Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

За полвека до янки

Чем интересна бурная история становления русского консульства в Сан-Франциско
0
Фото: Getty Images/Wolfgang Kaehler
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

31 августа 2017 года власти США потребовали от России закрыть генеральное консульство в Сан-Франциско, в округ которого входят штаты Аризона‚ Гавайи‚ Калифорния‚ Колорадо‚ Невада‚ Нью-Мексико‚ Орегон и Юта. Однако мало кто знает, что за сухими строчками официальных уведомлений скрывается решение едва ли не исторического масштаба — дело в том, что история консульства уходит корнями в XIX век, а русская дипломатическая миссия в Сан-Франциско вообще появилась гораздо раньше, чем в этих местах поселились янки. Портал iz.ru вспомнил историю отношений России и Калифорнии, самая яркая часть из которых легла в основу знаменитой рок-оперы Алексея Рыбникова «Юнона и Авось» и одноименного спектакля Марка Захарова в Ленкоме.

Миссия камергера Резанова

Не секрет, что колонизация Северной Америки шла с разных сторон и велась разными странами: Испанией на юге, Францией и Англией на севере и западе, Россией на северо-востоке. Наши предки присоединились к европейской «честной компании» чуть позже остальных и зашли с другой стороны, с Тихого океана.

Благодаря подвижничеству и героизму Семена Дежнева, Михаила Гвоздева и многих безвестно пропавших в тайге первопроходцев к началу XVIII века россияне уже имели некоторое представление о том, что за Камчаткой есть и другая земля. Хотя сведения были отрывочные и хаотичные. Прорыв совершил Витус Беринг и его команда, которая в начале сороковых годов обследовала и описала Аляску и Алеутские острова. Это была третья экспедиция великого путешественника на Дальний Восток, и она увенчала труды предшественников. Кстати, приказ о снаряжении первой Камчатской экспедиции дал еще Петр Великий незадолго до смерти, но постепенное продвижение шло с великими трудностями, и на него ушло полтора десятка лет.

В 1772 году в алеутской Уналашке было основано первое постоянное русское торговое поселение, специализировавшееся на пушном промысле, а к концу века этот городок становится главной базой Русско-Американской компании, созданной специально для освоения заморских земель. Официально она именовалась «Подъ Высочайшимъ Его Императорскаго Величества покровительствомъ Россiйская Американская компанiя». Инициатором создания выступал купец Григорий Шелехов и его зять Николай Резанов, а утвердил устав император Павел. Компания призвана была развивать торговые отношения с новыми американскими территориями и отстаивать интересы Российской империи.

Нельзя сказать, что процесс шел легко, и зачастую виноваты в этом были сами русские торговцы. В погоне за прибылью они нещадно эксплуатировали алеутов и индейцев, что регулярно вызывало проблемы. Случались и бунты, и убийства, и даже настоящие войны. Люди были лихие и неуступчивые, но им приходилось договариваться. Постепенно русские фактории распространялись по северу Америки.

Сильно на юг торговцы не шли, поскольку их интересовала пушнина. К тому же там, ближе к Калифорнии, начинались испанские владения. Но иногда жизнь заставляла вступать в дипломатические отношения с соседями. Именно так всё и получилось в тот момент, когда в новую столицу Русской Америки, порт Ново-Архангельск, прибыл камергер двора его величества Николай Петрович Резанов.

Изначально он был направлен посланником в Японию, но император не пожелал вступать в дипломатические отношения с чужестранцами, и миссия вернулась восвояси. Тогда Резанова, как одного из основоположников Русско-Американской компании, переориентировали на инспекцию дел в новых землях. Увиденное потрясло посланника. Поселения буквально голодали, можно сказать, вымирали от недостатка еды. Хозяйство было организовано так, что продукты везли через всю Восточную Сибирь, а потом из Охотска морем, что чрезвычайно удорожало поставки. Продукты приходили подмоченными, испортившимися, зато стоили втридорога. Это вполне устраивало поставщиков, которые меняли свой товар на пушнину, но усложняло жизнь поселенцам.

