Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В период избирательных кампаний нередко задается вопрос: а так ли нужны кандидатам и партиям предвыборные программы и насколько они отвечают запросам избирателя? Критики говорят, что эти программы сегодня никто не читает, а потому дополнительных голосов в момент волеизъявления они не прибавляют. Да и вообще наличие такого документа может подвести того или иного кандидата под лишние придирки оппонентов. 

Но это является лишь следствием либо низкого качества самих программ (и тут речь не только о содержании, но и о форме и стиле подачи предвыборных тезисов), либо неудачной «упаковки» этого продукта и такой же неудачной его трансляции потенциальной аудитории. 

Очевидно, что если кто-то публикует на своем сайте предвыборную программу на каких-нибудь 50 листов сложного для восприятия текста и на этом всё заканчивается, то ее действительно вряд ли прочитает кто-то, кроме достаточно узкого круга лиц, желающих понять, что, собственно, в итоге предлагается. Какой бы эта программа ни была классной с точки зрения детального анализа текущей ситуации и системности предлагаемых инициатив. 

Без упаковки в понятные и привлекательные для разных целевых групп форматы она и отклика не найдет, и ничего не прибавит политической силе или ее представителю. Условно — для молодежи, сидящей в YouTube, нужны не длинные тексты, а короткие креативные ролики. И, напротив, такие видеопродукты будут чуждыми для людей пенсионного возраста.

Есть и другой пример — когда программа изначально рассчитана на тех, кто не привык задаваться вопросом: «А как это всё реализовать?», и потому составлена из одних только популистских лозунгов из серии «за всё хорошее, против всего плохого». 

В России обычно это свойственно левым, и, судя по всему, эта практика не изменится и в ходе текущей избирательной кампании. Подобную программу можно считать нишевой, она способна заинтересовать определенное количество избирателей, но «прокачать» широкую аудиторию она, скорее всего, не сможет. Все-таки сегодняшний российский избиратель, несмотря на общемировой тренд на популизм, серьезно отличается от избирателя образца 1990-х годов. И одних только фантастических обещаний о моментальном возрождении всего и вся ему уже мало.

А вот тот факт, что предвыборная программа может стать поводом для критических замечаний по какому-либо из пунктов, для профессионального штаба — скорее плюс, нежели минус. Когда твою программу обсуждают в том числе оппоненты, у тебя гораздо больше шансов донести свои идеи до избирателя, в нужном ключе интерпретируя «острые моменты», чем в том случае, когда она никому не интересна.

В целом же, если мы посмотрим на мировую практику, предвыборная платформа политической партии или кандидата остается одним из основных ресурсов и атрибутов практически любой избирательной кампании. И это абсолютно логично, поскольку предоставляет человеку возможность осознанного и рационального выбора. Да и участнику выборов гораздо проще идти к людям с чем-то, чем фонтанировать идеями на ходу.

Кандидат может нравиться внешне, быть обаятельным и умным, хорошо говорить и отлично держать аудиторию, и это всё — тоже немаловажные факторы в копилку победы. Но одного этого в странах с развитой демократией недостаточно, чтобы завоевать большинство по итогам дня голосования. Если, конечно, мы не берем в расчет местные выборы в каком-нибудь мелком населенном пункте, где все друг друга знают с рождения и, соответственно, никакая программа не сможет качнуть маятник электоральных предпочтений.

Да, возможно и даже вероятно, что предвыборные программы в виде документов и в России, и в Европе, и в Америке читает не такое уж большое число людей, как хотелось бы. 

В любом случае основные программные блоки впоследствии тиражируются в средствах массовой информации и социальных сетях, становятся предметом споров на дебатах, озвучиваются в ходе встреч и выступлений и т.д. 

К слову, предвыборные программы были и у Трампа в США, и у Макрона во Франции, и они широко обсуждались как оппонентами, так и в целом в СМИ. 

Другое дело, что, к примеру, Twitter-аккаунт Трампа сообщал о намерениях будущего президента гораздо эффективнее, чем любой опубликованный официальный документ. Но это уже к вопросу о подаче. 

У Кеннеди сильной стороной был телевизионный формат.

Когда нужно было донести до людей информацию о том, что сделано и что планируется, уже будучи президентом, Франклин Рузвельт проводил так называемые беседы у камина — своеобразные радиообращения к гражданам.

Можно вспомнить о прошлых выборах российского президента, когда для обнародования своей программы действий Владимиром Путиным был выбран удачный формат публикации сразу в нескольких средствах массовой информации тематических статей, вызвавших серьезный медийный и общественный резонанс и позднее ставших основой для известных Майских указов.

Иными словами, вопрос об актуальности предвыборных программ может и должен стоять в плоскости их качества, упаковки и выбора каналов для трансляции, но никак не в их ненужности и ликвидации как инструмента. 

В противном случае человек будет просто лишен возможности делать выбор на основе сопоставления предложенных путей развития. Возможно, кому-то такой расклад пришелся бы по душе. Но всё же он явно не отвечает интересам избирателя в любой демократической стране мира.

Автор — политолог.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

Прямой эфир

Загрузка...