Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Непостижимый Олег Ефремов

Художественный театр отметил 90-летие со дня рождения своего худрука чаепитием и рок-концертом
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

1 октября Олегу Николаевичу Ефремову исполнилось бы 90. В этот день его коллеги, друзья, ученики, родные собрались в МХТ имени Чехова, которым он руководил 30 лет. Вечер воспоминаний завершился рок-концертом.

Инсталляция встречала пришедших на вечер гостей. В восьмом ряду стоял стол Олега Николаевича с включенной настольной лампой, на нем листы для записи и пепельница с дымящейся сигаретой. На экране Ефремов рассказывал о театре и шла хроника его репетиций. То есть он будто присутствовал в этот вечер.

В Зеленом фойе собравшихся ждала выставка, подготовленная Музеем МХАТа. Среди экспонатов — костюмы, документы, личные вещи и, конечно же, множество фотографий. В портретном фойе накрыли столы с пирогами и яблоками. Пианист Андрей Коробейников играл на рояле Скрябина и Рахманинова, любимых композиторов Ефремова. 

— Он был влюблен в жизнь, влюблен в дело, которым занимался, — начал вечер народный артист РСФСР Евгений Киндинов. — Я впервые увидел Олега Николаевича на Старом Арбате в Доме пионеров. Там был театральный кружок. И вот однажды туда пришел Ефремов. По Москве уже ходили слухи, что он создает «Современник». И вдруг он пробегает по коридору. Оказалось, Олег Николаевич был учеником нашего педагога Александры Кудашевой, которая училась актерскому мастерству у Михаила Чехова до его отъезда в Америку.

Буквально через одно рукопожатие, как говорят актеры. Ефремов, можно сказать, ученик и Чехова тоже. Своих учителей Ефремов чтил всегда. Станиславский и Немирович-Данченко для него были богами. А для многих своих учеников Олег Николаевич сам стал небожителем.

Для Авангарда Леонтьева встреча с ним — «самая большая удача в жизни». Стать частью «Современника», который в 1956 году организовал Ефремов, было мечтой многих актеров.

— Он был мощной личностью, непостижимой, бездонной, с интеллектом немыслимым, а казался простачком с городской окраины, — вспоминает Леонтьев. — Ефремова любила труппа «Современника», оказаться в его «плену» было счастьем. Я только пришел в театр, и как-то Олег Николаевич говорит мне: «Я о тебе думаю, лапуля, думаю. Вот сейчас пробиваю пьесу Розова. Трудно идет. Ты будешь играть в ней». Будто думать ему было не о ком, как обо мне. Но он все-таки думал. И когда пьеса «С вечера до полудня» прошла цензуру, я играл в ней, как он и обещал.

Ефремов бился за людей, за театр. Ценил талант. Не терпел премьерства.

— А еще Олег Николаевич был фантастически преданный человек, — рассказала народная артистка России Наталья Тенякова. — Он узнал, что в Ленинграде власти «закатывают в асфальт» Юрского. В общем — запрет на профессию. И тут же Ефремов требует собрать худсовет и предлагает принять в труппу артиста Юрского. Худсовет соглашается. Окрыленный Ефремов звонит нам: «Немедленно приезжайте». Но пока мы с Сергеем Юрским ехали в Москву, Олегу позвонили сверху и запретили брать его во МХАТ. Он очень переживал.

Юрского в итоге взяли в труппу Театра Моссовета, потому что он не подчинялся Министерству культуры. Но, памятуя ту ситуацию, Ефремов позже предложил Юрскому компенсацию — сцену МХАТа для любой постановки. И тот поставил спектакль «Игроки XXI», имевший сумасшедший успех.

Последней работой Ефремова в театре был спектакль «Сирано де Бержерак». Олег Николаевич выбирал между «Гамлетом» и «Вишневым садом», но все-таки предпочел Ростана с его историей о поэте, ведь поэт в России больше, чем поэт. Над постановкой работал, несмотря на болезнь. Зная, что уходит, хотел успеть многое.

За четыре дня до смерти поехал в усадьбу Станиславского в Любимовке. Даже на гастроли на Тайвань с труппой собирался. И до последнего запрещал сдавать свой билет, пытаясь найти в себе силы на поездку. Но артисты улетели без него и, будучи далеко от Москвы, узнали, что 24 мая 2000 года Олега Николаевича не стало. Чтобы труппа смогла проститься с Ефремовым, перенесли дату похорон.

На грустной ноте вечер памяти заканчивать не хотелось. Гостей пригласили на сцену. Там их ждал сюрприз. В пустом зрительном зале стояли картонные изображения Олега Ефремова. Он смотрел на собравшихся с фирменным прищуром и улыбался. А затем последовал мощный финальный аккорд — выступление Юрия Шевчука и группы ДДТ. Возможно, окажись Олег Николаевич на этом празднике, он бы тоже им подпевал.

Прямой эфир