Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Энергетические книги Александра Петрова

Актер — о своем первом сборнике стихов, новом спектакле и фильме по собственному сценарию
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Востребованный молодой актер Александр Петров («Притяжение», «Гоголь») представил читателям свою первую книгу стихов «#Зановородиться. Невероятная история любви», приуроченную к премьере одноименного спектакля. Корреспонденту «Известий» поэт рассказал, как ему удается совмещать театр и литературу.

— Как возникла идея издать книгу стихотворений «#Зановородиться. Невероятная история любви»?

— Книга была сделана на основе моего спектакля с таким же названием. Мы специально выпустили тираж накануне большого шоу в Москве — как дополнительный к нему бонус. А сейчас я понимаю, что она может жить и своей самостоятельной жизнью. Это сборник стихов, многие из которых есть в спектакле, а некоторые добавлены дополнительно. Там мои мысли, откровенные интервью создателей спектакля и актрисы Ирины Старшенбаум. Плюс свободные страницы для записей. Я сам очень люблю блокноты, поэтому в книге есть много пустых мест, куда человек может записывать что-то свое. Может быть, вдохновившись моими стихами.

— В ваших стихотворениях часто встречается слово «вечность». Почему вас так волнует эта тема?

Каждый из нас задумывается о жизни и смерти. Но очень тщательно это скрывает. Мне в какой-то момент захотелось перестать это скрывать и вынести на свет вопросы, о которых я думаю параллельно своим делам. Ты можешь, например, мыть посуду и думать о жизни и смерти, о вечности. Потом ты эти мысли отвергаешь, тебя отвлекают, и ты не хочешь уже думать, но всё равно задумываешься.

Мне эта тема всегда была интересна, с юного возраста. Это любопытно. Я не сумасшедший, который каждый день целенаправленно думает о жизни и смерти, но в силу моего любопытства мне интересно, по каким законам существует вселенная, как люди влюбляются друг в друга, в чем это выражается, что они с этим делают. Это же необъяснимый факт. Вот эта необъяснимость меня всегда волновала.

— Принято говорить, что ничто не вечно.

— Сложный вопрос. Если говорить в принципе про человеческую природу, то да. Ходишь, смотришь на огромный город и понимаешь, что ты — маленькая песчинка, которую может снести снегопад. И тебя не станет. Но в то же время понимаешь: в тебе что-то такое сидит, что может быть вечным. Например, память. Неясно, как искать ответы на подобные философские вопросы. Притом что когда я пишу стихи, у меня нет определенной темы. Почему-то вдруг буквы превращаются в слова, слова — в предложения, это всё генерируется и собирается в один текст.

— Вы сравнивали свои ощущения с опытом других поэтов, которые делились откровениями по поводу стихосложения?

— Обычно никакого особенного вдохновения, чтобы вдруг прямо осенило, нет. Я просто начинаю писать. Могу сидеть с другом в баре, потом выйду покурить на улицу, достану телефон и запишу какую-то интересную мысль. Не получилось — убрал телефон обратно в карман.

Когда задумывалась история со спектаклем, я понимал, что его надо заполнять стихами. Тогда я сам себе дал задание — придумывать стихи. Сначала появилась история драматического шоу, а потом я понял, что стихов для него не хватает. Для персонажа в спектакле, который не я.

С другой стороны, понятно, что спектакль — про личное, мое, про вопросы, которые меня волнуют. Это синтез моих картинок из памяти и придуманной истории. Наша память устроена очень интересно: какие-то моменты почему-то в ней остаются, хотя изначально кажутся тебе совсем не интересными и ненужными. Но оказывается, что ты запомнил их навсегда, и через 10 лет взял и включил в спектакль. Странно. Такое чувство, что мозг умнее тебя самого. И мне захотелось ему довериться.

— В итоге вы стали больше писать?

— У меня нет установки «больше писать». Я же стихами на хлеб не зарабатываю. Поэтому нет задачи выходить на большие тиражи. Идет как идет.

— Вы в кино сыграли Николая Васильевича Гоголя — классика русской литературы. После этой роли не появилось желания себя в прозе попробовать? Или сценарий для фильма написать?

— Насчет прозы не думал, у меня и времени на это нет. А если говорить про сценарий, то давно уже были мысли на этот счет. Есть задумка короткометражного фильма, которую я давно вынашиваю. Но этот фильм будет сложным и дорогим в производстве, так что, наверное, придется снимать его за свои деньги. Буду сам себе сценарист, режиссер и продюсер. Но, кстати, хочу сделать еще один спектакль, где соединю и прозу, и стихи, и вообще попробовать совершенно новый формат. Не знаю, как дальше всё сложится, посмотрим. Главное, не чересчур серьезно относиться к тому, что ты делаешь. Проще смотреть на всё.

— Сейчас в обществе обсуждают проблему падения интереса к чтению. На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы люди больше интересовались книгами?

Хорошо, если бы по телевидению начали выходить современные программы, посвященные чтению. Не стандартные какие-то вещи про литературу, а интересные, где любимые всеми артисты что-то читают, обсуждают, разыгрывают с музыкой — в формате, близком современному зрителю. Тогда интерес к чтению повысился бы в первую очередь у школьников. Да и у взрослых.

Мне часто после моих выступлений говорили: никогда бы не подумали, что стихи Маяковского настолько крутые. «Облако в штанах» — это вообще что такое?! Почему меня заставляли это в школе читать, зачем? А тут вдруг человек услышал, и у него представление об этих стихах поменялось, ему захотелось взять Маяковского и прочитать. Сразу гордость берет: какую мощную энергетическую книгу держишь в руках!

Справка «Известий»

Александр Петров родился 25 января 1989 года в городе Переславле-Залесском Ярославской области. Закончил РАТИ-ГИТИС в 2012 году. Известен по ролям в блокбастере «Притяжение», а также в сериалах «Фарца», «Гоголь», «Полицейский с Рублевки» и других.

 

Прямой эфир