Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Предстартовая готовность к нарушению договора с Россией
2018-01-29 17:13:18">
2018-01-29 17:13:18
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В США разработают ракетный комплекс, нарушающий Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Решение об этом включили в закон об ассигнованиях на национальную оборону на 2018 финансовый год (NDAA’18) в декабре. И хотя заявлено только о желании создать ракету в будущем, есть обоснованные подозрения, что испытания образца уже ведутся. Об этом в материале iz.ru.

Ответно-встречное нарушение

В рамках NDAA’18 закреплено как доказанный факт нарушение Россией ДРСМД. Якобы Россия создала и даже развернула подвижный грунтовый ракетный комплекс (ПГРК) с крылатой ракетой SSC-8 (российское обозначение 9М729) с дальностью, подпадающей под ограничения договора (запрещенный диапазон от 500 до 5500 км). По оценкам, дальность ракеты составляет около 2000–2500 км.

Общественности не было представлено каких-либо свидетельств в пользу обвинения. Российские официальные лица говорили лишь о демонстрации американской стороной неких «размытых спутниковых снимков», которые ничего не доказывают. Вероятно, зыбкость доказательной базы и является причиной ее закрытости, что выглядит особенно глупо после демонстрации ее российским дипломатам. Однако после длительной информационной кампании, начавшейся еще в середине февраля 2017 года, нарушение договора Россией подается американской стороной как данность.

Боевые пуски крылатых ракет на полигоне Капустин Яр в Астраханской области

Фото: ТАСС

Запуск работ по собственному комплексу, по мнению Вашингтона, и есть главная мера, призванная «принудить Россию вернуться к соблюдению договора». Сразу после начала шумихи предложения были внесены инициативной группой законодателей в обе палаты конгресса в рамках так называемого закона по сохранению ДРСМД (Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty Preservation Act) и в значительной части попали в NDAA’18.

Итоговая версия предлагает начать разработку ПГРК с крылатой ракетой, оснащенной неядерной боеголовкой. Американская сторона заявляет, что теоретическая разработка не ограничена договором, и это действительно так: согласно пункту 1 статьи VI ДРСМД нельзя «производить ракеты и их ступени или пусковые установки и проводить испытания». Однако уже открытые планы разработки комплекса, нарушающего договор, заставляют внимательнее взглянуть на ряд текущих военных программ США.

Подход к снаряду

Летом прошлого года компания Lockheed Martin отчиталась об испытании своей перспективной противокорабельной ракеты AGM-158C LRASM, прошедшем 26 июля. Ракета стартовала при помощи твердотопливного ускорителя с наземной пусковой установки, якобы имитирующей перспективную корабельную.

Изделие создано в интересах флота на базе авиационной крылатой ракеты большой дальности AGM-158B JASSM-ER с минимальными доработками — установкой радиолокационной головки самонаведения и новой аппаратуры для передачи данных. Ранее сообщалось, что для ракеты рассматривается два типа старта: из вертикальной корабельной пусковой установки (ВПУ) Mk.41 и с самолета.

Противокорабельная ракета AGM-158C LRASM

Фото: commons.wikimedia.org

Само собой, полностью сохранены возможности оригинала по поражению наземных целей. Это, вероятно, и стало доводом для ВМС США, решивших в первую очередь оснастить ими палубную авиацию. Ведь в свое время от закупок JASSM-ER авиация флота отказалась, а собственных аналогов не заказала.

По данным производителя, дальность JASSM-ER — «более 925 км». Дальность LRASM официально не разглашалась, но оценивается как минимум в 550 км. Впрочем, нас дальность LRASM в дальнейшем интересовать не будет, так как ракеты обладают высочайшей совместимостью (габаритно-весовые характеристики, двигатель, внешний вид в целом) и с точки зрения запуска и пусковой установки не отличаются.

Американская сторона может сослаться на то, что испытания корабельных ракет с наземных испытательных пусковых установок разрешены ДРСМД. Это действительно так, и ранее Россия не высказывала претензий по этому поводу. Однако если приглядеться к этим испытаниям внимательнее, то в свете последних новостей из Вашингтона возникают определенные сомнения.  

