Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Никто не ждет, что президент Владимир Путин будет участвовать в теледебатах кандидатов на его место. Он этого никогда не делал. И не потому, что не хочет. А потому что предметного разговора ждать не приходится. Нет сейчас ни одного оппонента, который предложил бы дискуссию в конструктивном ключе. Без истерики, взаимных нападок, без деструктива. Стоит президенту начать обстоятельно, с цифрами (как он обычно делает это на экономических форумах) отвечать на вопросы, дебаты потеряют всякий смысл. Путин и современная политическая борьба не имеют ничего общего. 

Остальные семь претендентов встретятся в федеральном телеэфире вместе, сообщил Центризбирком. В ЦИК поясняли, что формат выбрали сами телеканалы. Конечно, можно предположить, что формат «все со всеми» — это отсылка к американской практике. Экспрессивные ток-шоу, да и вообще шоу как таковые — привычная и обязательная часть любой избирательной кампании в США. Но в нашем случае всё дело не в желании равняться на западные практики. Дело в экономии.

Почти у всех российских общенациональных каналов в сетке программ уже есть такой формат: несколько политиков и экспертов собираются в студии и обсуждают какую-нибудь актуальную тему. На «ТВ Центре» это «Право голоса», на «России 1» — «60 минут», на «Первом канале» — «Время покажет». Зачем изобретать новые формы, строить студию, декорации, подбирать новых ведущих? Можно просто интегрировать политические дебаты в уже имеющийся привычный зрителю формат. И с высокой долей вероятности, так оно и будет. И несмотря на то, что кандидаты вроде как и без дебатов постоянно пасутся на этих тучных телевизионных полях, общественный интерес именно к президентским выборам позволит повысить рейтинги традиционных ток-шоу.

Впрочем, базовая аудитория программ останется прежней — в основном люди старшего возраста. Большинство из них воспринимает такие общественно-политические программы как увлекательные сериалы. Зрители знают, чего ждать от постоянных героев. Здесь есть устоявшиеся типажи. «Плохой американец», «государственное лицо», «активный патриот». Главное в этих типажах — не информация, которую они хотят донести, а эмоции. Именно эмоциональная составляющая сегодня доминирует в информационном поле в целом и в телеэфире в частности. Зритель жаждет эмоций, а не скучных предвыборных программ. Это ожидание определяет и поведение участников. Они понимают, что говорить надо коротко, ярко — шокируя, а не мямля. Среди кандидатов есть настоящие профи телевизионных дебатов. Владимир Жириновский умеет ярко зажечь, но при этом обладает замечательным чувством хронометража. Если сказать ему, что нужно говорить пять минут, то он будет говорить ровно пять минут — ни секундой больше и ни секундой меньше.

Из галереи типажей ток-шоу он давно выбрал себе роль агрессора. В этом амплуа он, без сомнений, будет выступать и сейчас. Роли его оппонентов тоже нетрудно предугадать. Ксения Собчак, которая тоже умеет жестко и довольно агрессивно дискутировать, может выступить в роли атакующего прокурора.

Остальным кандидатам придется сложнее, прежде всего, потому, что у них меньше опыта конфликтных дискуссий. Хуже всего, вероятно, Павлу Грудинину, которого выдвинула КПРФ. Он новичок в этой компании, на него будут нападать буквально все. У Максима Сурайкина из «Коммунистов России» тоже немного опыта. Но Сурайкину нечего терять, и он, наверное, постарается вести себя агрессивно, поддерживая свой имидж решительного «товарища Максима». Основатель «Яблока» Григорий Явлинский, несмотря на свой политический стаж, вероятно, будет бледно смотреться на общем фоне — демократам 1990-х годов нынешний зритель симпатизирует редко. Нет в них бодрости и задора.

Безусловно, вишенка на торте любого ток-шоу — когда в программе один из участников начинает бить другого. «Что будет, если свести вместе Жириновского, Собчак, Сурайкина и Грудинина?» — задает себе вопрос среднестатистический зритель. Нет, он знает, что до крайности не дойдет — всё же это президентская предвыборная кампания. Да и бьют в ток-шоу в основном «плохих американцев», но некий трепет предчувствия скандала освежает любую программу такого рода.

Впрочем, зритель, как мне кажется, давно уже не смешивает свой интерес к сериалам и эмоциональным выступлениям с вопросом выбора лидера страны на следующие шесть лет. Способность расшевелить зал, заткнуть кого-то за пояс в любом споре или перекричать оппонента в микрофон еще ничего не говорит об эффективности политика. Граждане больше не «выбирают сердцем» — эту стадию они уже прошли. Никому больше не хочется геополитических катастроф.

Автор  ведущий программы «Добров в эфире» на канале РЕН ТВ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...