Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Понять и полюбить человека можно только на уроках литературы»

Писатель Эдуард Успенский — о роли русской словесности, миссии писателя, Чебурашке и современных детях
0
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всенародно любимый писатель Эдуард Успенский празднует 80-летие. Корреспондент «Известий» связался с Эдуардом Николаевичем, который сейчас проходит курс лечения в Германии, и, пожелав ему здоровья, расспросил его о жизни и творчестве.

— Вы известны не только в России, но и далеко за пределами нашей страны, как «папа» Чебурашки. Ваш персонаж живет такой яркой самостоятельной жизнью, что не каждому литературному герою по плечу. Как думаете, почему Чебурашка всем нравится?

Он очень доверчив и так явно это демонстрирует всем, кого встречает, что его трудно обидеть. Он выражает сложные мысли и эмоции просто и не стесняется этого. Дружелюбие и открытость привлекают даже жестоких и коварных людей. Например, крокодилов.

— Кстати, Чебурашку нельзя себе представить без Крокодила Гены, но тот почему-то такую популярность не получил. И еще — кто кому больше нужен? Гена — беззащитному маленькому Чебурашке или наоборот?

— А почему вы думаете, что Гена менее популярен? Мне кажется, это не так. Возможно, не везде, а только в определенных кругах, где ценится интеллигентность и мягкость. Но и Гену не следует сердить. Все-таки он крокодил. Природа может взять свое. А если серьезно, то Чебурашка — ребенок, а Гена — взрослый, поэтому к трогательному Чебурашке и отношение как к малышу, которого хочется защищать.

— Помимо Чебурашки, один из любимых ваших персонажей — это Дядя Федор, мальчик редкой самостоятельности. Если бы вы писали про него сегодня, каким бы он был? 

— Разумеется, он виртуозно владел бы виртуальностью. Вряд ли при всей его любви к деревенской простой жизни он в наше время сумел бы обойтись без связи с миром. В этом смысле Дядя Федор почти не отличается от современных детей. Хотя дети изменились. В первую очередь из-за того, что прекратила свое существование дворовая дружба. Да и школьная стала очень условной: пока в школе ребята сидят — да, вроде бы общаются по-дружески. Вышли из школы — тут же одноклассники забыты.

— Вы в детстве были таким же самостоятельным, как Дядя Федор? Многие сегодняшние родители от подобной независимости пришли бы в ужас... 

— В детстве мы играли во дворе, пока не загонят уроки делать. Родители «пасли» нас через форточки. Тем не менее я переплывал Москву-реку в районе гостиницы «Украина», чтобы быстрее попасть в зоопарк на другом берегу. Падал с высоты сквозь прогнившие перекрытия в старом здании. Кстати, результат оказался положительным: месяц в больнице вынудил меня много читать и заниматься, что в дальнейшем сказалось на моих успеваемости и образовании.

Но, конечно, никто не отпустил бы своего ребенка одного жить в деревне ни тогда, ни сейчас. Ведь это сказка. И Дядя Федор — сказочный персонаж, а не настоящий мальчик. Он получил в своей сказочной жизни то, о чем в мое время мечтал каждый ребенок, — свободу, собаку, кота, да еще и трактор впридачу.

— Должна ли школа заниматься нравственным воспитанием или это личное дело родителей?

— Понять и полюбить человека можно только на уроках литературы, если, конечно, учитель правильный. Он научит любить и слышать стихи, понимать природу, красоту русской речи... Мне повезло, у меня был «сверхплановый учитель» — Борис Заходер. Подробности смотрите в мемуарах (смеется).

— Почему вы выбрали нишу детской литературы, которую многие не воспринимают всерьез?

— Я не выбирал, просто взял и написал. До этого занимался сатирическими миниатюрами, это еще в институте началось — писал для студенческих капустников. И как-то неожиданно вдруг что-то написалось и оказалось, что это — детское. Через какое-то время я вдруг с удивлением обнаружил, что пишу для детей проповеди. Я и до сих пор уверен, что мои книги — это собрание проповедей.

— Кстати, нужно ли писателю обязательное филологические образование? И что вообще человеку нужно, чтобы стать писателем?

Ручка. Или клавиатура. И нехватка денег в доме. И желание что-нибудь сказать. Причем не ребенку, а вообще. А если высказывание получилось таким, что его интересно читать ребенку, значит, писатель детский.

— Вы автор сценариев к мультфильмам и фильмам про ваших героев. Вмешивались ли редакторы в написанные вами диалоги? 

— Были разные вмешивания, в том числе и полезные. Были редакторы-друзья, были враги. Всякое бывало. Что-то я оспаривал и не соглашался. Какие-то предложения были удачными, и тогда я их принимал. Вы можете в моих мультфильмах вычленить какие-то фразы в диалогах, которые кажутся чужеродными? Если нет, значит всё получилось.

— Вы известны и как автор повести, написанной по мотивам страшилок, которыми дети пугали друг друга в пионерлагерях. Сегодня же от подобных историй их оберегают всеми способами. Как вы к этому относитесь?

— Дети всегда любили пугать друг друга. Это в детской психике заложено. На эту тему есть много теоретических работ. И русские народные сказки — это тоже будь здоров какие страшилки! Для нормального развития ребенок должен пережить ужас, пребывая при этом в комфортных условиях. То есть чувствовать себя защищенным.

— Вы являетесь одним из создателей передачи «Спокойной ночи, малыши». Сегодня ее ведут в том числе боксер Николай Валуев и рок-музыкант Сергей Шнуров. Как вы относитесь к такому ребрендингу?

— Да и сам я после химиотерапии выгляжу не слаще (смеется). Что бы ребятам ни показывали, они всё съедят и на пятой передаче начнут пеленать Валуева и возить его в коляске. А на ночь будут петь песни Шнура.

— 80 лет — серьезная дата. Подводите ли для себя некие жизненные итоги?

— Боюсь, это делаю не я. Как в «Мастере и Маргарите»...

Справка «Известий»

Писатель и сценарист Эдуард Николаевич Успенский родился в подмосковном Егорьевске, окончил Московский авиационный институт. Среди придуманных им популярных персонажей — Крокодил Гена, Чебурашка, кот Матроскин, Дядя Федор, почтальон Печкин, пес Шарик и многие другие.

Прямой эфир

Загрузка...