Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Смыть родной кровью
2017-11-13 17:09:17">
2017-11-13 17:09:17
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пакистанские власти на днях подвели итоги годичной кампании против убийств чести, начатой после расправы, учиненной над «пакистанской Ким Кардашьян» — блогером и моделью Кандил Балоч. Итоги неутешительны: несмотря на жесткие меры и суровое наказание, мужчины по-прежнему предпочитают смывать кровью нанесенные роду оскорбления — истинные или мнимые. Почему Исламабаду не удается справиться с древними племенными предрассудками, разбирался Iz.ru.

Сперва таблетка, потом смерть

Автор цитаты

«У меня не было выбора — я должен был убить либо себя, либо ее».

Васиму Азиму 25 лет. Он всего на год моложе своей сестры — Фаузии, более известной под псевдонимом Кандил Балоч. 15 июля 2016 года она приехала в дом своих родителей в городе Мултан — поговорить с отцом Мухаммедом и матерью Анвар Вай, повидаться с братьями и сестрами.

Арестованный Васим Азим в окружении полицейских

Фото: TASS/AP/Asim Tanveer

Автор цитаты

«Она была на первом этаже, а родители спали на крыше. Без четверти одиннадцать вечера я дал ей таблетку, а затем убил».

Родители, которых Васим также щедро накормил снотворным, обнаружили тело дочери только в районе полудня и немедленно сообщили в полицию. Уже при беглом осмотре стражи порядка поняли — девушку задушили: на горле остались следы пальцев и ногтей. Подозрение пало на братьев погибшей — Васима и Аслама Шахина, которые рано утром уехали из дома.

Васима поймали в 100 км от города. Он сразу же признался во всем.

Автор цитаты

«Я совершенно ни в чем не раскаиваюсь, — спокойно сказал он прямо в камеры во время пресс-конференции. — Она опозорила меня и всю нашу семью. Разумеется, я ее задушил».

Убийство «пакистанской Ким Кардашьян», как прозвала Балоч пресса, всколыхнуло страну. Спустя три месяца парламент Пакистана принял закон об ужесточении наказаний за убийства чести, но с тех пор ничего так и не изменилось. Менее чем за год пакистанская Комиссия по правам человека зафиксировала 280 преступлений такого рода — и это лишь верхушка айсберга. О большей части убийств такого рода полиция просто не узнает.

Шапка муллы и стриптиз для победителей

Балоч не зря называли пакистанской Кардашьян. Девушка, родившаяся в многодетной консервативной семье (у нее было 11 братьев и сестер) в далекой пенджабской деревне Шах Саддар Дин, благодаря своим упорству и дерзости пришла к успеху. Из кондуктора автобуса Балоч превратилась в популярного блогера и модель с миллионом подписчиков на Facebook.

По словам родных, Фаузия с детства мечтала о яркой жизни наподобие той, которой живут актрисы в бесконечных сериалах. В 17 лет ее выдали замуж за односельчанина Ашика Хусейна, которому она родила сына и от которого позже сбежала. По версии Балоч, Хусейн был «настоящим животным», оскорблявшим ее, избивавшим и насиловавшим.

Анвар Вай, мать Кандил Балоч

Фото: TASS/AP/Asim Tanveer

Автор цитаты

«Я ее и пальцем не трогал, — клялся покинутый муж. — Просто я не мог ее обеспечить. Я бедный фермер, мы не всегда могли себе позволить поесть дважды в день, а она хотела красивой жизни и требовала купить ей дом в городе».

Как бы то ни было, бегство в город позволило Балоч сделать карьеру. Сперва она жила в ночлежке, потом перебралась в съемную комнату. Первые вызывающие видео, самым развратным жестом в которых было подтягивание платья до середины бедер, она снимала в собственной спальне. Затем уже вышла на большой экран, постоянно появляясь в шоу, дерзко эпатируя публику. Она обещала станцевать стриптиз в том случае, если пакистанская команда выиграет чемпионат по крикету и, несмотря на то что пакистанцы проиграли, все-таки станцевала — правда, не раздеваясь, — в честь их победителей, команды Индии.

Половина Пакистана любила ее, половина ненавидела. После того как репортеры раскопали, что великая Кандил Балоч — на самом деле сбежавшая от мужа Фаузия, ее родственников в деревне начали травить. Разбогатевшая к тому времени модель купила родителям отдельный дом в городе, но поздно: брата Васима издевательства односельчан довели до белого каления, и он ждал лишь подходящего случая, чтобы расправиться с сестрой.  