Поняв, что справиться с купеческой «мафией» на месте он не сможет, Резанов решил, что нужно полностью менять систему поставок. Для этого он купил два судна (точнее, одно купил, второе построил), нагрузил их «мягкой рухлядью», как тогда именовали пушнину, и отправился на юг в испанские земли.

Цель была проста — установить дипломатические отношения и наладить взаимовыгодные поставки продовольствия по кратчайшему пути. Плодородная Калифорния вполне могла обеспечить необходимые поставки, за которые русские готовы были платить мягкой валютой. Проблема состояла в том, что Испания была союзницей Наполеона, с которым Россия находилась в состоянии войны.

Здесь и проявился дипломатический дар Резанова. Своим обаянием он совершенно покорил губернатора Верхней Калифорнии Хосе Арильягу и коменданта крепости Хосе Дарио Аргуэльо, но сам пал жертвой магических чар дочери коменданта Кончиты. Хотя овдовевшему к тому времени Резанову было за сорок, а юной испанке всего пятнадцать, он сделал ей предложение и получил согласие. Оставалось заручиться поддержкой императора, который должен был обратиться к папе римскому за благословлением брака. Счастливый Резанов отправился в Петербург, увозя на двух своих судах 2156 пудов пшеницы, 351 пуд ячменя, 560 пудов бобовых для русских колонистов. Надо ли напоминать, что корабли назывались «Юнона» и «Авось».

Президент, друг Императора

Все это происходило в 1806 году. Резанов так и не доехал до столицы — в дороге он заболел и в Иркутске скончался. Но отношения уже были построены и развивались вполне успешно. Вскоре на территории Калифорнии севернее Сан-Франциско появилось русское поселение Форт-Росс, которое было призвано наладить поставки продовольствия в колонии. Это была идея Резанова, воплощенная Главным правителем русских поселений Александром Барановым. Земля под поселение была куплена у индейцев за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги и несколько ниток бус. Поселение это просуществовало до сороковых годов XIX века.

Между тем, параллельно развивались и отношения России с США. Первые контакты состоялись еще при Петре Первом, в то время, когда колонии не имели самостоятельного государственного статуса. Во время войны штатов за независимость императрица Екатерина отказала английскому королю Георгу в помощи, завив о вооруженном нейтралитете России. По сути, это был шаг в поддержку США.

Следующий этап отношений начался при Александре I. Сначала будущий император выразил заинтересованность в том, чтобы лучше познакомиться с системой государственного устройства нового американского союза штатов. Тогда его учитель, швейцарский политик и генерал Фредерик Сесар Лагарп, через европейских друзей вышел на связь с автором Декларации Независимости Томасом Джефферсоном и сообщил ему о заинтересованности молодого наследника престола. Американский политик прислал в Россию несколько редких книг, что послужило началом долгих товарищеских отношений. Быстро стала развиваться и взаимовыгодная торговля, так за 1803 только в Кронштадт зашло 80 американских судов, а всего русские порты в тот год посетили 400 судов под звездно-полосатым флагом.

В том же 1803 году в российскую столицу прибыл представитель американских деловых кругов и дипломат Леветт Харрис. Он имел верительную грамоту от президента Джефферсона к уже ставшему императором Александру и вскоре получил от Коллегии иностранных дел экзекватуру — разрешение на исполнение в России консульских обязанностей. Так Харрис стал первым консулом США в Санкт-Петербурге, и исполнял он эти обязанности тринадцать лет.

При посредничестве Харриса между президентом Джефферсоном и императором Александром завязалась личная переписка. Мудрый политик Джефферсон в июне 1804 года первым направил свое послание российскому императору, назвав его «великим и добрым другом». В письме президент искренне поблагодарил императора за содействие в освобождении команды американского фрегата «Филадельфия», разбившегося на рифах у входа в бухту Триполи в октябре 1803 года и захваченного турками, а также за дружественный прием, оказанный американскому консулу в Санкт-Петербурге. Джефферсон выразил удовлетворение развитием русско-американской торговли и заверил императора в том, что «российский флаг встретит в американских гаванях свободу, гостеприимство, покровительство» и что «подданные Его Императорского Величества будут пользоваться всеми привилегиями наиболее благоприятствуемой нации». В ответном письме президенту Александр I писал: «Я всегда питал большое уважение к Вашему народу, который сумел достойным образом воспользоваться своей независимостью, дав себе свободную и мудрую конституцию, обеспечивающую счастье вообще и каждого в отдельности», а также выразил надежду, «что Соединенные Штаты еще долго будут иметь во главе своего правительства такого достойного и просвещенного руководителя».

