Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Разрабатываемая Фондом перспективных исследований (ФПИ) система жидкостного дыхания поможет подводникам быстро подниматься на поверхность без кессонной болезни. Антропоморфный робот Фёдор примет участие в испытаниях нового российского космического корабля и может помочь Росатому в утилизации ядерных отходов. Подводный аппарат для экстремальных глубин будет испытан на дне Марианской впадины. О проектах ФПИ «Известиям» рассказал председатель научно-технического совета фонда Виталий Давыдов.

— Сколько проектов реализовано фондом и какие из них вы бы отметили особо?

— В разной стадии выполнения у нас находится около 50 проектов. Еще 25 завершены. Полученные результаты переданы или передаются заказчикам. Созданы демонстраторы технологий, получено порядка 400 результатов интеллектуальной деятельности. Диапазон тематик — от погружения на дно Марианской впадины до космоса.

Из реализованных проектов можно назвать, например, успешно проведенные в прошлом году совместно с ведущим предприятием ракетного двигателестроения НПО «Энергомаш» испытания ракетного детонационного двигателя. Параллельно впервые в мире фонд получил устойчивый рабочий режим демонстратора детонационного воздушно-реактивного двигателя. Если первый предназначен для космической техники, то второй — для авиационной. Гиперзвуковые летательные аппараты, использующие такие системы, столкнутся с множеством проблем. Например, с высокими температурами. Фонд нашел решение этих проблем, использовав эффект термоэмиссии — преобразования тепловой энергии в электрическую. Фактически мы получаем электроэнергию для питания систем аппарата и одновременно охлаждаем элементы планера и двигатель.

— Один из самых известных проектов Фонда — робот Фёдор. Его создание завершено?

Да, работы по Фёдору завершены. Сейчас идет передача МЧС полученных результатов. Причем оказалось, что они заинтересовали не только МЧС, но и другие министерства, а также госкорпорации. Многие, наверное, слышали, что технологии Фёдора будут использованы «Роскосмосом» для создания робота-испытателя, который отправится в полет на новом российском пилотируемом космическом корабле «Федерация». Большой интерес к роботу проявил «Росатом». Ему нужны технологии, обеспечивающие возможность работы в условиях, опасных для человека. Например, при утилизации ядерных отходов.

Испытание антропоморфного робота Фёдора проекта «Спасатель» в лаборатории Фонда перспективных исследований (ФПИ)

Фото: РИА Новости/Александр Овчаров

— Можно ли использовать Фёдора для спасения экипажей подлодок, обследования затонувших кораблей?

— Технологии, полученные при создании Фёдора, могут быть использованы для различных целей. Фонд реализует ряд проектов, связанных с подводными необитаемыми аппаратами. И в принципе технологии антропоморфного робота могут быть в них интегрированы. В частности, предусматривается создание подводного аппарата для работы на экстремальных глубинах. Мы намерены испытать его в Марианской впадине. При этом не просто опуститься на дно, как наши предшественники, а обеспечить возможность передвижения в придонной области и проведения научных исследований. Такого еще никто не делал.

— В США разрабатывается четырехногий робот для перевозки грузов BigDog. Ведутся ли в ФПИ аналогичные разработки?

— Что касается шагающих платформ для переноски грузов или боеприпасов, то фонд такую работу не ведет. Но некоторые организации, с которыми мы сотрудничаем, в инициативном порядке занимались подобными разработками. Вопрос о том, нужен ли подобный робот на поле боя, остается открытым. В большинстве случаев выгоднее использовать колесные или гусеничные машины.

— Какие робототехнические платформы создаются в ФПИ, помимо Фёдора?

— У нас разрабатывается целый спектр платформ различного назначения. Это и наземные, и воздушные, и морские роботы. Выполняющие задачи разведки, транспортировки грузов, а также способные вести боевые действия. Одним из направлений работ в этой области является определение облика и отработка способов применения дронов, включая групповой. Думаю, что если всё будет идти теми же темпами, уже в ближайшее время произойдет существенное расширение применения дронов в том числе и для решения боевых задач.

— ФПИ разрабатывает атмосферный спутник «Сова» — большой электросамолет. Как идут его испытания?

Испытания демонстратора беспилотного аппарата «Сова» завершены. Состоялся длительный полет на высоте около 20 тыс. м. К сожалению, аппарат попал в зону сильной турбулентности и получил серьезные повреждения. Но к этому времени мы уже получили все необходимые данные, убедились как в перспективности самого направления исследований, так и правильности выбранных конструктивных решений. Полученный опыт будет использован при создании и испытании полноразмерного аппарата.

Беспилотный аппарат «Сова»

Фото: предоставлено пресс-службой компании «Тайбер»

— Предприятие «Роскосмоса» НПО им. Лавочкина ведет аналогичную разработку — создает атмосферный спутник «Аист». Вы следите за разработкой конкурентов?

