Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Государственном Кремлевском дворце торжественно раздали золотистые статуэтки лауреатам Российской национальной музыкальной премии (РНМП), появившейся в реестре отечественного шоу-бизнеса год назад. Дебютную наградную церемонию в декабре 2016-го закрывала американская звезда Кристина Агилера, нынешнюю — веселый Шнур с группировкой «Ленинград». Пока эти моменты в короткой истории очередной российской музпремии выглядят самыми естественными и содержательными.

К слову, дорогие заокеанские гости присутствовали в Кремле и нас сей раз — в лице представителей американской академии звукозаписи и музея «Грэмми». Небольшую экспозицию ценных экспонатов данного музея развернули во время церемонии в одном из кремлевских фойе. Однако у белого «фендера» Ричи Блэкмора, гитары Эдди ван Халлена или проклепанной «косухи» Роба Хэлфорда — фронтмена пионеров британского хеви-метал из Judas Priest многолюдья не наблюдалось.

Народ скапливался возле «красной дорожки» этажом ниже, где дефилировали в пестрых вечерних туалетах герои российского телевизора и таблоидов: Филипп Киркоров, Николай Басков, Иосиф Пригожин, Валерия, Анастасия Волочкова, Виктория Лопырева и т.д. Они же вместе с десятками своих постоянных друзей-коллег расселись затем на диваны возле сцены и под междусобойные шутки-прибаутки с толикой воспоминаний и отрывистый конферанс обязательного Андрея Малахова поздравили друг друга с очередными достижениями.

Национальная музыкальная премия, патронами которой являются поэт-олигарх Михаил Гуцериев и всемогущий композитор Игорь Крутой, задумывалась и позиционируется как «российский аналог «Грэмми», но сейчас получается скорее «Грэмми» по-русски. Атрибутивно у нее есть многое от самой престижной мировой музыкальной награды.

Номинантов вроде бы выдвигают рекорд-лэйблы, независимые продюсеры и продюсерские центры. Электронное голосование осуществляют академики премии (автор этих строк в их числе). Правда, академиков у РНМП около 280, а в американской академии звукозаписи, определяющей соискателей «Грэмми», — 18 тыс. членов. И награждают лучших там почти в 80 категориях (а раньше было больше 100), охватывающих не только весь жанровый спектр современной музыки, но и многие ее прикладные отрасли: продюсирование, аранжировку, дизайн и др. У российской премии пока лишь 16 номинаций.

Но дело даже не в статистической разнице с «Грэмми», а в самом восприятии нашей «аналогичной» награды как участниками процесса, так и публикой. Все подобные затеи в России, как правило, разговор не о профессии и актуальности, а о влиянии и тщеславии. В российском шоу-бизнесе это началось еще с премии «Овация». За контроль над ней очень быстро развернулась нешуточная борьба, в процессе которой непрочный союз влиятельных отечественных музыкальных боссов даже создал альтернативную премию «Звезда», впрочем, по многим причинам очень быстро погасшую.

А потом эта конкуренция шоу-магнатов затоптала и «Овацию». Зато свои награды стали возникать едва ли не у каждого холдинга, связанного с шоу-бизнесом. «Золотой граммофон», «Песня года», «Премия Муз-ТВ» и еще с десяток структур вручают свои статуэтки, тарелочки, дипломы симпатичным или нужным им артистам, опять же ориентируясь вроде бы на различные западные премии (не только штатовские, но и британские, французские), а на практике делая свой «пафосный корпоратив».

И зрители кочуют с одного такого мероприятия на другое просто посмотреть на парад медийных лиц и послушать очередной концерт, практически не интересуясь и не запоминая, кого и за что награждают. Регалии важны лишь самим артистам и продюсерам для демонстрации в своем же довольно замкнутом кругу. Каждый из «своих» должен быть так или иначе награжден, если не в этом году, значит, в следующем. А основная задача церемонии — хорошая телекартинка и гарантия эфира в прайм-тайм на одном из федеральных каналов. То есть получение от проекта максимального пиар-эффекта.

Тенденции музыкального рынка и разнообразие его востребованных лиц на российских музыкальных церемониях не отражаются. Поэтому среди нынешних номинантов РНМП по-прежнему доминируют, условно говоря, завсегдатаи «голубых огоньков» и нет многих артистов, собирающих здесь и сейчас практически без рекламы (или только с информацией в соцсетях) аншлаги в многотысячных залах и дворцах спорта.

Им, правда, не очень-то и нужна «национальная музыкальная премия», а они не очень нужны ей. Так они и живут в параллельных мирах. Впрочем, создатели РНМП декларируют не только «честность и объективность» своей награды, но и уверяют, что хотят отражать реальную ситуацию на российском музыкальном рынке. И, по мнению многих, нынешняя церемония получилась успешнее предыдущей. Может, теперь пойдет по нарастающей и национальная музыкальная премия всё же станет по шажочку приближаться к «Грэмми»?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир