Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Впервые с 2014-го в уходящем году был зафиксирован рост российской экономики. По предварительным данным Росстата, ВВП за три квартала увеличился на 1,6%. Оценочные данные третьего квартала оказались несколько хуже ожиданий рынка, и сейчас можно предполагать, что темпы роста годового ВВП составят 1,8%, что ниже официального прогноза МЭР на 0,2 п.п.

Основной драйвер экономического роста России — потребительский сектор.

Одной из отличительных черт уходящего года стала рекордно низкая инфляция. В ноябре она составила всего 2,5% в годовом выражении. Это минимум за всю историю наблюдений в современной России. В начале года большинство экономистов ожидали замедления всего до 4%. Среди причин опережающего снижения темпов роста потребительских цен можно назвать, во-первых, стабильную ситуацию на рынках нефти и валюты. За 11 месяцев этого года цена на нефть марки Urals в среднем составила $52,2 за баррель. Для сравнения: в 2016 году она стоила $41,2. Рубль отреагировал на это позитивно, укрепившись относительно всех иностранных валют.

Для цен на потребительском рынке курс нашей валюты по-прежнему очень важен за счет высокой доли импорта как в конечной продукции, так и в промежуточной. Другой причиной резкого снижения инфляции стали рекордный урожай и падение цен на продовольственные товары в июле–сентябре. За эти три месяца они упали на 3,5%, в то время как год назад — всего на 0,7%. Кроме того, возобновившийся рост в октябре–ноябре намного ниже прошлогоднего — 0,6% против 1,3. В следующем году можно ожидать, что темп инфляции скорректируется до 3,7–4%, что соответствует прогнозу правительства и целевому ориентиру Банка России.

Снижение инфляции и в общем неплохая ситуация на рынке труда позитивно отразились на динамике реальных зарплат населения России. В Росстате сообщили о том, что за 11 месяцев зарплаты выросли на 3,2% относительно соответствующего периода прошлого года. Динамика реальных доходов пока остается отрицательной, хотя темпы падения существенно сократились по сравнению с прошлыми годами. Но данный показатель не отличается высокой надежностью. Ранее в Минэкономразвития сообщили, что он рассчитывался по устаревшей методике, которая будет пересматриваться.

В целом можно сказать, что россияне чувствовали себя в уходящем году увереннее по сравнению с предыдущим. Шесть кварталов подряд в Росстате рапортовали о повышении индекса потребительской уверенности. Мы видим, что норма сбережений снизилась, это свидетельствует о том, что люди вновь готовы совершать покупки, в том числе тех вещей, в которых они себе отказывали в 2015–2016 годах.

Поддержку потребительскому сектору оказало и банковское кредитование. Портфель необеспеченных кредитов физлицам начал расти — за 11 месяцев прирост составил 8,9%. Этому способствует снижение доли просроченной задолженности — доля просроченных ссуд старше 90 дней составила в октябре 8,1% против 9,3 в начале года. Людям стало проще обслуживать свои кредиты, и они готовы брать новые. Кроме того, банки существенно улучшили свои системы оценки рисков. Теперь они позволяют точнее определять вероятность дефолта каждого конкретного заемщика, что, несмотря на увеличение выдач, нивелирует риск роста закредитованности. Скорее всего по итогам года мы увидим рост портфелей в пределах 11–13%. Примерно те же темпы сохранятся и в будущем году.

В реальном секторе экономики тоже видны позитивные изменения, хотя в отдельных отраслях осенью было отмечено замедление темпов роста. Во многом именно они повлияли на замедление темпов роста ВВП в третьем квартале. В сентябре была отмечена отрицательная динамика выпуска в добывающем секторе. В результате за январь–ноябрь его рост составил 2,2% против 3,1 по итогам первого полугодия. Промышленное производство выросло за январь–ноябрь на 1,2% относительно соответствующего периода прошлого года, хотя за первое полугодие этого показатель был равен 2%. В обрабатывающих производствах — всего 0,4% против 1,2 за первое полугодие. За счет пересмотра показателей с сентября динамика по строительству оказалась отрицательной. За 11 месяцев зафиксировано снижение на 1,9%, хотя по итогам января–августа Росстат сообщал о росте на 0,4%. Еще одной причиной замедления роста стало снижение выпуска в сельском хозяйстве в октябре из-за погодных условий. В определенной степени на ухудшение показателей второго полугодия влияет слабая динамика банковского кредитования. Портфель кредитов нефинансовым организациям за 11 месяцев снизился на 0,3%.

В отсутствие непредвиденного негатива в следующем году можно ожидать умеренного роста российской экономики. Скорее всего он будет находиться на уровне 1,8–2%. На рынке нефти ожидается некоторое повышение цен — примерно до $55,6 против $53 в этом году. Таким образом, существенных рисков для национальной валюты России сейчас не видно.

Инфляция, возможно, немного скорректируется вверх, но при этом останется на минимальных значениях. В этих условиях рост реальных зарплат сохранится. Есть вероятность, что динамика доходов также выйдет в область положительных значений. Что касается реального сектора, то на сегодняшний день можно сказать, что предпосылок для существенного усиления его роста пока не видно. Поэтому скорее всего мы увидим дальнейшее снижение ключевой ставки Банка России с целью монетарного стимулирования экономического роста.

Автор — аналитик банка «Хоум Кредит»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир