Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

От двух братских альянсов по фамилии Гибб и Янг, поставивших в 1970-х австралийский рок на одну ступень с британским и американским, к концу нынешнего года осталось по одному представителю. Старший из Гиббов — Барри лишился в этом веке Мориса и Робина, и в 2013-м один постоял на открытии памятника Bee Gees в почти родном для них Брисбене. У Янгов наоборот — теперь есть только младший — Ангус.

В своей фирменной кепочке, сценических шортах и футболке с логотипом AC/DC он может в одиночку перелететь через океан, сесть в какой-нибудь мадридской тапасной на улице имени их группы (да, в испанской столице есть улица AC/DC), чтобы помянуть своих старших братьев, которые осенью 2017-го покинули сей мир со зловещей последовательностью произведения Агаты Кристи «Десять негритят». 22 октября ушел Джордж Янг, один из сооснователей и басист раннего состава AC/DC, а вчера, 18 ноября, не стало Малькольма Янга (среднего брата) — ритм-гитариста и автора (наряду с Ангусом) фактически всего прославленного репертуара группы.

И сейчас адепты «диси» уж точно вправе подытожить историю одной из самых успешных команд мирового хард-рока. Этот процесс можно было начинать еще три года назад, когда AC/DC «огрызнулись» на свою судьбу пятнадцатым студийным альбомом с говорящим названием Rock or Bust (в вольном переводе — что-то типа «Играй рок или сгинь» или «Рок или гибель»). К этому моменту, опять же в духе «Десяти негритят», группа стала разваливаться буквально на глазах. И началось это, по сути, именно с Малькольма, который тогда уже не выходил с коллективом на сцену, а в 2014-м прекратил и студийную работу (хотя авторство всех композиций в Rock or Bust, как и прежде, обозначено тандемом Ангуса и Малькольма).

Но Янгу-среднему стало не до песен. Его накрыла тяжелая болезнь — деменция, разрушающая память и вообще мозговую деятельность. Группа официально объявила, что Малькольм в состав больше не вернется. Что в принципе и так было всем понятно. Ангус рассказывал, что проблемы с братом начались едва ли не десятилетием раньше, при записи альбома Black Ice. Хотя на концертах это особо не замечалось. Я был на одном из выступлений AC/DC в поддержку Black Ice на Олимпийском стадионе в Стокгольме, и Малькольм держался на сцене вполне уверенно. Правда, как раз перед этим турне он прошел курс интенсивного лечения, что на некоторое время дало позитивный результат. Но затем болезнь вернулась.

По словам того же Ангуса, брат стал забывать даже собственные риффы, придуманные им для хитов AC/DC. А потом и людей узнавал с трудом, вернее так: «Вы могли пообщаться с ним, выйти из комнаты и вернуться через минуту, но он уже не помнил, что вы только что виделись». Малькольма отправили в 2014-м в клинику. А многолетнего барабанщика группы Фила Радда — под домашний арест по обвинению в подготовке убийства (в чем он вскоре признался). Таким образом AC/DC перед очередным гастрольным туром лишился сразу двух ключевых участников. Радда заменил авторитетный барабанщик Крис Слейд, а Малькольма — племянник Стиви Янг. И в такой «комплектации» группа забивала под завязку стадионы, а по итогам года вошла в топ-10 самых успешных гастролирующих групп мира.

Однако вояж пришлось прервать, ибо еще один серьезный недуг подкрался к вокалисту команды Брайану Джонсону — он стал резко терять слух. Вняв рекомендациям медиков, Брайан, сменивший в AC/DC в далеком 1980-м погибшего от алкогольного «передоза» Бона Скотта, тоже состав покинул. Такой расклад удручил отыгравшего в группе 40 лет басиста Клиффа Уильямса. Он совершенно справедливо заметил, что уходит, поскольку «группы, в которой ему нравилось играть, фактически не осталось». Но Ангус, отныне единственный оригинальный член AC/DC и ее рулевой, свою партию еще не отыграл.

В выражении Rock or Bust он выбирает первое слово, и формально AC/DC продолжает путь. Каким бы странным он теперь не выглядел. В следующем году группа даже собирается записывать очередной альбом с новым вокалистом — Экслом Роузом. Лидер Guns’N’Roses, конечно, фанател «диси» с юности. Но всё же его призыв в группу смотрится, мягко говоря, чудачеством Ангуса или, да простят меня Янг-младший и его поклонники, какой-то наркотической тягой к деньгам, которых у Янг и так уже хватает на десять жизней вперед. Ибо Роуз в AC/DC — это как если бы Джимми Пейдж возродил Led Zeppelin и вместо несговорчивого Роберта Планта позвал вокалистом, скажем, Джеймса Хетфилда из Metallica.

Стоит ли? AC/DC дебютировали в 1975-м альбомом High Voltage. Это высокое напряжение спадает естественным образом, Ангус. Завершающийся 2017-й вместе с когортой прекрасных музыкантов (от Чака Берри и Фэтса Домино до Криса Корнелла, Честера Беннингтона и Тома Петти) унес и двух твоих братьев. Может, пора сосредоточиться на ухаживании за своим домашним садом?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир