Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Неверных на ножи
2017-10-09 17:38:27">
2017-10-09 17:38:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За годы борьбы с террором спецслужбы научились пресекать попытки экстремистов обзавестись оружием. Сегодня покупка химикатов в хозяйственном магазине способна стать основанием для того, чтобы человек попал в поле зрения силовиков. В сложившихся условиях террористы ищут альтернативные и более простые в исполнении способы сеять страх. Атака в Ницце продемонстрировала, что угнанный грузовик может стать не менее смертоносным оружием, чем бомба. Но, как показывает практика, для совершения теракта не нужна даже машина — достаточно обычного кухонного ножа. Если раньше теракты с ножами, случавшиеся в Китае или Израиле, в Европе были редкостью, то сейчас они происходят всё чаще. Почему это так и как противостоять этой угрозе, разбирался iz.ru. 

Определенно террористическая атака

30 сентября 2017 года из ворот полицейского участка в Лионе вышел 29-летний Ахмед, гражданин Туниса, разведенный любитель тяжелых наркотиков без определенного места жительства. На прошлой неделе его задержали за попытку украсть товар из магазина, однако свою вину он упорно отрицал, и полиция сочла, что доказательств недостаточно. Депортировать его на родину стражи порядка тоже не стали. На следующий день Ахмед, одевшись в черное, с криком «Аллаху акбар» зарезал на марсельском вокзале Сен-Шарль двух французских девушек — 17 и 20 лет. Одной он перерезал горло, второй вонзил 20-сантиметровый мясницкий нож в грудь и живот. Когда он попытался зарезать подоспевшего патрульного, тот выстрелил.

         

Фото: REUTERS/Jean-Paul Pelissier

Автор цитаты

«Это определенно была террористическая атака. Мы до сих пор не можем установить личность того, кто ее совершил»,—- рассказывал через несколько часов журналистам мэр Марселя Жан-Клод Годэн. Анализ отпечатков пальцев убитого террориста показал, что он не раз попадал в поле зрения французской полиции. Всякий раз его освобождали — слишком незначительны были преступления. При себе он имел несколько фальшивых паспортов. Настоящее его имя удалось установить лишь спустя несколько суток: Анис Ханначи, 25 лет, предположительно связан с запрещенным в России «Исламским государством». ИГ практически сразу взяло на себя ответственность за нападение.

Франция в последнее время стала излюбленной мишенью джихадистов с ножами. В июне алжирец пытался зарезать полицейского у Нотр-Дама, в феврале гражданин Египта напал на группу французских солдат возле Лувра. В прошлом году — три атаки, включая захват церкви в Нормандии, где нападавшие перерезали горло кюре. И одной Францией дело не ограничивается: атаки с применением ножей зафиксированы в Британии, Бельгии, Финляндии, Германии. Джихадисты достают европейцев даже на отдыхе — как в июле 2017 года в Хургаде, где 29-летний Абдельрахман Шабан зарезал двух немок и чешку.

Исламисты обещают, что это только начало: скоро европейцам предстоит столкнуться с полноценным ножевым джихадом — как это уже произошло в других странах.

Зонтик господина Лю

Поздним вечером 1 марта 2014 года шесть мужчин и две женщины, одетых в черное,  вошли в зал ожидания железнодорожной станции Куньмин в провинции Юньнань на юго-западе Китая. По сигналу главаря они достали длинные ножи, после чего началась резня.

          

Фото: Global Look Press/ZUMA/Lin Yiguang

Ножи нападавших напоминали скорее короткие мечи — 70 см длиной, и орудовали террористы ими отчасти как мечами: наносили рубящие удары в голову и шею, перерезали горло, упавших добивали.

Автор цитаты

«Двоих убили прямо передо мной: одному перерезали горло, а другому проткнули грудь, кровь была повсюду», — вспоминал очевидец Лю Гуйлинь, владелец небольшого магазинчика рядом с вокзалом. Увидев боевиков с ножами, Лю раздал семи посетителям магазина металлические стойки от зонтиков, и они вместе дали отпор нападавшим. Не растерялись и остальные пассажиры: когда первый шок прошел, они пустили в ход палки и огнетушители. Охрана вокзала помочь ничем не могла: двух сторожей боевики зарезали первыми.

Через 10 минут на место событий подоспел полицейский патруль из пяти человек. Автомат был только у командира. Он и стал главным героем дня, за 15 секунд уложив точными выстрелами одного за другим пять нападавших — четверых насмерть, одну ранил. Трем оставшимся боевикам удалось смешаться с толпой и покинуть место бойни — их задержали через пару дней. В ходе следствия выяснилось, что атаку организовали уйгурские исламисты-сепаратисты.

