Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Спортивное поведение
2018-01-09 14:11:23">
2018-01-09 14:11:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На границе Республики Корея и КНДР прошла первая за два года встреча представителей двух государств, во время которой они договорились об участии северокорейских спортсменов в Олимпиаде в южнокорейском Пхенчхане и налаживании диалога между военными. В Москве и Пекине эту встречу приветствовали, японцы и американцы отнеслись к контакту Севера и Юга настороженно. Эксперты называют этот шаг прелюдией к возможной нормализации отношений между Севером и Югом. При этом не исключено, что, внезапно пойдя на контакт с Сеулом, Пхеньян намеренно вбивает клин в военно-политический альянс США и РК.

Начиная с января 2016 года представители Южной Кореи ежедневно дважды в день звонили на телефон, расположенный в демилитаризованной зоне на границе двух Корей, разделенных войной 1950–1953 годов (такая традиция звонить друг другу по горячей линии в ДМЗ действовала, за нередкими исключениями, с 1971 года). 

За два минувших года северяне ни разу не взяли трубку. Но 3 января представители Пхеньяна не только ответили на звонок с Юга, но и прислали южанам факс, выразив желание встретиться и обсудить участие делегации КНДР в предстоящих Олимпийских Играх. По сути, в Сеул было транслировано пожелание Ким Чен Ына, заявившего в новогоднем обращении к соотечественникам, что он хотел бы видеть северокорейских атлетов на соревнованиях в Пхенчхане.

Делегации КНДР и Южной Кореи на переговорах в демилитаризованной зоне в Пханмунджон

Фото: REUTERS/Yonhap

Встреча высокопоставленных представителей Севера и Юга прошла 9 января в деревушке Пханмунджон в здании синего цвета, именуемом «Домом мира». Более шести десятилетий назад именно здесь — на границе двух Корей — был подписан договор о прекращении огня, и с тех пор именно тут проходит большая часть контактов между сторонами, по сей день формально находящимися в состоянии войны.

Главным итогом первой встречи, о котором объявили в Сеуле, стало решение КНДР отправить на февральскую Олимпиаду делегацию, включающую не только спортсменов, но и представителей национального Олимпийского комитета, болельщиков и журналистов. Это решение связано с обещанием США и Южной Кореи отложить военные учения Foal Eagle, которые по сложившейся в последние годы традиции проводятся в феврале–марте, то есть должны были совпасть по времени с Олимпиадой.

А уже под занавес 12-часовых переговоров стало известно, что Пхеньян согласился наладить диалог между военными Севера и Юга. А вот другое предложение Сеула — провести встречи родственников, с окончания войны проживающих по разные стороны 38-й параллели, — северокорейцы проигнорировали. 

Фото: ТАСС/Dimitrios Karvountzis

— То, что происходит сейчас, — это попытка вернуться к тому, что уже было между Севером и Югом, к тем хорошим временам, когда стороны сотрудничали и регулярно встречались, — сказал «Известиям» глава Центра корейских исследований ИДВ РАН Александр Жебин, подразумевая «политику солнечного тепла» при президенте Ким Дэ Чжуне и его преемнике Но Му Хёне. 

По данным министерства РК по делам объединения, с 1971 года, когда состоялась первая встреча представителей сообществ Красного Креста обеих стран, Сеул и Пхеньян провели 640 переговоров по гуманитарным и военным темам, а также два межкорейских саммита на уровне глав государств в 2000 и 2007 годах. Процесс нормализации был заморожен в конце 2015-го: реагируя на ядерные испытания и ракетные пуски на Севере, предшественница нынешнего лидера Южной Кореи объявила о закрытии крупнейшего совместного проекта — промышленной зоны Кэсон. А Пхеньян в ответ оборвал все контакты с Сеулом.

Сейчас, откликаясь на примирительные инициативы Юга, Пхеньян стремится прорвать крепнущий антисеверокорейский фронт, считает Александр Жебин. За минувший год КНДР провела свыше десяти ракетных испытаний и одно ядерное, что было встречено беспрецедентно жесткими санкциями Совбеза ООН против режима. У КНДР, по словам российского эксперта, есть желание развивать экономику, что невозможно без хотя бы минимального уровня международного сотрудничества.

— Наиболее естественный путь такого взаимодействия — это сотрудничество с Южной Кореей. Это вполне отвечает и российским интересам: развитие между Севером и Югом экономических связей, рост доверия и предсказуемости повысят шансы на реализацию тех проектов с участием РФ, которые долго обсуждаются, но никак не могут реализоваться, — сказал эксперт.

Неудивительно, что Москва устами целого ряда официальных лиц приветствовала состоявшийся между представителями двух Корей диалог. А вот в Токио и Вашингтоне к нему отнеслись куда более сдержанно. 

— Оливковая ветвь КНДР и желание президента Муна возродить в новой версии «политику солнечного тепла» лишь усложняют для США задачу по противодействию ядерному Пхеньяну и вбивают клин в доселе единодушные усилия  по сдерживанию КНДР, — пояснил «Известиям» эксперт токийского Христианского университета и канадского Фонда по изучению Азиатско-Тихоокеанского региона Стивен Наги.

Эту мысль подтверждает и тональность заявлений американских чиновников. Вице-президент США Майк Пенс, к примеру, прокомментировал встречу в том ключе, что пойти на сближение с Сеулом Пхеньян вынудило «беспрецедентное экономическое и дипломатическое давление» США. И пообещал, что США продолжат действовать в том же духе, пока не будет осуществлена полная денуклеаризация Корейского полуострова.

Северокорейская делегация после переговоров покидает «Дом мира» в Пханмунджон

Фото: REUTERS/Yonhap

Такая позиция США может усложнить наметившуюся нормализацию в регионе. Ведь Пхеньян и ранее, когда еще не обладал средствами доставки ядерного оружия на значительные расстояния, не намерен был сворачивать ядерную программу. А значит, сейчас, когда в распоряжении Северной Кореи, похоже, действительно имеются ракеты, способные доставить ядерные боеголовки до континентальной части США, резонов отказываться от средств стратегического сдерживания у КНДР нет тем более. Именно с этих победных позиций лидер КНДР Ким Чен Ын и вышел на диалог с южнокорейцами. Неспроста в ходе нынешних переговоров представители Севера встретили «резким неприятием» предложение коллег с Юга возобновить диалог «по продвижению к миру и денуклеаризации».