Теплые и уважительные отношения между политиками со временем только развивались, о чем может свидетельствовать выдержка из неофициального письма Джефферсона своему товарищу Уильяму Дуэйну от 20 июля 1807 года:

«Он (Александр) проявляет необычайную привязанность к нашей стране и ее правительству и не раз давал мне как публичные, так и приватные доказательства этой привязанности. Наша страна, как и его страна, по природе своей нейтральна, наши интересы в том, что касается прав нейтральных держав, и наши чувства совпадают… Александр I будет солидарен с правительством США на любой европейской мирной конференции. Я углубился в этот предмет, поскольку уверен, что Россия… является самой искренне дружески расположенной к нам страной из всех стран мира; ее услуги пригодятся нам и впредь, и нам надо искать, прежде всего, ее расположения… Желательно, чтобы такие чувства разделяла вся нация».

Остается добавить, что на знаменитой вилле Джефферсона в Монтичелло стоял бюст императора Александра, переданный по его просьбе консулом Харрисом.

Личные отношения глав государств логично привели к скорому установлению дипломатических отношений. Сначала в Лондоне состоялась встреча специальных посланников с особыми полномочиями, Максима Аллопеуса и Джеймса Монро, которые обсудили технические подробности и утвердили все спорные вопросы в ходе переписки с вышестоящими ведомствами. А в 1808 году главы государств при личной переписке договорились об обмене дипломатическими миссиями на уровне посланников. Первым полномочным представителем Российской империи в США стал Андрей Яковлевич Дашков, а Америку в Санкт-Петербурге представлял Джон Куинси Адамс — сын второго президента США и в будущем сам шестой глава американского государства. Резиденция поверенного в делах и Генерального консула России располагалась в Филадельфии, позднее к нему присоединился консул в Бостоне и Нью-Йорке А.Г.Евстафьев. Американские консульства открылись в Архангельске, Ревеле (Таллине) и Риге.

Русский холм

Но установление взаимоотношений между странами никак не влияло на события в Калифорнии. Здесь, на испанской, а позже мексиканской земле по-прежнему существовала русская колония, которая развивалась, снабжая продовольствием торговые фактории Русско-Американской компании. Хозяйство колонистов включало до двух тысяч голов крупного рогатого скота, тысячные табуны лошадей и овец. Здесь выращивали виноград, персики, груши, яблоки и вишни, строили корабли, работали мельницы, кузницы, бондарные мастерские.

Кстати, и в самом Сан-Франциско археологами зафиксированы следы русских колонистов. Центральный холм города и сейчас называется Русский холм (Russian Hill), поскольку на нем были найдены старинные захоронения с кириллическими надписями. Видимо, это были выходцы из Форт-Росса.

Калифорния была завоевана США в ходе мексиканской войны 1846–1848 годов. К этому времени русская колония в Калифорнии потеряла экономическое значение, поскольку снабжение шло через Ванкувер, и земли ее были проданы американскому бизнесмену Джону Саттеру по прозвищу «Император Калифорнии». Вскоре началась «золотая лихорадка», а население Сан-Франциско и окрестностей стало расти, как на дрожжах. Российский след стал частью недолгой, но весьма насыщенной истории США.

Официальное русское консульство в Сан-Франциско появилось позже, в конце XIX века. До недавнего времени оно было одним из пяти консульств России в США, отвечая за штаты Аризона, Калифорния, Колорадо, Гавайи, Невада, Нью-Мехико, Орегон и Юта. Теперь эти территории будут распределены между остающимися российскими консульствами в Вашингтоне, Нью-Йорке, Сиэтле и Хьюстоне. Для сравнения отметим, что у Китая в США двадцать консульств, а у Мексики — семьдесят три.

Прямой эфир