Не надо разжигать

Атака в Куньмине стала самым кровавым нападением такого рода. Погиб 31 человек, 143 получили ранения. 20 раненых китайские медики буквально вытащили с того света, проведя более сотни экстренных операций.

Куньмин — один из немногих терактов, информация о котором сразу просочилась в прессу. Однако основные китайские газеты, несмотря на то что их корреспонденты находились на месте событий, практически не публиковали собственных фотографий и заметок, перепечатывая официально одобренные материалы о теракте, выданные агентством «Синьхуа»: о том, что люди сдают кровь для пострадавших, что движение поездов восстановлено и ситуация под контролем.

Обычно китайские власти тщательно дозируют сведения, попадающие в печать, чтобы не сеять панику. Нередко граждане узнают о произошедшем теракте лишь спустя несколько месяцев — из сообщений о ликвидации его устроителей.

          

Фото: Global Look Press/ZUMA/ROPI

Еще одна причина жесткого контроля за утекающей в СМИ информацией — опасность разжигания межнациональной и межрелигиозной розни. Для опасений такого рода у Пекина есть все основания: так, после атаки в Куньмине в китайских соцсетях распространились сведения, что нападавшие пощадили владельца одного из ресторанов по имени Хань Гоцзюнь, из-за того что на голове у него была белая шапочка, которую носят китайские мусульмане-хуэй. Хотя СМИ почти сразу опровергли эту версию, осадок остался.

Израиль, к оружию

Еще одна страна, которой пришлось разбираться с волной нападений с использованием холодного оружия, — Израиль — действует прямо противоположным образом.

В сентябре 2015 года еврейское государство столкнулось с так называемой интифадой ножей: сотни палестинцев по всей стране атаковали евреев — гражданских и солдат. Они использовали самое разное оружие, от камней и самодельных бомб до автоматов, но символом этих событий стали обычные хозяйственные ножи, купленные в магазине.

Автор цитаты

Хотя террор начался после выступления с трибуны ООН Махмуда Аббаса, призвавшего к восстанию, интифаду активно подогревали пропагандисты ИГ и «Аль-Каиды». Волна нападений пошла на спад лишь к лету 2016 года и окончательно угасла к январю 2017 года. За это время от рук арабских боевиков погибли 36 израильтян: 31 гражданский и пять силовиков, плюс еще двое пали жертвами дружественного огня. 558 человек получили ранения.

Израильские власти реагировали принципиально иначе, чем китайские. Иерусалимский мэр Нир Баркат заявил, что все, кто имеет право носить оружие, должны в тяжелые дни иметь его при себе. По словам Барката, идет война с террором и израильтяне должны чувствовать себя на военных сборах. Мэр лично показал пример согражданам, явившись в арабский квартал Иерусалима с винтовкой на ремне.

Мэра, которого немедленно раскритиковали проарабские издания, поддержал премьер Биньямин Нетаньяху. «Гражданские находятся на передовой войны против терроризма и всегда должны быть наготове», — объявил он.

Судя по всему, такая тактика принесла успех. Множество терактов было предотвращено благодаря решительным действиям вооруженных свидетелей, ликвидировавших или задержавших боевиков еще до того, как они успели причинить какой-либо вред.

Свой путь

Пока Европа и конкретно Франция обходится условно малой кровью — в основном благодаря тому, что после недавних терактов все места скопления народа буквально набиты солдатами, патрулирующими улицы в рамках операции «Сентинель». Однако вечно держать армию на улицах нельзя.

          

Фото: Global Look Press/ZUMA/Julien Mattia

Опыт Китая и Израиля при всех различиях дает один важный урок: замыслы террористов срываются, если они получают решительный и жесткий отпор от тех, кого считали своими жертвами. Если бы безоружные пассажиры в Куньмине не дали бой вооруженным боевикам, используя палки, стойки и огнетушители, то жертв было бы куда больше. Если бы израильские граждане не послушали мэра и премьера и не применяли оружие против нападавших с ножами, убитых были бы не десятки, а сотни.

Пока неясно, правда, способна ли на такой отпор Европа, привыкшая к мирной жизни и всеми силами стремящаяся стереть границу «свой-чужой». Если нет, то европейцам придется искать свою — новую — тактику борьбы с террором.

Загрузка...