Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Рассказывать о настоящих героях всегда сложно. Ведь писать надо предельно искренне. Без неуместного пафоса и излишней патетики. При этом нельзя, просто никак нельзя позволить такой важной теме затеряться в сухих военных сводках или суетливо-безразличной «информационной картине дня».

Сегодня в Воронеже прощаются с Романом Филиповым, героически погибшим в бою с террористами в Сирии.

Мы почти привыкли к тому, что даже самые серьезные и важные слова в нашей жизни уже не наполнены реальным содержанием и смыслом, а чаще всего являются всего лишь фигурами речи. Однако это совершенно другой случай. Гибель Романа была действительно героической: отстреливаться до последнего, а затем подорвать себя гранатой, чтобы не попасть в плен, — почти хрестоматийный подвиг. 

Такое сложно понять в нашей обыденной мирной жизни, но для настоящего солдата (а значит, и настоящего человека) есть вещи пострашнее смерти. Хуже всего для настоящего воина — позор и бесчестие. Чем и стал бы плен у исламистских боевиков, известных своей звериной жестокостью и беспринципностью. Мы хорошо помним, как террористы расстреляли катапультировавшегося пилота Олега Пешкова, сбитого турецким истребителем F-16.   

Последние минуты жизни Романа Филипова были запечатлены на видео самими боевиками. Как правило, стараюсь не смотреть подобные материалы, дабы — даже как-то неловко в этом признаваться — беречь нервы. Однако эту уникальную хронику длиною всего в несколько секунд просмотрел многократно: то, что совершил Роман Филипов, — наивысшее благословение для воина. Почти кристально чистое «положить душу свою за други своя». 

Не перестаю удивляться тому, как человеку буквально за считаные секунды удается сделать такой титанически сложный выбор между жизнью и смертью. Ведь цепляться за свое существование — сильнейший животный инстинкт, заложенный в нас природой. Перебить его более сознательной, подлинно человеческой установкой чести и воинского долга — это гигантское свершение. Не уверен даже, можно ли найти слова, способные полностью отразить значение такого самопожертвования. Если провести осторожную, но совершенно оправданную параллель с Великой Отечественной войной, то лучше всего такой подвиг описан художественными средствами в фильме Ларисы Шепитько «Восхождение» (1976).

И здесь мы ступаем на довольно зыбкую почву, потому что со сказанным далее согласятся далеко не все. Но тем не менее. Даже если взять за пример почти эталонную историю ВОВ, героизм был массовым. Но было множество трусов. Однако все это с лихвой перекрывается подвигом тех бойцов, которые решили, что есть нечто более важное, чем собственное физиологическое выживание. Именно они обеспечили нам победу в той страшной войне. Именно их жертвенность, их подвиги (зачастую буквально на грани человеческих возможностей) искупили невообразимые подлости рода людского.

Можете считать такие рассуждения эдакой простецкой метафизикой, однако мне действительно кажется, что именно знаковые случаи самопожертвования таких, казалось бы, обычных ребят, как Александр Прохоренко, Магомед Нурбагандов, Александр Позынич, и многих других наших героев как бы перевешивают на мировой чаше весов всю бессмысленность и бесцельность нашего современного общества.

Конечно, те несколько секунд уникального видео, запечатлевшего подвиг летчика Филипова, не сегодня-завтра утонут в бесконечной массе всяких пустопорожних роликов. И информационно уйдет его «тема» — будет нещадно забита более свежими и «актуальными» публикациями. 

Однако имя летчика останется в названиях улиц в разных городах нашей страны. Самое важное для всех нас — даже если мы пока еще не до конца осознаем это — сделать так, чтобы такие улицы не становились всего лишь частью городского ландшафта, как это, к сожалению, нередко происходит с памятью о героях прошедших войн.

Поэтому хотелось бы обратиться ко всем тем, кто читает эту колонку, с просьбой: отвлекитесь от ежедневной суеты и хотя бы раз просто мысленно поблагодарите тех ребят, которые не пожалели своих жизней для того, чтобы мы могли продолжать свое в общем-то беззаботное существование. Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир