Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Манеж реконструировал жизнь революционного Петрограда

В Северной столице показали предметы быта 1917 года
0
Фото: Пресс-служба Центрального выставочного зала “Манеж”
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После того как бывшие императорские музеи Петербурга уже представили все свои выставки, посвященные революции, казалось, тема закрыта, итоги подведены. Однако Манеж тоже не остался в стороне от знакового юбилея и нашел особый подход. Было решено скрупулезно — месяц за месяцем — реконструировать жизнь столицы государства в 1917 году. Доказательство многообразия — спектр участников, предоставивших предметы из своих коллекций: от петербургских музеев-заповедников до мемориального «Разночинного Петербурга», от Военно-медицинского музея до Александринского театра.

Во всей экспозиции видна историческая тщательность, но и яркой образностью не пренебрегли. Собственно, только войдя в гигантский двухэтажный зал Манежа, зритель видит огромную инсталляцию авторства Бориса Мессерера, где виден этот сплав документа и символа. Циклопических размеров цилиндр, напоминающий гигантскую тумбу для афиш, «обернут» репродукцией цветного эскиза Головина к спектаклю Мейерхольда «Маскарад», вошедшему в историю как панихида по имперской России. А у подножия этого столпа — военные из черно-белой фотохроники, увеличенные до реального масштаба и словно обретшие плоть, пусть и фанерную.

— Мне было важно показать лица простых людей, делавших революцию, — рассказал «Известиям» художник Борис Мессерер. — Кто они, эти люди, готовые идти на смерть, участвовать в братоубийственной войне? Сочетание простодушия, революционной решимости, убежденности в правоте своего дела удивляет.

Выставленный на первом этаже предметный мир также смонтирован по принципу соединения разных начал. На одном полюсе большой витрины — мундирные костюмы августейшей четы и цесаревича, на другом — эстетские костюмы из мейерхольдовского «Маскарада». Между ними — снаряды и спасательный круг с крейсера «Аврора». На этом этаже можно увидеть уникальные дамские костюмы начала XX века из коллекции Натальи Костригиной, посуду, телефонный аппарат, мебель и огромные чемоданы, в которые упаковывали свои вещи бежавшие из России. Часть предметов демонстрируется как «клад» одной дворянской семьи — его случайно обнаружили на антресолях ленинградской квартиры в 1980-е. Кстати, нераспечатанные пачка кофе и плитки шоколада, привлекающие внимание публики, — оттуда. А стоящий без заграждений броневик или напечатанные сегодня киноплакаты, которые можно трогать, вносят элемент интерактивности.

На этой выставке убеждаешься, что дьявол кроется в деталях. Казалось бы, мы уже видели кумачовые знамена на выставках и в Русском музее, и в Эрмитаже, но там были вполне ожидаемые надписи вроде «Отречемся от старого мира». Здесь же — «Мы заставим уважать в официанте человека» или «Долой чаевые подачки».

Всмотреться в мелочи сполна можно на втором этаже, где, за исключением отдельных вещиц за стеклом, — распечатанные материалы: фотографии, выдержки из периодики, писем и дневников. Они расположены по 12 стендам-аркам (можно зайти внутрь), по числу месяцев. Все стенды оформлены по единому принципу: на внутренней части — ключевые события и фигуранты месяца, на внешней — социальная обстановка, быт, а также культурная жизнь, невероятно интересная и насыщенная. Перемещаясь от января к декабрю, зритель наглядно понимает, как менялась действительность. В феврале заметка о дефиците хлеба — при достатке сдобы и пирожных — еще могла быть слегка ироничной; одна из газет называет блинопустом наступившую Масленицу, поскольку «не из чего делать блины, мука таинственно исчезла». Осенью же, когда действуют продуктовые карточки, о голоде говорится с тотальным отчаянием.

Выбранные документы цепляют. Февральская афиша лекции «Новая женщина» — прелесть что такое. Зрителям предстояло услышать, кто она такая, новая женщина, чем отличается от старой, каковы искания ее души и ее свободный путь.

Стенды большие, информации много, и уже к середине «года» экспозицию с трудом воспринимаешь. С другой стороны, в этом виден колоссальный труд всех тех, кто делал выставку. И потратить на нее время и энергию, несомненно, стоит. Жаль только, что ей уготована короткая жизнь — до 6 декабря.

 

Прямой эфир