Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После долгих раздумий правительство все-таки решилось на индексацию акцизов на моторное топливо в следующем году. Для смягчения возможных рыночных шоков предусмотрен не единовременный скачок, а две «волны»: с 1 января и с 1 июля 2018 года фискальные надбавки определены в размере 50 копеек на каждый литр бензина и дизельного горючего. 

Министр финансов Антон Силуанов пояснил, что такое решение было принято для реализации масштабных планов по строительству новых автомобильных дорог, в первую очередь в Крыму, Калининграде и на Дальнем Востоке; и что акцизные сборы поспособствуют в целом улучшению инфраструктуры для автомобилистов. По его словам, в 2018 году повышение акцизов на бензин и дизель обеспечит 40 млрд рублей дополнительных доходов в бюджет.

То есть Минфин оправдывает свою инициативу тем, что цель решения по акцизам благая: так будет эффективней решаться проблема дефицита и качества дорог. Однако умалчивается оборотная сторона — ведь в социальном разрезе это далеко не популярное решение, к тому же назначенное на выборный год.

Очевидно, рост акцизных ставок на топливо в итоге отразится на конечном потребителе горючего. Нефтяные компании перенесут акциз в розничные цены — и хотя это будет происходить плавно, тем не менее выдержать норму роста цен на бензин в настоятельно рекомендуемом профильными регуляторами (Минэнерго, Федеральной антимонопольной службой) пределе — не выше годовой инфляции.

Собственно, перманентный рост цен на бензин сейчас может быть оправдан производителями еще и конъюнктурными переменами на мировом рынке нефти: биржевые котировки в середине сентября вышли на рубеж в $55 за баррель сорта Brent, чего не было с апреля прошлого года.

Хотя, как известно, в периоды обвала углеводородных цен на мировых площадках российский розничный рынок топлива не отыгрывал этот тренд. И в поисках справедливых объяснений парадокса нефтяники сетовали больше на то, что куда более солидное влияние на стоимость бензина оказывает именно фискальный базис — якобы это последствия налогового маневра для отрасли и роста акцизов, — подчеркивая незначительность сырьевой составляющей в цене литра бензина.

Даже в «спокойном» в плане акцизов текущем году цены на внутреннем рынке топлива значительно обгоняют инфляцию — это уже «выход за флажки». Регуляторы не раз обозначали свою позицию — удорожание топлива на годовом отрезке не должно превышать уровня инфляции. Хотя по этому макроэкономическому показателю как раз успех: инфляция пока ниже прогнозной, и к концу года целевой показатель может быть перевыполнен и оказаться ниже 4%.

Вероятно, нефтяные компании намеренно не учли в своих планах по развитию розничного бизнеса  столь существенное укрепление рубля. Так они компенсируют потери в нефтепереработке, маржинальность которой продолжает снижаться из-за системных налоговых трансформаций.

Парадокс истории с акцизами и в том, что правительство, у которого в периметре генеральных задач — снижать или как минимум удерживать инфляцию в приемлемых рамках, своими же решениями де-факто может загнать себя в угол. Рост акцизов неизбежно спровоцирует скачок цен на энергоносители, что и станет катализатором роста инфляционных настроений.

Сама же резолюция по акцизам на следующий год автоматически актуализирует вопрос по отмене транспортного налога. Поиск социальной справедливости в этом контексте должен быть продолжен, особенно если учесть предстоящий выборный год. И здесь, предвижу, возможны ощутимые подвижки — потребитель все-таки может рассчитывать на компенсацию. Как известно, глава Совета Федерации Валентина Матвиенко летом отмечала, что транспортный налог для всех категорий автотранспорта правильно будет отменить в случае повышения акцизов на бензин. По ее мнению, индексация акцизов на топливо является более справедливой мерой, чем транспортный налог. Правда, со спикером верхней палаты парламента не согласны в Минфине и Минтрансе, где пока не считают возможным идти на такие послабления для автовладельцев.

Несогласие граждан с пресловутым транспортным налогом порой выливается в весьма курьезные случаи. В Омске, например, обсуждается забавная история, как местный житель, долгие годы не желавший платить транспортный налог, сдал в итоге автомобиль в пункт приема металлолома, при этом сообщив в полицию, что его машину угнали. Правоохранители его аферу разоблачили, и теперь мошеннику грозит уголовная ответственность.

Но если серьезно, то политические риски от фискального ужесточения в топливном сегменте могут быть заметно недооценены. 

Автор — руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир