Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Олицетворение русского человека

Ушел из жизни певец Дмитрий Хворостовский
0
Фото: РИА Новости/Нина Зотина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не стало Дмитрия Хворостовского. Народному артисту было всего 55, но уже при жизни он стал легендой — певцом, о котором без колебаний говорят: великий. Его любили безоговорочно, причем даже те зрители, которые никогда не ходят на концерты классической музыки. Обаяние и слава Хворостовского не знали границ — ни стилистических, ни жанровых, ни территориальных. Мировой оперный олимп он покорил совсем юным и сразу стал для зарубежной публики олицетворением русского человека — могучего, талантливого, искреннего. Для нас же он был своим, родным — нашей гордостью.

Хворостовский родился в Красноярске. Там же окончил педагогическое училище им. А.М. Горького и институт искусств (класс профессора Е.К. Иофель). А сразу после выпуска стал солистом Красноярского государственного театра оперы и балета. Настоящий сибиряк — таким он оставался всегда, несмотря на бесконечные гастроли и жизнь за рубежом. Символично, что последний концерт уже тяжелобольной артист дал в родном городе. «Я должен был вернуться», — произнес со сцены Хворостовский. А зрители не могли сдержать слез.

Мировая слава Хворостовского началась с победы в Международном конкурсе оперных певцов в Кардиффе в 1989 году. Тогда перед певцом открылись двери главных музыкальных театров мира: Ковент-Гарден (Лондон), La Scala (Милан), Венская государственная опера, The Metropolitan Opera (Нью-Йорк)…

Пожалуй, это был первый советский певец, который добился такой популярности за рубежом, завоевал безоговорочное признание публики. Когда он ворвался в мировое оперное пространство, всех покорил не только его голос, но и его обескураживающая улыбка, — поделился с «Известиями» певец, народный артист России Юрий Лаптев. — В какой-то степени он развеивал тот миф, что у нас страна кошмаров и злобных людей. Можно сказать, он заново открыл Россию для мира.

Хворостовский исполнял ведущие баритоновые партии, берясь за самое сложное — как в вокальном, так и в актерском плане: «Дон Карлос», «Трубадур», «Риголетто»… Итальянцы, крайне придирчивые к иностранцам в операх Верди, моментально скупали билеты на выступления Хворостовского в La Scala и устраивали ему бесконечные овации. И всё же в первую очередь он был посланником русской музыкальной культуры.

Коронной партией для него стал Евгений Онегин в постановке одноименной оперы Чайковского на сцене Metropolitan Opera. Благородный, аристократичный, внешне холодный, но во время последней встречи с Татьяной демонстрирующий подлинный трагизм и бездну чувств — таков Онегин Хворостовского. Однако насколько высокомерен был его любимый герой, настолько сам певец всегда оставался открытым, искренним, внимательным к другим людям. Его — редкий случай! — любили не только зрители, но и коллеги по сцене.

— Когда Дмитрий Хворостовский в перерыве между репетициями приходил выпить чашечку кофе в огромный буфет Metropolitan Opera, вокруг него моментально собиралось множество людей: музыкантов, артистов… За его столом всегда царила невероятная атмосфера — звучали шутки, интересные и смешные истории, всё искрилось юмором! — рассказал певец Василий Ладюк.

Об этой открытости, демократизме Хворостовского говорят все, кто с ним общался. Худрук и дирижер коллектива «Мастера хорового пения», народный артист России Лев Конторович рассказал «Известиям» о совместных гастролях по Уралу и Западной Сибири.

— В череде городов, которые мы объехали, был и родной для Дмитрия Красноярск. После выступления для него был устроен шикарный прием в пентхаусе отеля. Когда он вошел туда и увидел только высокопоставленных гостей, спросил: «А где же хор?» — «Внизу, в ресторане на первом этаже». — «Нет, я пойду к хору». И спустился к нам, а за ним и все остальные. А угощения с шикарного стола переместили на общий праздник, — вспоминает Лев Конторович.

Снобизм был чужд Хворостовскому и в творчестве. Наряду с оперными партиями он с удовольствием исполнял русские романсы, песни, даже записал совместный альбом с Игорем Крутым, к этому проекту большинство академических певцов отнеслись со скепсисом. Но для Дмитрия искусство было выше стереотипов, а публика его любила во всяком амплуа, всегда с радостью принимала эксперименты артиста.

Казалось, впереди еще много таких экспериментов, новых партий и творческих побед. Но в июне 2015 года на сайте певца появилась страшная новость: у Хворостовского обнаружили опухоль мозга. Артист приступил к длительному лечению, однако при первой возможности стремился выйти на сцену. Одно из таких выступлений состоялось 25 апреля этого года в Торонто. Хворостовский пел с Анной Нетребко и Юсифом Эйвазовым. Вскоре после концерта супруги поделились с «Известиями» своими впечатлениями.

— Это был концерт-возвращение Димы после долгого лечения. Никто не знал, действительно ли Дима выйдет на сцену. Мы ему сразу сказали: «Дима, что хочешь, то и пой. Как хочешь, так и веди концерт», — рассказали Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов. — Планировалось, что программа будет состоять из итальянского репертуара. Но он захотел петь только на русском языке! И дал нам программу, в которую включил только русскую музыку. Мы планировали поставить трио из оперы «Трубадур» Верди, но накануне концерта Дима решил его не исполнять. Понятно, что каждый раз ему выступления давались очень тяжело. Но он спел всё, что задумал. И, конечно, был настоящим героем. Хворостовский взорвал переполненный зал своим выступлением.

Увы, возвращение оказалось недолгим. Но в памяти публики и в истории мирового оперного искусства Хворостовский останется навсегда. Соболезнования в адрес родных Дмитрия высказал Владимир Путин и другие государственные деятели, а также множество коллег артиста.

 

Прямой эфир