Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

МОК восстановил Россию в правах. На самом деле отношение начало меняться на закате игр в Пхёнчхане. Россия внезапно стала не такой уж плохой. Найденный в пробах мельдоний не вызвал новую волну шельмования. Поведение российских спортсменов официально назвали образцовым. МОК даже закрыл глаза на такое явное нарушение, как пение российского гимна нашей хоккейной командой, сославшись на «эмоциональное состояние» игроков. Месяцем ранее, когда над нашими спортсменами открыто издевались, их эмоциональное состояние функционеров МОКа так не заботило.

Есть и еще один признак перемен. Главный «свидетель» обвинений, гражданин (теперь уже не понятно какой страны) Родченков вдруг начал готовиться «залечь на дно». Судя по всему, ему недавно объяснили, что он больше не понадобится. Бедняга попытался было продлить свою карьеру разговорами о допинге в других странах, но ему дали понять, что этого не требуется.

Что же происходит? Во-первых, американо-канадская информационно-политическая операция «российский допинг» подходит к концу. Медийный рынок видит, что эта тема опускается в рейтингах внимания. Олимпиада прошла, страница перевернута, зрители устали. Да и пора освободить информационное пространство для атаки на российские президентские выборы.

Во-вторых, главные цели операции достигнуты. Россия в головах обывателей будет надолго ассоциироваться с допингом. Политический ущерб нанесен. Олимпийские функционеры справились с заданием и теперь могут отдохнуть. Они, как и требовалось, доказали, что Россия без допинга выигрывать не способна. Если лидеры — Норвегия, Германия, США, Канада, то есть белые, честные, пушистые повелители мира завоевали по десять и более золотых медалей, а у «нечестных путинских роботов» — всего только две.

Но главная причина смены тона МОКа по отношению к России не в этом. Она — в деньгах. Выполнив американское поручение, «от которого он не мог отказаться» (еще свежа в памяти публичная расправа над прежним, несговорчивым руководством ФИФА), МОК спешит скорее вернуться к своей основной роли — игрока в глобальной индустрии развлечений. В этой индустрии правят спонсоры — корпорации, мировые бренды, ведущие телеканалы. Для спонсоров краткосрочная интрига с допингом только поднимает рейтинги, но затяжной конфликт с Россией, а то и, не дай бог, ее уход с олимпийской арены, грозит серьезной потерей интереса зрителей, а значит, и доходов.

Спорт высоких достижений, или профессиональный спорт, который мы видим на экране, давно стал частью индустрии развлечений. Это не хорошо и не плохо, это объективный факт. Можно задать вопрос, насколько занятия спортом на олимпийском уровне вообще укрепляют здоровье. Профессиональный спорт это искусство и ежедневная работа, сравнимая, например, с балетом. Это всё более медицинская наука, экспериментирующая с телом спортсмена. Но прежде всего это шоу-бизнес, который продает зрителям соперничество, характер, самоотдачу, триумф и трагедию.

В профессионализации спорта нет ничего непонятного или стыдного, как нет ничего плохого в том, что великие оперные тенора — небедные люди. И тенора, и спортсмены получают вознаграждение за эмоции, которые их талант будит в зрителях. Мы как страна гордимся нашими чемпионами, так же как мы гордимся нашими лауреатами Евровидения или конкурса имени Чайковского.

Профессиональный спорт невозможен без денег, поэтому он невозможен без шоу, невозможен без зрителей и телекамер. Залог успеха любого шоу — в умении удерживать аудиторию у экранов. Отсюда и постоянное появление новых «олимпийских» видов спорта, о которых многие впервые слышат.

Шоу-бизнес подчиняется законам жанра. Один из таких законов, единый и для вестернов и для олимпийских игр, — это борьба хороших с плохими. По законам жанра плохие парни, которых все считали непобедимыми, приедут устанавливать свои порядки. Они будут использовать нечестные приемы. Но в конце концов хорошие парни-астматики все-таки победят. Обыватели у телевизоров останутся довольны. И будут готовы платить опять.

Однако по тем же канонам жанра плохих парней нельзя побеждать окончательно. На следующее шоу их обязательно позовут опять. Без них шоу никому не интересно — там нет интриги, столкновения. Кто же будет платить за постное соревнование хороших с лучшими, без обмана, без разоблачителя, без шерифа?

Олимпийский спорт без спонсоров и злодеев когда-то существовал. Но это было давно. Это был другой мир, другой спорт и другой МОК. Теперь же МОК — это менеджер шоу-бизнеса. Пора свыкнуться с этой реальностью.

Олимпийское шоу должно продолжаться, потому что за ним стоит очень большой бизнес. Для подогревания интереса к нему опять потребуются русские. Поэтому МОК уже начал наводить мосты. Поэтому Всемирному антидопинговому агентству, скорее всего, скоро объяснят, что пришло время сменить пластинку. И Томас Бах еще вернется в Россию с невинной улыбкой. Ничего личного. Show must go on!

 

Читайте также
Прямой эфир