Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Экс-сенатор США допустил признание миром вхождения в РФ новых регионов
Армия
Российские беспилотники предотвратили наступление украинских диверсантов
Мир
NYT узнала об угрозе поддержке Украины после взрывов на «Северных потоках»
Армия
Военкоматы ЦВО отправили мобилизованных в пункты приема личного состава
Экономика
ЦБ может ужесточить требования к ипотеке под низкий процент
Мир
Во Франции заявили о готовности в ближайшие дни нового пакета антироссийских санкций
Армия
Призванные из запаса военнослужащие выполнили боевые стрельбы пушек «Гиацинт»
Мир
Выпущенная КНДР баллистическая ракета пролетела 4,6 тыс. км
Мир
Гендиректор Запорожской АЭС признался в сотрудничестве с украинскими спецслужбами
Общество
На «Госуслугах» запустили запись в добровольцы на спецоперацию
Экономика
Минприроды пересмотрит норматив тарифа за вывоз мусора

Крис Скиннер: «Россия на передовой цифрового банкинга»

0
Фото: пресс-служба ПАО Сбербанк
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российские и зарубежные финансисты сходятся во мнении: глобальный рынок блокчейн-технологий и криптовалют растет аршинными шагами. Причем с абсолютной точностью предугадать, в каком направлении он будет развиваться, пока не может никто. Тем не менее факты на лицо: финансовая система уже не будет прежней — к этому нужно быть готовым всем мировым и национальным игрокам. Эти и другие проблемы развития цифровых финансов на прошлой неделе российские банкиры обсудили с Крисом Скиннером, видным западным аналитиком СМИ, визионером, автором бестселлера «Цифровой банк». Перед своим выступлением в Корпоративном университете Сбербанка в Аносино господин Скиннер согласился ответить на вопросы российских журналистов. 

— Как вы видите развитие мировой банковской системы? Основные тренды? Какая роль предначертана России?

— Я часто говорю, что Европа и Америка имеют наследованную инфраструктуру, у нас масса наработок в банковском секторе — система, которая формировалась более 100 лет — и тут всё более-менее понятно. На глобальном уровне происходит следующее: вся банковская инфраструктура открывается к цифровым технологиям. Эта тенденция хорошо видна в Африке, где финансовый рынок нового поколения фактически создается с нуля. Что касается России, безусловно, у нее мощная, но в то же время более консервативная финансово-банковская система, которой потребуется индивидуальный подход и больше времени на трансформацию. Поэтому для таких передовых национальных компаний, как Сбербанк, сегодняшний вызов — это адаптироваться к новым финансовым технологиям с так называемым открытым исходным кодом. И параллельно избавляться от унаследованной системы.

— Каковы перспективы внедрения блокчейн-технологий в России? Ваши прогнозы?

— Я считаю, что в российском банковском секторе хорошо понимают перспективы развития блокчейн-технологий и выхода на мировые рынки. Я бы сказал, что по темпам развития этого сегмента Россия находится на передовых позициях. Например, по сравнению с Великобританией, в которой многие по-прежнему работают на устаревших системах прошлого века, российские банки пользуются технологиями 2010-х годов. Но, повторюсь, вызовов много. В частности, многие граждане до сих пор не доверяют высоким технологиям и с неохотой переходят к цифровому (мобильному) банкингу. Вопрос: как их стимулировать? Как должна выстраиваться просветительская работа регулятора и компаний, как в доступной форме рассказать клиентам о преимуществах новых технологий? Движение в этом направлении есть, но пока недостаточное. В любом случае для банков это хороший стимул и важный вызов, поскольку цифровая революция способна существенно снизить общие затраты. И люди смогут более оперативно взаимодействовать со своими банками. Проблема в России в том, что у вас огромная территория, где далеко не во всех отдаленных регионах достаточно развита интернет-инфраструктура. Соответственно, кроме всеобщей интеграции цифровых технологий встанет ребром и вопрос обучения местного населения и бизнеса пользоваться полным инструментарием цифрового банкинга.

— Как вы видите развитие в России рынка криптовалют, принимая во внимание особенности нашей экономики, которая по-прежнему сильно зависит от сырьевых рынков?

