Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Родион Щедрин: «Я отношу себя к счастливейшим музыкантам»

К юбилею маэстро Московская филармония подготовила серию концертов с участием звезд мировой сцены
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

16 декабря народный артист СССР композитор Родион Щедрин отмечает 85-летие. К юбилею в России и Германии пройдут два фестиваля. Один из них — «85 лет. Родион Щедрин» — родился в стенах Московской филармонии и состоится в Концертном зале имени Чайковского. Второй организован альма-матер композитора Московской консерваторией: концерты проходят в Санкт-Петербурге, Туле, Алексине, Владивостоке, Мюнхене.

Главным сюрпризом для поклонников станет выступление самого маэстро в качестве пианиста. Родион Щедрин сыграет с Михаилом Плетневым в четыре руки на концерте в КЗЧ 15 декабря. Об этом юбиляр сообщил на встрече с журналистами.

Хотя у мероприятия был официальный статус, общение с Родионом Щедриным носило непринужденный характер. Маэстро не любит опаздывать, всегда приходит заранее. Так и на пресс-конференцию он пришел заблаговременно вместе с руководителем филармонии Алексеем Шалашовым. Композитор быстро скинул пальто и вошел в полупустой зал, готовый к диалогу. И неважно, что мероприятие должно было начаться через 20 минут.

— Для меня большая радость и честь, что фестиваль проходит на моей родной московской земле, — сказал Родион Щедрин. — Концерт 15 декабря будет необычным. Это идея Михаила Васильевича Плетнева. Он хотел, чтобы концерт был по типу концертов русского музыкального общества времен Рубинштейна, Чайковского, Зилоти. Когда симфоническая музыка соединялась бы с музыкой камерной, с голосом, игрой в четыре руки. Эта идея мне понравилась.

Спасаясь от света софитов, композитор надел солнцезащитные очки, предварительно попросив извинения у присутствующих. 

— Может, это композиторская болезнь? — пошутил он. — Ведь два таких гиганта, как Бах и Гендель, ослепли к концу жизни. Для меня это настораживающий факт.

В темных очках Родион Константинович был готов к самым разным вопросам.

— Вы специально для Мариинского театра и Валерия Гергиева написали оперу «Рождественская сказка». Ее премьера состоялась два года назад. А где же ноты? — поинтересовались «Известия» у композитора.

— Сочинение это совсем молодое. Только сейчас оно вышло из печати у моего издателя Шотта, он прекрасно издал партитуру и клавир, — обрадовал собравшихся композитор. — Я хочу воспользоваться вашим присутствием и напомнить, что у моих издателей Сикорского и Шотта права на весь мир, кроме России. Здесь права остаются только за мной. Кстати, у Альфреда Шнитке была такая же история. У него у первого в контракте был пункт, включающий его права на Россию. Что же касается первого воплощения оперы, я очень рад, что «Рождественскую сказку» делал тот же коллектив постановщиков, который делал и «Левшу», и «Очарованного странника». Наверное, будут и другие постановки с ними. А еще многое зависит от исполнителя, даст он душу произведению или загубит его.

— «Рождественскую сказку» сыграют на вашем фестивале 31 декабря в Мариинском театре. А где вы будете в этот день?

— У меня очень сложный график, немножко а-ля Валерий Гергиев. Конечно, я за ним не угонюсь, но все-таки. 15 декабря начинаются концерты в Москве. Потом я улечу в Мюнхен, где 19 и 20 декабря Гергиев с Мюнхенским филармоническим оркестром исполнит мою оперу «Очарованный странник». С ним приедут солисты Мариинского театра — все певцы как на подбор. 21 декабря вернусь в Москву. А 23 декабря у меня уже концерты в Петербурге. Там и Новый год встречу.

На праздниках Родион Щедрин акцентов не делает. Философски относится и к собственному юбилею, говоря, что это всего лишь повод для преувеличения. Но масштабу, с которым празднуют в стране его 85-летие, маэстро радуется. Шутит: «То, что дожил до такого возраста, — повод для праздника. Хотя рассчитывать на следующий юбилей было бы пределом легкомыслия».

Во время общения с прессой композитор вспомнил многих своих коллег.

— Я отношу себя к счастливейшим музыкантам, — подчеркнул он. — У меня были прекрасные отношения с Евгением Светлановым. Юрий Темирканов приезжал в Большой театр ставить мои «Мертвые души», причем бесплатно делал это. Театр только билет туда и обратно ему купил. С Геннадием Рождественским начиналась моя юность. Он первый сыграл «Конек-Горбунок», «Кармен-сюиту». А Слава Ростропович? Все мои виолончельные сочинения были сыграны им. Скрипичная музыка была написана в расчете на Максима Венгерова...

Удалось Родиону Константиновичу поработать и с композитором Леонардом Бернстайном, воспоминания о котором греют его сердце.

— У меня дома нет никаких фотографий, только фотографии любимой жены (Майи Плисецкой. — «Известия»). Но есть один снимок, на котором мы с Бернстайном пьем вино. Ну что поделать, он любил выпить. И я тогда тоже. Бернстайн был величайшим музыкантом. Его талант сверкал. Он был самым раскованным человеком, с которым я встречался в своей жизни. Однажды в Мюнхене на концерте он выступал вместе с певицей, имя которой уже и не вспомню. Но Бернстайн был так вдохновлен ее пением, что встал перед ней на колени. Раскованнейший человек — в своих суждениях, симпатиях, антипатиях. Слава Ростропович говорил: «Бернстайн — чемпион мира по поцелуям. А я — на втором месте».

С любым гением и небожителем Щедрин мог найти общий язык. Со многими дружил. Но есть человек, общий язык с которым он найти никак не может.

— Мой сосед по московскому дому курит на лестнице, и я не могу с ним справиться,  — пожаловался композитор. — Наверное, он считает меня последним якобинцем. Ну что делать... И в его случае моя дата рождения уже не помогает.

Под завершение конференции Камерный зал был полон. Кто-то из журналистов даже сидел на полу. А благодушно настроенный маэстро всё подначивал: «Ну спросите меня еще о чем-нибудь...». Опоздавшие интересовались тем, что уже было упомянуто. Но Родион Константинович спокойно повторял сказанное, добавляя, что интервью всё равно не будет давать, так что «пользуйтесь моментом»...

 

Прямой эфир

Загрузка...