Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Цены на нефть снова поднялись до $54 за баррель. Причина — данные о снижении добычи в странах ОПЕК и падение производства в США, которое не устояло под напором урагана «Харви». А сейчас американская «нефтянка» готовится подсчитать потери от урагана «Ирма».

Нотку неопределенности и беспокойства в мировой рынок вносят очередные санкции против Северной Кореи — на этот раз включающие в себя ограничения по нефтепродуктам и сырой нефти. При этом крупные российские игроки и руководство нашей страны ожидают низких цен на нефть.

Сколько будет стоить черное золото в реальности?

Формальная причина нынешних низких цен на нефть — это превышение предложения над спросом. Мировые игроки в массе своей стремятся к восстановлению баланса. Стремятся с переменным успехом, так как условия соглашения о сокращении добычи страны ОПЕК соблюдают не на 100%. Но в то же время минимальный коэффициент соответствия, по оценке Международного энергетического агентства, не падал ниже 75%. То есть реальные усилия предпринимаются. Главный, внушающий оптимизм фактор — рост спроса на нефть. На данный момент мировой спрос составляет около 97,5 млн бар./сутки. А предложение находится в пределах 98,1–98,2 млн бар./сутки. И среднегодовой разрыв между этими показателями сокращается. Если динамика роста спроса сохранится, то уже к концу 2018 года его величина достигнет 99,5 млн бар./сутки (или более).

Вместе с тем сокращаются избыточные запасы нефти. И это, пожалуй, является наиболее значительным эффектом соглашения о сокращении добычи ОПЕК+. Но главный вопрос заключается в том, что будет с предложением. Главным возмутителем спокойствия на рынке были и остаются США, в течение нескольких лет наращивавшие добычу черного золота. Затем американскую «нефтянку» настиг эффект низких цен, и началось затяжное падение, дно которого пришлось на июль прошлого года. Затем добыча начала расти. Месяц назад ее уровень вплотную приблизился к рекордным величинам, составив 9,53 млн бар./сут.

И тут пришел ураган «Харви».

Всего за неделю добыча в США рухнула на 750 тыс. бар./сут. — до 8,78 млн бар./сут! А следом за «Харви» пришел новый ураган — «Ирма», последствия которого еще предстоит оценить. Но означает ли это, что лишние баррели ушли с рынка и теперь цены пойдут вверх? Полагаем, что нет.

Ведь в прошлом США уже приходилось сталкиваться с разрушительными стихийными бедствиями. К примеру, знаменитая «Катрина» 12 лет назад обрушила добычу более чем на 1 млн бар./сут. А в 2012 году по США прошелся ураган «Исаак», который, по данным EIA, привел к снижению добычи примерно на 800 тыс. бар./сут. После «Катрины» добыча восстанавливалась несколько месяцев, а затем снова начала снижаться. Но это можно списать не столько на разрушительные последствия стихии, сколько на общее истощение традиционных месторождений в США. «Исаак» в этом плане может быть более показательным, так как в 2012 году развивалась «сланцевая» отрасль, и восстановление произошло буквально за пару недель. А так как сегодня в США основной рост приходится на «сланцы», то восстановление тоже может произойти быстро. Даже с учетом второго урагана.  

Стихия для американской нефтянки не столь страшна, как долговое бремя, рост себестоимости и истощение запасов.Эти три фактора неминуемо сыграют свою злую шутку с нефтедобычей в Соединенных Штатах. Но будет это, к сожалению, не сегодня. «К сожалению», так как уход с рынка лишнего миллиона баррелей пришелся бы как никогда кстати. Крупнейшие мировые компании несут огромные финансовые потери. Они не могут вкладывать необходимые средства в разработку новых месторождений. Им приходится сокращать расходы, а это означает, что теряют прибыль компании из смежных отраслей. 

России в этом плане повезло, так как себестоимость добычи нашей нефти относительно невелика. Среднегодовой уровень добычи (несмотря на сокращения в рамках сделки ОПЕК+) растет, и заказы отечественным предприятиям сохраняются на достаточно высоком ровне. Но от низких цен пострадал российский арктический шельф. Сейчас в нашей стране есть только один действующий арктический проект — месторождение Приразломное «Газпром нефти», — а, к примеру, «Роснефти» пришлось отложить реализацию своего проекта в Карском море. Хотя к нему, без сомнения, еще вернутся, когда цены на черное золото вырастут.

Кстати, может сложиться впечатление, что ни российское руководство, ни главы нефтегазовых компаний не верят в высокие цены на нефть. К примеру, глава правительства Дмитрий Медведев заявил, что исходит из низких цен. А руководитель «Роснефти» Игорь Сечин ожидает в следующем году нефть по $40–43 за баррель. И только Минэнерго надеется на сохранение нынешнего коридора $45–55 за баррель. Эти цифры нужно воспринимать не как прогноз цен в чистом виде, а как установки, из которых соответствующие структуры будут исходить при планировании деятельности.

Все основные нефтегазовые компании в России, насколько нам известно, разрабатывали и более пессимистические сценарии. Просто надеяться на дальнейший рост цен откровенно глупо. Но это не значит, что цены не будут расти. В текущем году мы вполне можем увидеть тестирование уровней в 60 долларов за баррель. Для нормального функционирования мировой нефтегазовой отрасли (и также сопутствующих секторов) ценам просто необходимо вырасти. Добыча нефти продолжает дорожать. А миру при этом требуется всё больше и больше черного золота. 

Автор — заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир