Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Третьяковская галерея предложила задуматься об экологии

Выставка «Пейзаж в переработке» представляет композиции, вдохновленные классическими картинами
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Третьяковская галерея представила последнюю выставку сезона: «Пейзаж в переработке». Современные художники создали 12 инсталляций, вступающих в диалог с картинами из постоянной экспозиции музея, и разместили свои композиции во внутреннем дворе здания на Крымском валу. А поскольку проект приурочен к Году экологии, в качестве материалов для работ использовалось исключительно вторсырье.

Выставка объединила художников разных поколений и стилей: так, например, абстракционист Дмитрий Гутов, ставший широко известным в 1990-е, здесь выступил вместе с молодыми экспериментаторами, заявившими о себе на рубеже 2010-х — Алексеем Мартинcом и дуэтом «ЕлиКука». Географический разброс — не менее широк: помимо москвичей в проекте участвуют мастера из Омска, Красноярска, Новосибирска и других городов.

Впрочем, несмотря на столь пестрый состав исполнителей, итоговый визуальный ансамбль получился вполне гармоничным. Представленные работы роднит ироничная интонация, подчас даже с долей «сумасшедшинки», и общая идея — вполне серьезная.

— Концепция проекта предполагает пластическое переосмысление пейзажей из коллекции Третьяковской галереи. Но одновременно это и рассуждение о проблемах современной экологии, — пояснила «Известиям» куратор выставки Луиз Морин. — Каждый приглашенный художник самостоятельно выбирал исходную картину из собрания музея и решал, как именно ее «переработать», используя вторсырье.

Несмотря на базовый природоохранный посыл, подход к его воплощению и дополнительные смысловые измерения у каждого — свои. Так, Дамир Муратов размышляет о насилии над животными: использование проволоки в «ремейке» картины «В зоопарке» Антонины Софроновой (1935) меняет настроение оригинала на противоположное.

— Я с детства считал зоопарки варварством. Где человек, там и проволока, — пояснил художник.

А Дарья Кротова напоминает о коммерциализации природы: «Красные стволы» Ксении Эндер (1920) наша современница изобразила в виде вертикально установленных досок, ассоциирующихся с товарным штрихкодом.

Из стройматериалов выполнен и «Лед прошел» Дмитрия Гутова, вдохновленный одноименной картиной Сергея Герасимова 1945 года. Поначалу можно предположить, что это оставшиеся от монтажа предметы, которые забыли или не успели убрать. Но расположенная рядом фотография оригинального полотна помогает увидеть идентичность композиции: круглые балки у Гутова рифмуются с деревьями, а пластиковые листы — с землей и рекой.

У Дмитрия Булныгина в экспозиции — целых три работы, и все демонстрируют озабоченность художника современным состоянием экологии. Первая вдохновлена «Пейзажем с горным озером» Ильи Кабакова (2006) и «Горами» Мартироса Сарьяна (1923). Снаружи это строительный тент, а внутри — видеоинсталляция: в озерце с отражением горного пейзажа плавает мусор.

Два других произведения Булныгина «собраны» из использованных бахил, дождевых плащей и пластиковых мешков. Художник обыгрывает композиции «На лужке» Валентина Сидорова (1968) и «Сентябрь» Владимира Стожарова (1956), используя в качестве каркаса решетку-заграждение для ремонтных работ в первом случае и штатив — во втором.

Лучшего места, чем дворик Третьяковки, для инсталляций не придумать: деревья и высокая трава идеально вписываются в пейзажную тематику. Но главное — это сочетание заставляет задуматься о современной жизни, где бал правит всё искусственное, и о современном искусстве, которое красоту природных образов и их художественных отражений перерабатывает в концептуально насыщенные, остроумные, но лишенные непосредственного обаяния арт-объекты.

Прямой эфир