Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Лидер» флота

Получит ли Россия новый атомный боевой корабль
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

23 августа 2017 года в рамках форума «Армия-2017» вице-президент Объединенной судостроительной корпорации по военному кораблестроению Игорь Пономарев сообщил агентству «РИА Новости» об утверждении Минобороны эскизного проекта перспективного эсминца «Лидер». Портал iz.ru вспомнил предысторию вопроса и задумался, получится ли у России создать новый атомный боевой корабль.

Проект 21956

О проектировании нового ракетного корабля первого ранга для ВМФ России заговорили во второй половине 2000-х годов, когда в ряде СМИ появилась информация о создании перспективной боевой единицы, способной заменить корабли сразу трех проектов — эсминцы проекта 956, большие противолодочные корабли проекта 1155 и ракетные крейсера проекта 1164.

Еще до этого объявления судить о возможной разработке нового корабля можно было по периодически всплывающим на различных военно-морских выставках изображениям и моделям. В основном на этих изображениях появлялись разные варианты одного и того же «бумажного» проекта 21956 — развития советского эсминца с новой энергетикой и усиленным вооружением. В первую очередь на проект заманивали иностранных покупателей (прежде всего Китай, ранее уже приобретший четыре эсминца проекта 956), учитывая, что военные расходы в России 15-летней давности не давали повода надеяться на закупку крупных боевых кораблей.

Шансы на реализацию проекта 21956 для ВМФ России, впрочем, исходно были невелики не только из-за отсутствия средств и экспортной ориентации разработки. В первую очередь проблемы возникали с определением роли флота в военной машине и далее — места крупных кораблей в его составе. Усугублявшаяся деградация судостроительной отрасли и развал кооперации смежников дополняли картину.

Перспективный эсминец

В начале 2010-х годов в СМИ и экспертных комментариях начала всплывать новая информация о перспективном эсминце для отечественного флота, говорившая в пользу его реализуемости. Речь шла о возможном строительстве корабля, в значительной мере унифицированного по оборудованию и системам вооружения с уже строившимися для ВМФ России боевыми единицами нового поколения — в первую очередь корветами семейства 2038Х и фрегатами проекта 22350.

Прежде всего речь шла об унификации боевой информационно-управляющей системы (БИУС), использовании перспективного ЗРК «Редут» и радиолокационной станции «Полимент» с фазированными антенными решетками, универсального корабельного стрельбового комплекса (УКСК) 3С14 под широкую номенклатуру ракет комплексов «Калибр» и «Оникс» и ряда других систем.

К этому времени стало вырисовываться и место корабля в составе флота — необходимость восстановления присутствия ВМФ России в ключевых районах океана автоматически требовала соответствующих инструментов. Немногочисленных кораблей советской постройки для этого явно не хватало, особенно учитывая, что их вооружение было столь же явно неадекватно задачам возможных локальных конфликтов. Эту проблему еще предстоит решать в том числе за счет модернизации наиболее «свежих» кораблей советских проектов, но необходимости пополнения флота новыми кораблями никто не отменял.

В 2012–2013 годах стало известно, что флот, по факту, выбирает наиболее подходящий вариант из нескольких концепций ракетного корабля, в рамках которых разрабатывались предэскизные проекты водоизмещением от 7–8 до 15 и более тыс. т, при этом, по доносящейся из недр военного ведомства и промышленности информации, чаша весов склонялась в пользу крупного корабля — ракетного крейсера нового поколения.

Отдельной эпопеей стал выбор типа энергетической установки, особенно учитывая произошедший в 2014 году разрыв военно-технических связей РФ и Украины. Прекращение поставок газовых турбин с николаевского предприятия «Зоря-Машпроект» уже сдвинуло реализацию российской программы военного кораблестроения вправо на несколько лет, и, несмотря на ввод необходимых мощностей в Рыбинске весной 2017 года, дефицит газотурбинных установок будет сохраняться еще долго.

Ситуация с ядерной корабельной энергетикой на этом фоне вызывает меньшие опасения — учитывая ритмичное производство установок для атомных субмарин, хотя скандал с задержкой поставок турбин для нового  атомного ледокола «Арктика» доказывает, что ее нельзя назвать безоблачной.

Официальные источники тем временем не радовали подробностями о развитии нового проекта, но, суммируя отдельные высказывания и мнения специалистов, к концу 2016 года можно было прийти к выводу, что выбор идет между двумя серьезно различающимися вариантами — с водоизмещением в пределах 8–10 тыс. т и газотурбинной энергетической установкой и с водоизмещением, возможно, превышающим 15 тыс. т и ядерной энергетикой. Потребности флота в эсминцах нового поколения оценивались в 12 единиц, начало постройки при этом сдвигалось на конец текущего десятилетия.

Указ о большом флоте

Вопрос с финансированием проекта тем временем проще не становился: цена боевого корабля такого класса вполне может превысить 60–70 млрд рублей, что не добавляло оптимизма, учитывая анонсированное сокращение военных расходов.

Вместе с тем возможности новых систем вооружения, достаточно эффектно продемонстрированные в ходе сирийской кампании пусками «Калибров» с кораблей Каспийской флотилии и Черноморского флота, показывали потенциал, который может получить флот с постройкой более серьезно вооруженных боевых единиц.

Очевидно, что судьба нового эсминца (или ракетного крейсера?) будет решаться в рамках долгожданной госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы, при этом столь же очевидно, что флот как самостоятельный вид Вооруженных сил, способный проводить операции в удаленных районах, обеспечивая как проекцию силы в локальных конфликтах, так и сдерживание более серьезных оппонентов, считается необходимым политическим инструментом. Во всяком случае, иначе толковать июльский указ Владимира Путина «Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года», который немедленно прозвали указом о большом флоте, весьма затруднительно. Представить себе такой флот без ракетных кораблей первого ранга еще труднее.

Прямой эфир