Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Нашей страной руководят идиоты», — так с горечью заявил сенатор-республиканец из штата Луизиана, полный тезка бывшего американского президента Джона Кеннеди в связи с отказом его коллег предотвратить прекращение работы правительства, называемое shutdown. Его коллега, влиятельный сенатор Орин Хатч поддержал Кеннеди, сказав, почти по Задорнову, что «Америка — это величайшая страна в мире, но довольно часто ее представляют весьма тупые люди».

Эти заявления были связаны с неспособностью сенаторов найти компромисс в ходе согласования основных статей бюджета страны. Такая неопределенность в ключевых пунктах главного финансового документа страны породила цепную реакцию — остановку работы госучреждений, а также музеев и национальных парков. Включая и главную достопримечательность Нью-Йорка — статую Свободы. При этом палате представителей все же удалось найти точки соприкосновения в вопросе бюджетного планирования. Ведь там у республиканцев значительный перевес. В сенате же этот перевес лишь в один голос, а по существующим правилам для прекращения дебатов и переходу к голосованию нужно минимум 60 голосов.

При этом суть конфликта заключалась в требовании президента США Дональда Трампа включить в госбюджет финансирование строительства «Мексиканской стены». Ну и принять другие иммиграционные ограничения в обмен на его согласие не депортировать немедленно так называемых мечтателей, то есть нелегальных иммигрантов, которые незаконно пересекли границу, не будучи при этом совершеннолетними.

Таких нелегалов насчитывается в стране около 800 тыс. Несколько лет назад либеральный президент Барак Обама своими указами разрешил им оставаться в стране, несмотря на то что самим фактом своего нахождения на территории США они нарушают закон. Так или иначе, но пока сенаторам договориться не удалось, shutdown вступил в силу и сотни тысяч госчиновников в понедельник утром не вышли на работу.

Хотя справедливости ради надо сказать, что подобные казусы случались и ранее. Начиная с 1976 года, когда были введены новые правила принятия бюджета, таких случаев было 17. Все они, конечно, создавали определенные неудобства, но, как правило, не длились долго. В среднем это продолжалось 10 дней, а самый длинный shutdown произошел при президенте Билле Клинтоне в 1995 году — 26 дней. А предыдущий состоялся в 2013 году при демократе Обаме и длился 18 дней, с 1 по 17 октября.

Все выходные сенаторы провели в переговорах, которые продолжились и в понедельник. В итоге они договорились возобновить на три недели работу правительства, но расхождения по-прежнему еще значительны. Обе партии обвиняют друг друга и гадают, кто из них больше потеряет из-за этого на следующих выборах.

Примерно 850 тыс. чиновников могли уже сегодня остаться дома. А более миллиона работали бы без гарантии выплаты зарплат. Речь шла о военных, авиадиспетчерах, сотрудниках метеослужб, государственных медицинских учреждений, секретных служб и др. Впрочем, согласно предыдущей практике, всем им рано или поздно вернули бы долги.

В ежедневной рассылке, которую я получаю от Трампа, он просит поддержки у своих сторонников, заявляя следующее: «Мы должны строить стену, депортировать нелегалов, в первую очередь преступников. Те демократы, которые этому мешают, будут обвинены в пособничестве в каждом убийстве, совершенном нелегальными иммигрантами».

В связи со сложившейся ситуацией открытым пока остается также вопрос, поедет ли Трамп в Давос на экономический форум, который стартует сегодня. С ним собиралась поехать большая команда, включая восемь ключевых членов его кабинета и еще по крайней мере семь высокопоставленных сотрудников. 

Однако нужно понимать, что в интересах как демократов, так и республиканцев все же как можно скорее найти выход из сложившейся ситуации. Помимо потенциальных электоральных издержек это может привести к потере политических очков как с той, так и с другой стороны. И отнюдь не добавит стабильности и без того пребывающей в турбулентности политической системе США.  

Автор — президент Американского университета в Москве 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир