Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Тайсон Фьюри одолел Чисору и защитил титул чемпиона мира по версии WBC
Мир
Израиль ударил по целям в секторе Газа
Армия
Российский военный отогнал горящую машину с боеприпасами и спас сослуживцев
Экономика
Правительство расширило субсидии и гранты для животноводов и сельхозпроизводителей
Мир
Будапешт назвал потолок цен на нефть РФ вредным для европейской экономики
Мир
В нескольких областях Украины объявили воздушную тревогу
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Австралию и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Спорт
Месси побил рекорд Марадоны и Роналду по количеству голов на чемпионатах мира
Армия
Связисты под шквалистым огнем боевиков эвакуировали раненых сослуживцев
Спорт
Исмаилов одержал победу над Шлеменко
Мир
Ирландский политик призвал главу ЕК поспособствовать приближению мира на Украине
Мир
Зеленский назвал установленный ЕС ценовой потолок на нефть из РФ в $60 несерьезным

Прямая, но нелинейная

Журналист, телеведущий Андрей Добров — об уникальности ТВ-формата «Прямой линии» с президентом
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С момента избрания президентом Владимира Путина возник вопрос об обратной связи с обществом: два из телеканалов «большой тройки» тогда контролировались олигархами, а РТР («Россия») еще не стал тем государственным гигантом, которым мы его видим сейчас. И вот уже в 2001 году возникает формат «Прямая линия с Владимиром Путиным», где президент лично отвечает на вопросы граждан страны. Возможно, это нельзя было назвать чем-то прорывным на телевидении — такой формат уже существовал на региональных каналах, однако масштаб его был совершенно иным. 

Можно, конечно, вспомнить опыт Венесуэлы, где Уго Чавес начиная с 1999 года каждое воскресенье сначала по радио, а потом с телеэкрана общался с гражданами в рамках программы «Алло, президент!». Но вряд ли в 2001-м году руководители ОРТ и РТР всерьез ориентировались на эту передачу.

В итоге «Прямая линия с Владимиром Путиным» превратилась в уникальный телевизионный формат, не имеющий аналогов в мире. Несмотря на то что Запад традиционно считает себя образцом демократии, мировые лидеры почему-то ограничивают свое непосредственное общение с народом.

Сейчас у программ с участием президента есть три генеральных формата, которые четко разделяются функционально. Это ежегодное обращение к Федеральному собранию, в котором глава государства обозначает перспективу курса страны на ближайший год для политической элиты. Потом — ежегодная большая пресс-конференция, где Владимир Путин отвечает на вопросы преимущественно региональных СМИ, в том числе и по темам, которые не освещаются СМИ общенациональными. И третий формат — как раз «прямая линия», общение непосредственно с гражданами.

Здесь президент может ответить как на глобальные вопросы, так и на частные, что, безусловно, всегда вызывает ажиотаж у аудитории — просто потому, что каждый ответ моментально фиксируется региональными властями. В обезвоженных трубах тут же начинает журчать вода, батареи теплеют, зарплаты выплачиваются. Так, в прошлом году после «прямой линии» начался срочный ремонт дорог в Омске. На остров Шикотан, где людям не платили зарплату и не давали выехать на материк, срочно вылетела специальная комиссия. А в Челябинскую область и в Северную Осетию приехали прокуроры — разбираться с долгами по зарплате в размере 70 млн рублей.

Казалось бы, такой формат — отличная имиджевая история. Не зря уже в 2005 году «прямую линию» с населением провел президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Правда, в его случае этот формат ежегодным не стал — прямые линии Назарбаева проводятся раз в несколько лет. В 2009-м на прямой разговор с гражданами решился тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили. А в 2011-м — Виктор Янукович. Но, как мы видим, дело не в формате, а в политике, который его применяет.

Необходимо учитывать, что «прямая линия» — это еще и социологическое исследование тех тем, которые волнуют население, потому что вопросы на стадии подготовки эфира объединяются по регионам и проблематике, фиксируя самые острые моменты. Неважно, прозвучат эти вопросы в эфире или нет — самые острые все равно отправляются главам местных администраций для устранения недостатков.

В некоторых СМИ периодически появляются сообщения о том, что вопросы президенту контролируют и даже репетируют. На самом деле так говорят те, кто незнаком с телевизионной технологией. Организация прямого эфира с включениями из разных регионов страны — очень сложный технологический процесс, который невозможно провести спонтанно. Что же касается вопросов, то очевидно, что Владимир Путин совершенно спокойно относится к вопросам любого характера. Более того, и «прямая линия», и большая пресс-конференция президента часто используются именно как площадки, на которых глава государства может ответить на вопросы, которые часто не попадают в повестку общенациональных СМИ.

Автор  ведущий программы «Добров в эфире» на канале РЕН ТВ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир