Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Пушкинский музей представил шедевры венецианского Возрождения

В Москву приехали 23 полотна Тициана, Веронезе и Тинторетто
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ГМИИ имени Пушкина открыл одну из самых ожидаемых выставок года: «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе. Картины из собраний Италии и России». 23 полотна, в том числе из церквей и частных собраний, демонстрируют различные жанры в творчестве трех мастеров XVI века и дают зрителю наглядное представление о различиях и общих чертах их стилей.

Одна из главных фигур итальянского Возрождения, Тициан, представлен всего четырьмя работами. Но каждая из них — жемчужина. Центральное место отведено «Саломее» (1515) — удивительному по красоте и в то же время внутренне противоречивому раннему полотну живописца. Падчерица царя Ирода, потребовавшая в награду за танец обезглавить Иоанна Крестителя, изображена кроткой девушкой с едва заметной полуулыбкой. И если бы не блюдо с головой святого у нее в руках, она вполне могла бы показаться зрителю Мадонной. Острый конфликт у Тициана уходит на второй план, и даже такой драматичный сюжет художник наполняет гармонией.

Еще один экспонат — «Венера и Адонис» — претендует на статус главной сенсации выставки. До недавнего времени полотно, принадлежащее российскому фонду «Классика» и публично не экспонировавшееся, считалось поздней копией тициановского шедевра из Прадо. Но главный научный сотрудник ГМИИ имени Пушкина Виктория Маркова атрибутировала картину как собственноручную работу Тициана, причем более раннюю и служившую для мадридского варианта образцом. Западные коллеги поддержали нашего ученого.

— Музей Прадо провел целый комплекс исследований своего полотна, в процессе которых под красочным слоем был обнаружен подготовительный рисунок, переведенный по методу калькирования с картины, принадлежащей фонду «Классика», — рассказала Виктория Маркова. — Таким образом, именно ее следует считать первой версией знаменитой композиции, послужившей образцом для многочисленных повторений. К такому выводу пришли сотрудники Прадо.

Два других полотна Тициана на выставке — алтарный образ «Святой Иоанн Милостивый» из венецианской церкви Сан Джованни Элемозинарио и портрет кардинала Алессандро Фарнезе, предоставленный Национальным музеем Неаполя, — демонстрируют мастерство создания психологического образа, что не отменяет впечатляющих колористических находок, за которые этого живописца особенно ценили современники.

Пушкинский не впервые привозит в Москву Тициана (в собрании самого ГМИИ отсутствующего). На выставке 2013 года можно было увидеть 11 работ гения. Жаль, что на этот раз его полотен так мало. Зато в отношении двух других мастеров — Веронезе и Тинторетто — итальянцы оказались щедрее. Младшие современники Тициана, авторы росписей основных церквей Венеции и Дворца дожей представлены на выставке преимущественно живописью на религиозные и мифологические сюжеты. 

Прежде всего стоит отметить огромную «Тайную вечерю» Тинторетто, занимающую целую стену одного из залов музея и поражающую внутренним напряжением многофигурной композиции. Драматизм и динамика характерны и для других полотен Тинторетто, включенных в экспозицию, — «Снятие с креста», «Христос и грешница», «Святой Георгий, убивающий дракона», «Пирам и Фисба».

В свою очередь, Веронезе восхищает пластичностью, порой даже лиризмом образов. Достаточно упомянуть прибывшую из городского музея Виченцы «Мадонну с младенцем и святыми Петром и Екатериной Александрийской» — пример раннего творчества мастера, а также небольшую по размерам, но прелестную, полную игривого эротизма картину «Венера и Марс с Амуром и лошадью». Работа из Савойской галереи Турина разбавляет серьезность и пафос большинства экспонатов.

Для Пушкинского музея «Венеция Ренессанса» — продолжение предыдущего, осеннего «блокбастера» — выставки Рафаэля. В обоих случаях экспозиции составлены из шедевров итальянского Возрождения и демонстрируют столичной публике работы мастеров, до обидного скудно представленных в российских собраниях. Неудивительно, что очереди перед зданием на Волхонке выстроились снова. Но это как раз тот случай, когда долгое ожидание — и приезда картин в Россию, и возможности их увидеть —  стоит того.

 

Прямой эфир

Загрузка...