Макет AGM-158 JASSM на выставке Ле-Бурже

Фото: commons.wikimedia.org/Duch.seb

Очень своевременное испытание

Во-первых, и варианты законопроекта, и итоговая версия NDAA’18 требовали от Пентагона еще до начала разработки полностью новой системы оценить имеющиеся ракеты на предмет переноса на наземную платформу. Крайне вероятно, что будет выбран именно этот путь, так как это очевидно дешевле и быстрее. Из серийно производимых в США крылатых ракет могут подойти Tomahawk или JASSM-ER. При этом последняя подается как куда более современная, высокоточная и малозаметная, хотя и уступает в дальности — у тактического «Томагавка» она достигает 1600 км.

Во-вторых, испытания из штатных ВПУ типа Mk.41, которыми оснащены эсминцы и крейсера американского флота, ракета LRASM прошла еще в 2013 году. Пуск июля 2017 года проводился из наклонной ПУ, разрабатываемой «по инициативным соображениям» якобы для оснащения перспективных кораблей. ВМС США о планах по закупке таких ПУ не сообщали, более того — они за эти годы не купили даже ракеты для стандартных ВПУ, ограничившись только версией с воздушным стартом для палубной авиации.

Запуск ракеты Tomahawk

Фото: commons.wikimedia.org/US Navy

Так почему же у ведущего поставщика Пентагона вдруг возникло желание тратить собственные средства с неясными перспективами? Случайно ли это совпало с тем, что весь прошлый год «ястребы» в американском военно-политическом руководстве требовали начать разработку системы, нарушающей ДРСМД, и под конец года добились своего?

В-третьих, нельзя не отметить и то, что именно наклонная ПУ будет более удобна для ПГРК. Такими оснащались в 1980-х годах Gryphon (наземный комплекс с ракетами Tomahawk) и его советский аналог РК-55 «Рельеф», да и современные китайские системы CJ-10 тоже такие же. Опубликованные изображения подобной установки больше напоминают другое изделие Lockheed Martin — комплекс ПРО THAAD, размещенный на унифицированном армейском шасси семейства HEMTT, которое, вероятно, будет использовано и для перспективного ПГРК.

Квадратные «шайбы» на концах «пакета» ракет хорошо фиксируют его при перевозке на транспортно-заряжающих машинах по суше. А вот на стандартной корабельной ПУ для ПКР «Гарпун» Mk.141 прекрасно обходились без них. Демонстрировались и макеты подъемной ПУ для оснащения патрульных катеров — хоть сейчас ставь на грузовик. Правда, зарубежные эксперты высказывали сомнения в реалистичности концепта, так как грузоподъемность выбранного катера всего 5 т, а четыре ракеты и ПУ вместе тянут на все восемь. Зато грузоподъемность HEMTT достигает 10 т.

Наземный ракетный комплекс Gryphon

Фото: commons.wikimedia.org

Таким образом, Пентагон подталкивают к выбору для перспективного ПГРК крылатой ракеты JASSM-ER. На предложения по использованию имеющихся систем законодатель отвел военным всего четыре месяца с момента принятия NDAA’18, так что производителю имело смысл подсуетиться заранее.

За 2017 год была продемонстрирована возможность запуска с наземной ПУ, потенциально пригодной для установки на колесное шасси, авиационной ракеты, причем с минимальными доработками (используются серийные твердотопливные ускорители). Это устраняет потенциальное отставание Lockheed Martin от фирмы Raytheon — производителя ракеты Tomahawk, которая может похвастаться уже существовавшей сухопутной версией своих изделий.

Однако подобные «инициативные работы» идут вразрез с повторяющимися заявлениями США о том, что они намерены сохранить ДРСМД и не выходят в своих «мерах по сдерживанию России» за его ограничения. Выбрав для дальнейших работ JASSM-ER/LRASM, испытывавшиеся с наземной пусковой, они нарушат положения договора. Причем, скорее всего, не обратив на это никакого внимания и продолжив уже открытую работу по выходу из ДРСМД параллельно с повторением мантр о российских нарушениях.