Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ощущение застоя привело советских людей к 1990-м годам — времени саморазрушения и ломки всех социальных механизмов. Ведь именно в так называемую эпоху застоя, которая, как принято считать, началась при Брежневе, граждане огромной советской империи перестали верить в свое будущее. Перестали верить в то, что они сами — творцы своей жизни. Будущее виделось им однообразным, похожим на вчера и позавчера, а его неизменным ассортиментом стали комплексные проблемы отсутствия кадровых, социальных и экономических лифтов.

В СССР молодой человек заканчивал вуз, устраивался на работу и всю жизнь мог оставаться в должности, на которую пришел еще в юности. На одной и той же позиции, в одной и той же организации, 40 лет подряд. Как ему было сделать карьеру, когда нет перспектив? Ведь развивается человек только, когда у него есть мечта, когда есть стремление, цель. Но самое главное, эти цель и мечта — достижимы. С этим, впрочем, были большие проблемы.

Ведь как этих целей достичь, если вокруг — бюрократический класс? Если на все ключевые посты претендуешь не ты, а дети чиновников. Если главный принцип будущих назначений — хорошие связи и эти связи стабильны и долгосрочны, а времени ждать нет и не было. Да и ждать было нечего: номенклатура ширилась, крепла, места для человека извне в ней бы всё равно не нашлось.

Несомненно, стабильность — важный фактор сохранения политической и экономической систем. Это как одна из базовых основ при строительстве здания. Но ставка исключительно на эту основу, нежелание видеть перспективы и цели рождают апатию и застой.

Приоритет стабильности над развитием — вещь иллюзорная. Наоборот, именно развитие — основа стабильности. Пока ты крутишь педали велосипеда, ты не падаешь ни вправо, ни влево. Но стоит перестать их крутить — падение неизбежно. Устойчивость не происходит сама, только развитие, движение вперед может застраховать от падений и обеспечить стабильность.

И тут уже не до терминов, не до понятий, выводов и прогнозов. Со словами можно выйти в большую литературу, но вот дела — совсем другая сфера ответственности. А именно дел, ощутимых целей и перспектив ждут российские граждане. Одну и ту же картинку устаешь наблюдать даже в окне, что уж говорить о всей жизни. Возможность проявить все свои знания, навыки, достичь в своей сфере успеха — вот что способно зажечь человека в работе. Но если он этих ощущений лишен, если нет ничего, что свидетельствует о движении дальше, однообразная картинка в окне не сменяется окном возможностей — интерес будет быстро потерян.

Опыт позднего Советского Союза уже продемонстрировал недовольство застоем.

Это недовольство, безусловно, стало следствием беспросветности. Не все люди оказались готовы с этим мириться, конвертируя эту безысходность в разные типы политической активности. Некоторые уходили в глубокое подполье, другие — в диссидентствующие тусовки.

Люди жили музыкой, живописью, хипповали. Можно было работать кочегаром, грузчиком, сторожем и писать при этом определенные тексты, быть условным Борисом Гребенщиковым или кем-нибудь меньшего масштаба. В этом не было особой политики, просто люди нашли в этом выход. Но они этот выход — искали. Общее ощущение цоевского «Мы ждем перемен!» — будоражило.

Диссиденты-либералы сетовали, что страна свернула с капиталистического пути — этой магистральной, цивилизационной дороги. «Давайте равняться на Запад! Давайте сделаем всё как у них!» — вот их лозунг в те времена, очень популярный среди молодежи.

Диссиденты-левые, напротив, жаловались на отсутствие справедливости, отход от ленинских норм, ведь революция делалась не для того, чтобы появился класс бюрократов.

Сейчас в России нет недостатка в политических теоретиках. Стоит дать людям ощущение недовольства, показать на отсутствие перспектив, застоя в стране — тут же появятся националисты, неоязычники, кришнаиты — совершенно разные и подчас маргинальные группы людей. Они не откажут себе в удовольствии раздробить общество на кусочки, перехватить его политические интересы.

Всё это прекрасно понимает действующий президент, поэтому следующий срок главы государства — это срок политика, делающего ставку на развитие, на кадровые, социальные лифты, без которых оно невозможно. Запущен и работает серьезный, долгосрочный проект «Лидеры России». Его победителей ожидают сотни вакансий в высших органах власти, госкомпаниях и администрации президента. И эта история будет развиваться с каждым годом всё больше.

Такие мегапроекты, как Дальний Восток, Северный морской путь, Арктика, территории опережающего развития, нефтехимические кластеры, цифровая экономика, потребуют огромное количество кадров. Они сопоставимы с освоением целины и строительством БАМа. Всё это вместе будет способствовать вертикальной и горизонтальной мобильности и развитию.

Автор — профессор НИУ-ВШЭ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир