Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Слово «служение» в нашей прессе встречается редко. Особенно в его высоком смысле. Если принять, что слова отражают реальность, то и само служение как-то ушло из нашего обихода.

В последние дни состоялось несколько мероприятий в память о великом разведчике Киме Филби. А в середине сентября в Доме Российского исторического общества открылась выставка, посвященная его деятельности. Судьба Кима — это пример служения в самом высоком значении этого слова. Что заставило молодого английского аристократа, перед которым на блюдечке лежал весь мир, отдать всего себя нашей стране?

Для молодого Кима, да и многих, как он, это была идея, которую олицетворяла наша страна, — идея социальной справедливости, идея мира, в котором ценность человека выше ценности денег. После бессмысленной бойни Первой мировой честный человек не мог не видеть глубокого кризиса общества, умный не мог не понять главной проблемы, а смелый не мог сидеть сложа руки. Ким был и честным, и умным, и смелым. Если то, что он пришел к марксизму, было закономерно, то, что он стал разведчиком, а не политиком, можно объяснить привычкой выходцев из британских элит достигать желаемого результата наиболее эффективным способом — тихо и закулисно.

Служить хотят хорошему и высокому. Страна на правильном пути, если ей готовы служить, особенно если ей готовы служить иностранцы. Разведка — это борьба не столько умов, сколько сердец. Без высокой патриотической идеи разведка из искусства служения Родине вырождается в тайное ремесло, абсолютно необходимое, но недостаточное для победы. Находясь на грани противостояния стран, смыслов и личностей, разведка первой, как лакмусовая бумажка, чувствует присутствие или недостаток правды. Быть на стороне правды — ее самое сильное оружие.

В служении Кима не было ничего от слепой веры, хотя работу разведчика можно сравнить со служением монашескому ордену — тот же строгий ритуал самоконтроля, безусловное выполнение установок сверху, добровольные самоограничения в жизни. Сделав свой выбор, Ким, как монах, поменял внешнюю несвободу на внутреннюю свободу человека, служащего высшему.

Ким работал на большее, чем СССР, он работал на идею справедливости, которая и сейчас не потеряла актуальности. Поэтому вопрос о трудной адаптации Кима к жизни в Советском Союзе не имеет смысла. Ким не был наивным идеалистом — среди высших руководителей спецслужб такие не встречаются. Он, профессионал высочайшего класса, тяготился не бытом, а своей недовостребованностью, равнодушием и недоверием тогдашних руководителей.

Разведка — не фабрика счастья. Это чисто земное дело, регулярно оставляющее вокруг себя людей с поломанными судьбами. За каждым разведчиком стоит трагедия, и по-другому быть не может, потому что в разведку, как искусство тайного, заложено неизбежное противоречие между целями и методами. Эту разницу Ким, как и каждый разведчик, возмещал сам, из своей души, нервов, из благополучия близких, а иногда и из своего кармана.

Идея служения опасна для наших противников, потому что она удваивает наши силы. Организаторы либеральной глобализации, стремящиеся создать универсального потребителя, понимая мобилизующую силу служения, ведут против него целенаправленную идеологическую войну. Тем, кто хочет править миром, всегда проще иметь дело с бесхребетными одиночками, служащими брендам, а не народам.

Рационалистический эгоизм отбирает у человека принадлежность к общему, к социуму — это залог его психического здоровья. Точно так же, как практика коммунизма в конце концов уперлась в естественное желание человека иметь что-то только для себя, либеральный капитализм вашингтонского розлива уперся в столь же естественное желание людей отдавать часть себя другим. 

Сейчас в мире наметился поворот от безразличия и потребительства к социальной активности. Как и сто лет назад, он спровоцирован страхом перед насильственным переделом мира и обострившимися социальными проблемами — кричащим неравенством и фактической утратой права на частную жизнь. Гедонизм и накопление этих проблем не решат. Образ «успешного человека», который нам годами продавал Запад, все очевиднее становится пустым, если не карикатурным. Люди ищут выход, ищут смыслы, ищут правду.

В российском обществе поворот к ценностям служения очевиден. Это и взрывной успех «Бессмертного полка», и огромные конкурсы в военные училища, и растущая тяга к волонтерству, к новым героям, таким как Магомед Нурбагандов, погибший со словами «работайте, братья».

Важно, что с этой жаждой служения, жаждой социальной активности будет делать власть. Она может испугаться и отдать служение на откуп политтехнологам, которые разведут, канализируют, упакуют, отмодерируют этот народный порыв в фейковые НКО под контролем циничных бюрократов.

Люди ждут от власти реального лидерства. Они искренне готовы служить стране, если с ними ведут откровенный разговор о том, что хорошо, что плохо и что необходимо делать дальше. В этом смысле инвестиции в правду — это самые прибыльные инвестиции, они заставляют миллионы безвозмездно отдавать себя стране. Готовность вести прямой и честный разговор — основа лидерства, которое привлечет к служению нашей Родине таких, как Ким Филби.

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир