Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В книжно-литературном мире у нас есть всё. Ну или почти всё. Есть классики и современники, есть издатели и читатели, есть конкурсы и фестивали. Есть даже электронные книги. Насколько хороша вся конфигурация — это отдельный разговор. Но в этой машине не хватает одной принципиально важной шестеренки: института литературных агентов. Как часто у нас бывает, литагенты вроде бы встречаются как вид, но не как система. А между тем их наличие — это свидетельство зрелости не только книжного рынка, но национальной литературы вообще. Нормальный и естественный атрибут творческого бизнеса.

А для чего вообще нужен литагент? Со стороны многим кажется, что это нахлебник, присевший на шею автору, обирающий его, кормящийся его талантом и обделывающий непонятные делишки с издателем. Как человек, находящийся давно внутри процесса, могу ответить за всех — литературный агент необходим и автору, и издателю, и в конечном счете читателю.

В редакционную почту любого издательства валятся сотни и тысячи авторских предложений, с которыми вряд ли кто-то будет разбираться и вступать в мучительную и беспощадную переписку. Но каждому издателю хочется открыть своих новых авторов. А каждый автор желает быть изданным, но не знает, как пробраться к издателю. Продуктивные пересечения этих персонажей бывают весьма случайными и прихотливыми.

В этой мутной воде на долю литературных агентов выпадает суровая миссия направления литературных потоков. Именно эта организация процессов и есть, на мой взгляд, основная миссия агентского института. Первичный отбор, сортировка и выбраковка. Формирование качественного авторского предложения. А только затем уже рассылки каталогов и предложений издательствам, встраивание в планы, серии и тренды. Заключение договора и юридическое сопровождение автора в этой картине всего лишь вишенка на торте, верхушка айсберга. Хотя именно эта часть работы агента всегда на виду и ее считают основной.

Пока наша агентская система заточена на трансфер прав через границы, тогда как работа внутри страны, с российскими авторами и издателями — это совсем малая часть агентского бизнеса в России. В чем же дело? Ведь если бы тут была возможность развернуть приличный бизнес, то среди агентов было бы не протолкнуться. Действительно, на торговле правами на современную литературу разбогатеть сложно. Особенно на российском рынке. Авторские гонорары не такие большие, состоявшиеся писатели традиционно предпочитают работать с издателями самостоятельно.

А еще никуда не исчезает тайное желание кинуть посредника, когда тот сделал свою работу и довел стороны до договора. И встречаются мошенники, которые паразитируют на творческих амбициях граждан, что тоже подрывает доверие к литагентам. Всё это тормозит агентский бизнес в России.

Но я не оцениваю эту ситуацию как тупиковую и безвыходную. Наоборот, мне кажется, что именно сейчас формируется «окно возможностей». Если сегодня найдется кто-то, кто сможет привлечь средства и организует грамотное управление, это вполне сможет стать нормальным устойчивым бизнесом. И тому человеку будут крайне благодарны издатели, авторы и читатели.

Мне кажется, именно сейчас есть возможность отказаться от традиционного взгляда на литагента как на банального юридического посредника между издателем и автором. Хотелось бы видеть его функции ближе к литературному продюсированию, где есть место и полноценному SMM, и работе со СМИ, и выдвижению на конкурсы и премии. А есть еще такая вещь, как электронные и аудиоправа.

Агенты, на мой взгляд, лучше, чем издатели, приспособлены для управления таким контентом. По сути, это дистрибуция прав на разных площадках. И она не требует серьезных вложений, но создает финансовую подпитку для прочей деятельности. И этот фактор может изменить коммерческий профиль литагентов. А есть еще обделенные вниманием детские писатели и художники-иллюстраторы, есть блогеры, которых можно вовлекать в эту систему... И еще много разных вариантов.

Мне как издателю и читателю очень хочется, чтобы в нашей книгоиздательской машине все-таки появился полноценный институт литагентов. Уверен, что это смогло бы многое изменить и в современной литературе, и в книжном бизнесе.

Автор — директор издательства РОСМЭН, председатель жюри премии «Новая детская книга»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир