достаточно вспомнить феерическую историю с обвиняемым в госизмене переводчиком премьер-министра со знаковой фамилией Ежов, для доказательства неискупимой вины которого общественности были предоставлены сведения о его русской жене с — о, ужас! — счетом в российском Сбербанке. И общественность, заметьте, лишних вопросов задавать не стала.

Поэтому сегодняшний театр абсурда уж точно не поверг никого в шок. Генпрокурор сказал, что Савченко планировала «установить гранатометы на Трухановом острове или на барже на Днепре и обстрелять центр Киева», значит, планировала. Если следствие считает, что «герой Украины» хотела «уничтожить двумя боевыми гранатами две ложи в парламенте, из минометов обстрелять купол парламента и из автоматов добивать тех, кто бы выжил», то не надо обращать внимание на нестыковки и противоречия в обвинении. Новой власти надо верить на слово. Иначе не сегодня завтра окажетесь следующим на этой же длинной скамье подсудимых с большим количеством свободных мест.

Если общество уже приняло то, что целый регион можно безапелляционно обвинить в терроризме и пустить в ход против миллионов проживающих там людей «Грады» и авиацию в рамках «антитеррористической операции», то что помешает власти использовать ту же обкатанную технологию для нейтрализации своих политических оппонентов? Савченко открыто говорит о том, что самым удобным вариантом для президентского окружения было бы ее физическое уничтожение. А тут «всего лишь» арест. Пока еще легко отделалась. Другим оппонентам нынешней украинской власти повезло куда меньше.

Можно по-разному относиться к Савченко. Лично для меня она прежде всего осужденная российским судом за особо тяжкое преступление участница преступной карательной операции в Донбассе. Помилованная, но не оправданная (не будем об этом забывать). Однако на фоне остального украинского политического болота, которое Надежда Савченко не просто растормошила, а буквально взорвала, она действительно выглядит достойно. Как это ни парадоксально. А ее слова, сказанные матери после оглашения парламентско-прокурорского вердикта, не могут не вызвать даже определенного сочувствия: «Не добили чужие, не добьют и свои».

Украинские эксперты уже шутят о том, что теперь лозунг «Свободу Савченко» можно будет услышать «обратно» из Москвы. Вряд ли. А еще менее вероятно то, что бесчисленные западные партнеры киевской власти, вступавшиеся за Савченко во время ее пребывания в российских «застенках», также рьяно будут требовать ее освобождения на Украине. Там же «правильная» демократия и «реальное» верховенство права, не правда ли?

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...