— Я уверен, что в России ситуация с криптовалютами примерно такая же, как в Китае или США: рынок и государство пока не до конца понимают, как с ними эффективно работать. Причина в том, что эти деньги не признают национальных границ — это глобальные валюты, которые вращаются в глобальных системах. Главный вызов на сегодня — как это регулировать? Я думаю, что со временем, скажем в рамках G20, появится единая международная структура для управления рынком криптовалют. Так рынок укрепится, одновременно исчезнут мелкие криптовалюты и приобретут большую силу такие известные бренды, как Bitcoin. Однако лет через 10 мы будем наблюдать еще одну трансформацию, в результате которой появится одна общая глобальная криптовалюта.

— Как решать вопросы кибербезопасности в момент такого стремительного развития цифрового банкинга?

— Сейчас регулятору и компаниям нужно подумать о том, чтобы  обеспечить должное регулирование в сфере хранения криптовалют. Основная банковская ценность — это обеспечение организацией безопасного хранения денег клиента. Однако многие либералы сегодня призывают к «демократизации» рынка и свободному регулированию. Это будет только усложнять жизнь тем, кто стоит на страже хакеров. Это противостояние будет только усиливаться в ближайшие годы.

— Сегодня у вас состоится встреча с руководством Сбербанка. О каких новых тенденциях в мире цифрового банкинга вы бы хотели поговорить? 

— Я общаюсь со многими представителям мировых банков: по моим наблюдениям, 9 из 10 топ-менеджеров полагают, что сегодняшний глобальный переход на «цифру» — это процесс «эволюции». Однако я же им пытаюсь доказать, что происходящее — это на самом деле  «революция». Традиционного бизнеса больше нет. Происходит трансформация всего, к чему мы привыкли. Мой главный посыл (и это основная идея моей новой книги): в мире никогда не было ситуации, когда любой житель мог бы вести прямую коммуникацию со всеми остальными людьми на планете. Это позволяет организовать между ними и эффективную систему валютных трансакций напрямую 24 часа в сутки 365 дней в году. У нас никогда не было такой структуры коммуникаций. 7,5 млрд людей живет на Земле, всего 2,5 млрд имеют банковский счет. Однако цифровая революция позволяет сегодня задействовать весь человеческий потенциал в банковской сфере. Это меняет всё: жители, которые ранее не были признаны ни одним из мировых правительств, теперь имеют возможность завести банковский счет, который не будет привязан к национальным границам. Информация по счету может рассматриваться как удостоверение личности, гарантия того, что человек имеет официальный статус гражданина мира. Это, в частности, позволит этих людей лучше защитить от работорговцев и других напастей. Граждане также получили удаленный доступ к микрокредитам, микрострахованию и другим важным услугам. Мои выводы: если вы думаете, что это «эволюция», в ближайшие 10 лет вы потеряете свой бизнес.

— В этой связи как должна быть выстроена стратегия развития таких крупных российских компаний, как Сбербанк?

— Я пишу свою аналитическую колонку каждый день, общаюсь онлайн с аудиторией. Недавно понравился комментарий одного читателя, который уверен, что самая важная должность в банке должна звучать как «исполнительный директор по канибализму». Полностью согласен. В структуре должен быть человек, ответственный за разрушение старой системы, способный генерировать новые идеи для инновационного развития и поиска инвестиций. На месте российских коллег я бы бросил вызов мировой цифровой революции и полностью пересмотрел бизнес-модель с учетом новой коммуникационной модели. Я задам вопрос: «Вы хотите ускорить лошадь или внедрить двигатель внутреннего сгорания?» По моим наблюдениям, в мире 99% компаний всё еще ускоряют лошадь. Однако 1% игроков — это интеграторы систем ХХI века. Такие компании разворачивают активную деятельность в Азии и Африке. Россия не исключение. Новые банковские технологии захватят рынки в ближайшие 10–20 лет, и это будут далеко не традиционные модели кредитования и ипотеки. Кроме того, появляются новые ниши для развития всевозможных стартапов и мелких финтех-компаний. Будет развиваться и рынок краудфандинга, который даст дополнительное финансирование инновационным компаниям из сектора малого и среднего предпринимательства без участия банков.

В России, повторюсь, скорость развития этих направлений будет напрямую зависеть от уровня доверия граждан к новым технологиям. Схожая ситуация наблюдалась в Китае и была замечательно решена с появлением таких платформ, как «Алиэкспресс». В России, помимо Сбербанка и некоторых других банков, я бы также отметил успешную работу таких IT-компаний, как «Яндекс», создающих новые онлайн-инструменты доверия клиентов компании. Однако здесь еще стоит учитывать специфику культуры отдельной страны. Всё индивидуально для каждого региона: то, что работает в США, необязательно будет работать в Китае и наоборот. Всё нужно сопоставлять с местной системой ценностей. И как раз Россия сейчас стоит на пороге поиска идеального для себя механизма. И, замечу, она весьма конкурентна в этом вопросе с остальным развивающимся миром. 