Последней каплей стала история с муфтием Абдулом Кави — почтенным муллой и членом важнейшего комитета по наблюдением за луной. На одном из шоу Балоч, жившая тогда в Карачи, и Кави схлестнулись во время телемоста. Муфтий пообещал приехать в Карачи и наставить распутницу на путь истинный. Через несколько недель в Instagram модели появилась фотография: Балоч сидит на коленях у муллы, а на голове у нее — традиционная барашковая шапка-пирожок, которую носят муфтии. Позже Балоч рассказала, что он выпил с ней газировки и выкурил сигарету, невзирая на Рамадан. «Если ваши муллы такие лицемеры, как вы смеете обвинять других?» — риторически спрашивала она.

Муфтий Абдул Кави 

Фото: TASS/AP/Iram Asim

Так Кандил Балоч перешла черту. Кави с позором изгнали из комитета, где он наблюдал за луной. Через несколько недель Балоч не стало.

Кровавые деньги

Убийства чести — древняя традиция не только в Пакистане, но и на всем Востоке: племенные обычаи незапамятных времен требуют смывать оскорбление кровью. Но в Пакистане убийства чести, или, как их именуют в стране, каро-кари, приобрели характер эпидемии.

Во многом это происходит из-за огромного числа лазеек в законодательстве. Шариатское право, на котором частично базируется пакистанский свод законов, предусматривает либо возмездие за убийство (кисас), либо выкуп (дию). В Пакистане его нередко зовут «кровавыми деньгами». Если родственники убитого прощают преступника, то дело до наказания не доходит. Учитывая, что зачастую распоряжение об убийстве чести отдает глава рода, он же, будучи родичем погибшей, решает, как поступить с убийцей. К примеру, Васим Азим, как он сам признался, рассчитывал отсидеть в тюрьме два-три месяца и выйти, после того как родители его простят.

Похороны Кандил Балоч

Фото: TASS/AP/Asim Tanveer

По новому закону за убийство чести полагается минимум 25 лет тюрьмы, максимум — пожизненное заключение. Однако сам вопрос о том, является ли расправа именно каро-кари или, к примеру, убийством по неосторожности, всякий раз решает судья. А он тоже человек, и к нему можно найти подход. В итоге множество убийств чести в статистику просто не попадают.  Впрочем, бывают случаи, когда скрыть произошедшее не удается.

Новые методы

В среду, 13 сентября, на кладбище Мавладад города Карачи собралась толпа. Чиновники, врачи, полиция и служащие магистрата ждали, пока могильщики извлекут из земли тела двух подростков-пуштунов — 15-летней Бахт Джан и ее 17-летнего друга Рехмана. Заключение по итогам осмотра эксгумированных останков гласило: перед смертью юношу и девушку жестоко пытали. На теле у обоих остались следы ударов электротоком.

Следствие выяснило, что подростки полюбили друг друга и собирались бежать. Их поймали, и семьи пришли к соглашению: Бахт Джан и Рехман поженятся, а чтобы искупить оскорбление, семья Рехмана выдаст двух своих женщин замуж за мужчин семьи Бахт Джан.

Но вмешались старейшины. Племенной совет — джирга — решил, что нужно преподать окрестной молодежи урок на будущее. Бахт Джан замучили 15 августа, ее возлюбленного — на следующий день.

Убийство электротоком — новшество среди методов расправ с теми, кто нарушил законы чести. Как правило, их расстреливают, закалывают ножами, забивают камнями, сжигают заживо или душат.

Акция протеста в Пакистане после гибели Кандил Балоч

Фото: TASS/AP/Anjum Naveed

Верните мне убийцу

Полтора года назад отец Кандил Балоч сам отнес в полицию заявление с просьбой возбудить уголовное дело против своего сына.  «Она была бесстрашной девочкой, я не прощу и не забуду ее убийства», — сказал тогда он полицейским. Сейчас он просит снять с Васима все обвинения и отпустить на свободу.  «Я хочу, чтобы мой сын вернулся домой, — умоляет Мухаммед. — Он ни в чем не виноват».

За полтора года ярость, охватившая главу семьи Азим, улеглась. В конце концов, дочь не воротишь, а сын, сидящий пожизненно в тюрьме, — плохое подспорье. Впрочем, вряд ли Мухаммед дождется возвращения сына: пакистанский суд специальным решением запретил освобождать Васима даже в том случае, если его отец отзовет обвинение.

Дело семьи Азим стало одним из самых резонансных в Пакистане, и вопрос о судьбе убийцы Васима многое значит для страны. Если консерваторам все-таки удастся добиться его досрочного освобождения, убийства чести так и будут оставаться безнаказанными.