— Мы в курсе этих работ, поддерживаем связь с разработчиками «Аиста». Речь идет не о конкуренции, а о взаимном дополнении.

— Могут ли подобные аппараты использоваться в арктической зоне, где нет связи и инфраструктуры для частых взлетов-посадок?

— Необходимо учитывать, что весной и осенью, а тем более в условиях полярной ночи «атмосферный спутник» может просто не получить энергии, необходимой для зарядки батарей. Это ограничивает его применение.

— Недавно общественности были продемонстрированы технологии жидкостного дыхания – погружение таксы в специальную насыщенную кислородом жидкость. Демонстрация «утопления» вызвала волну протестов. Продолжатся ли после этого работы в данном направлении?

Работы по жидкостному дыханию продолжаются. На основе нашей разработки могут быть спасены тысячи жизней. И речь идет не только о подводниках, которые благодаря жидкостному дыханию смогут без последствий в виде кессонной болезни оперативно подняться на поверхность. Есть целый ряд заболеваний и травм легких, при лечении которых можно добиться успеха с помощью жидкостного дыхания. Интересны перспективы использования технологии жидкостного дыхания для быстрого охлаждения организма, когда необходимо замедлить протекающие в нем процессы. Сейчас это делается за счет внешнего охлаждения или ввода в кровь специального раствора. Можно то же самое, но более эффективно, делать с помощью заполнения легких охлажденной дыхательной смесью.

Руководитель лаборатории ФПИ по созданию жидкостного дыхания Антон Тоньшин с таксой по кличке Николас, с помощью которой ученые Фонда перспективных исследований (ФПИ) изучали возможности жидкостного дыхания

Фото: ТАСС/Михаил Терещенко

Надо отметить, что нет никакого нанесения вреда здоровью животных, участвующих в данных экспериментах. Все «экспериментаторы» живы. Часть из них содержится в лаборатории, где их состояние контролируют. Многие стали домашними питомцами сотрудников, но при этом их состояние также периодически отслеживается нашими специалистами. Результаты наблюдений свидетельствуют об отсутствии негативных последствий жидкостного дыхания. Технология отработана, и мы перешли к созданию специальных устройств для ее практической реализации.

— Когда перейдете к исследованиям жидкостного дыхания на людях?

— Теоретически мы готовы к таким экспериментам, но для их начала необходимо по крайней мере создать и отработать соответствующее оборудование.

— В свое время ФПИ разработал программную платформу для проектирования различной техники, призванную заменить иностранный софт. Используется ли она где-то?

— Работы по созданию единой среды российского инженерного программного обеспечения «Гербарий» действительно завершены. Сейчас рассматривается вопрос о ее использовании в «Росатоме» и «Роскосмосе» — для проектирования перспективных образцов продукции атомной промышленности, а также ракетно-космической техники.

— Работает ли фонд в области технологий дополненной реальности?

Да, фонд ведет такие работы — в частности, совместно с «КамАЗом». Одна из наших лабораторий создала прототип очков дополненной реальности, которые обеспечивают контроль сборки агрегатов для автомобиля. Программа подсказывает, какую деталь нужно взять и куда ее установить. Если оператор совершает неправильные действия, например отступает от установленного порядка сборки изделия или неверно устанавливает его элементы, звучит звуковое оповещение о неверном шаге, а на очки выводится информация об ошибке. При этом факт неправильных действий или даже их попытка фиксируется в электронном журнале. В итоге должна быть создана система, исключающая возможность неправильной сборки. В дальнейшем мы намерены развивать указанную систему в направлении миниатюризации, заменить очки на более совершенные устройства.

Рабочие в цеху прессово-рамного завода КамАЗ

Фото: ТАСС/Егор Алеев

— Перспективы вычислительной техники сейчас связывают с развитием квантовых компьютеров, а защиты информации — с квантовой криптографией. Развивает ли ФПИ эти направления?

— Фонд занимаемся проблематикой, связанной с квантовыми вычислениями, созданием соответствующей элементной базы. Что касается квантовой связи, у всех на слуху опыты китайских коллег. Но и мы не стоим на месте.

Еще осенью 2016 года ФПИ и «Ростелеком» обеспечили квантовую передачу информации по оптико-волоконному кабелю между Ногинском и Павловским Посадом. Эксперимент прошел успешно. Сегодня можно уже поговорить по квантовому телефону. Важной особенностью квантовой передачи информации является невозможность ее перехвата.

В ходе упомянутого эксперимента квантовая связь была обеспечена на расстоянии около 30 км. Технически нет проблем осуществить ее и на большей дальности. Готовимся провести сеанс связи по атмосферному каналу. Прорабатываем возможность эксперимента по квантовой связи из космоса с использованием потенциала Международной космической станции.

 

Читайте также
Реклама