О своем впечатлении после встречи с Крисом Скиннером «Известиям» рассказал старший вице-президент Сбербанка, руководитель Sberbank CIB Игорь Буланцев. По его словам, Крис Скиннер в основном говорил о глобальном видении будущего мировых банков. Буланцев напомнил, что господин Скиннер был приглашен именно за свои заслуги в качестве международного визионера. Сбербанку важно оставаться в тренде меняющихся технологий и поддерживать живой диалог с профессионалами такого уровня, уточнил он.

— В портфеле Сбербанка  около 20 проектов на основе технологии блокчейн. В их числе факторинг с «МВидео», торговое финансирование с «Северсталью», документооборот с ФАС. Преимущество технологии блокчейн заключается в возможности передачи информации или ценностей без посредников, то есть напрямую между участниками. В этом заключается революционность технологии, освобождающей мир от посредников и позволяющей напрямую связать участников цифровой экономики. При этом доверие между участниками обеспечивает сам принцип технологии распределенного хранения и верификации информации. Одновременно блокчейн позволяет существенно сократить издержки на подтверждение операций и время их прохождения. Об этом подробно говорил Крис Скиннер.

Криптовалюты и криптоактивы — новые объекты собственности в цифровой экономике. Они формируют определенную нишу, дополняя существующие финансовые инструменты. На сегодня данный сегмент экономики слабо регулируется. Появление ясных правил игры позволит привлечь в сектор институциональных инвесторов, что положительно повлияет на размеры рынка.

Если говорить о технологии блокчейн в России, то препятствия для ее применения в законодательстве отсутствуют. Но требуется развитие правоприменительной практики, что позволит существенно снизить риски и повысить скорость проникновения технологии в экономику. Необходимо, чтобы у всех участников сделок было одинаковое понимание терминов (хеш, смарт-контракт, токен и т.д.).

Что касается развития применения технологии блокчейн между странами, мы сошлись во мнении, что потребуются решения по унификации электронного документооборота и цифровых подписей между разными государствами. В части криптовалют и криптоактивов в мире уже существуют разные определения, правила регулирования, учета и налогообложения. Это, в свою очередь, отрицательно сказывается на темпах развития данного направления экономики.

В Сбербанке согласны с господином Скиннером: нужно уделять вопросам безопасности большое внимание. Когда говорят о проблемах с хранением средств с использованием технологии блокчейн, то налицо не совсем верная постановка вопроса. Проблема не в блокчейн как платформе, а в отдельных программах.

Основная причина: разработчики очень быстро создают и выводят на рынок новые программы, не проводя полноценной проверки систем на уязвимость. Кибербезопасность требует системного подхода и времени, чтобы собрать, проанализировать и учесть большое количество факторов. К сожалению, большое количество решений с использованием технологии блокчейн пока, что называется, сделаны «в гараже». Поэтому если нет возможности провести серьезный аудит решения, то лучше крайне осторожно отнестись к доверию крупных сумм средств.

Мы солидарны с оценкой нашего западного коллеги: Россия сейчас находится в поиске технологических стандартов. Так, первая версия проекта ЦБ «Мастерчейн», в котором участвует Сбербанк, сделана на основе платформы Ethereum. По функционалу нам интересны и другие платформы — например, Exonum, Hyperledger Fabric, Quorum. И мы рассматриваем разные варианты их применения. Мы видим будущее не за конкретной платформой, а за общими стандартами, что позволит унифицировать подходы и положительно повлияет на развитие и распространение технологии. Поэтому банк экспериментирует с разными платформами и развивает отношения с разработчиками и консорциумами (АФТ, Hyperledger, Enterprise Ethereum Alliance).

Что на горизонте? Мы видим большой потенциал для развития технологии в разных областях экономики и активно работаем с клиентами банка по внедрению решений на базе технологии блокчейн. Если рассматривать горизонт в семь лет, то с использованием технологии блокчейн произойдет значительная унификация, ускорение и удешевление операций на финансовых рынках. И, однозначно, появятся новые финансовые сервисы для цифровой экономики, а финансовые инструменты, основанные на технологии блокчейн, сформируют собственную нишу.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир