Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Москва предложит принять Иран в ШОС

На саммите Шанхайской организации сотрудничества обсудят ее дальнейшее расширение
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Астане 8-9 июня состоится ежегодный саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), центральным событием которого станет первое с момента создания организации расширение — в состав ШОС войдут Индия и Пакистан. До этого они были при организации наблюдателями. Их вхождение сделает региональную структуру более весомой как на политической, так и экономической арене, заявил «Известиям» спецпредставитель президента РФ по делам ШОС Бахтиер Хакимов. Более того, Москва призовет участников принять в свои ряды еще одну страну — Иран. Однако, как отмечают источники «Известий» в руководстве организации, этому противится Таджикистан.

Самым наглядным доказательством важности первого этапа расширения ШОС (ее членами с момента основания в 2001 году являются Казахстан, Киргизия, Китай, Россия, Таджикистан и Узбекистан) можно считать такую статистику: с вхождением Индии и Пакистана в ШОС численность населения стран-участниц составит 44% от мировой, а их совокупное ВВП — около 24% от глобального, или порядка $33 трлн.

— Потенциал ШОС становится исключительно солидным. Эффект от расширения ШОС будет носить синергетический характер. Мы видим большие перспективы с точки зрения обеспечения безопасности, выстраивания новой архитектуры взаимодействия в интересах мира и устойчивого развития, и не только в регионе, но и за пределами пространства ШОС, — заявил «Известиям» спецпредставитель президента РФ по делам ШОС, посол по особым поручениям МИД РФ Бахтиер Хакимов.

По его словам, в регионе наметилась тенденция к углублению экономической интеграции (Россия активно продвигает ЕАЭС, часть стран-участниц которого входят и в ШОС, а Китай выступает с масштабным проектом «Один пояс — Один путь», к которому страны-члены ШОС планируют присоединиться). На этом фоне шанхайская «восьмерка» становится дополнительной площадкой для решения вопросов торгово-экономического взаимодействия.

При этом Москва считает необходимым вхождение в состав участников еще одной страны — Ирана. Пекин в этом вопросе ее поддерживает.

— Тегеран показал себя как надежный, эффективный, конструктивный партнер, работая в ШОС в статусе наблюдателя на протяжении последних 12 лет. Поэтому мы настойчиво добиваемся, чтобы заявка Ирана на членство не откладывалась в долгий ящик, и нашу позицию разделяет большинство, — отметил Бахтиер Хакимов.

Раньше полноправному членству Тегерана препятствовали санкции ООН, наложенные на иранский режим за развитие ядерных программ, но в 2016 году они были окончательно сняты. Теперь, по словам источников «Известий» в руководстве ШОС, этому процессу препятствует Таджикистан. Еще в апреле «Известия» писали со ссылкой на источник в российской делегации, которая находилась в Астане на заседании Совета глав МИД стран ШОС, что против вхождения Ирана в ШОС выступает Таджикистан. По словам источников в ШОС, подвижек в этом вопросе пока не произошло: Душанбе по-прежнему обвиняет Тегеран в поддержке оппозиционной партии исламистского толка, отмечая, что это делает Иран автоматически не соответствующим критериям ШОС.

— До 2015 года Душанбе лоббировал прием Ирана в ШОС, но сейчас отношения Душанбе и Тегерана крайне натянутые из-за поддержки Ираном Партии исламского возрождения в Таджикистане, которая считается у нас террористической. Душанбе будет выступать против членства Ирана в ШОС до тех пор, пока Тегеран официально не объявит эту партию террористической организацией, — пояснил позицию властей в Душанбе главный редактор таджикской газеты «СССР» Сайёфи Мизроб.

Не менее важной составляющей сотрудничества в рамках ШОС остаются и вопросы безопасности. И здесь на первый план выходит ситуация в Афганистане.

— Афганская тема важна для ШОС, а на фоне необходимости усилить борьбу с терроризмом ее значимость только возрастает. ШОС расширяет число государств–полноправных членов. Значит, успешнее будет взаимодействие в борьбе с террористами и помощь афганскому руководству в борьбе с террористическими группировками, обосновавшимися на территории Афганистана, который с 2012 года является страной-наблюдателем ШОС, — сказал «Известиям» экс-генсек ШОС, возглавлявший организацию в 2013–2015 годах, член Совета Федерации РФ Дмитрий Мезенцев.

Аналитик Университета Нархоз в Алма-Ате Данияр Косназаров уверен, что без Индии и Пакистана проблема Афганистана, ситуация в котором со времени прошлого саммита серьезно ухудшилась, не сдвинется с мертвой точки.

Отношения Дели и Исламабада натянуты из-за споров вокруг Кашмира и из-за взаимных обвинений в поддержке террористов. Однако, как заверил «Известия» Бахтиер Хакимов, со вступлением двух соперников в ШОС градус накала в индо-пакистанских отношениях, напротив, должен снизиться.

Источники «Известий» в руководстве организации отмечают, что сложности существуют и в двусторонних отношениях между другими странами-членами ШОС (например, территориальный спор Индии с Китаем и проблема Далай-Ламы, конфликты из-за границы и водных ресурсов между центрально-азиатскими странами-членами ШОС). Но при этом ШОС никогда не становилась местом для выяснения двусторонних отношений. С возможным вступлением Ирана в структуру появится площадка, где Тегеран и Душанбе также смогут найти точки соприкосновения, а позднее выйти и на нормализацию диалога.

 

Читайте также
Прямой эфир