Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Заседание СБ ООН по атаке Ирана на Израиль намечено на 14 апреля
Происшествия
Уровень воды в реке Тобол в Кургане за ночь вырос на 54 см
Мир
Фицо заявил о заинтересованности Словакии в хороших отношениях с Россией
Армия
ВС РФ поразили за сутки 450 целей ВСУ на авдеевском направлении
Происшествия
Землетрясение магнитудой 4,6 зафиксировано в районе Курил
Спорт
Царукян победил Оливейру и получил право на чемпионский бой UFC с Махачевым
Мир
NYT сообщила об отсутствии серьезного ущерба для Израиля после атаки Ирана
Армия
Военные ВС РФ сорвали усиление украинских войск на южнодонецком направлении
Общество
Синоптики спрогнозировали до +17 градусов в Москве 14 апреля
Спорт
Российские шахматистки Горячкина и Лагно сыграли вничью на турнире претенденток
Мир
МИД КНР выразил обеспокоенность ударами Ирана по Израилю
Мир
Постпредство России заявило об «острейшем кризисе» на Ближнем Востоке
Армия
ПВО сбила 10 украинских беспилотников над Краснодарским краем
Происшествия
Уровень воды в реке Урал в Орске снизился на 51 см
Происшествия
В Приморье пройденная огнем площадь природных пожаров превысила 1,3 тыс. га
Происшествия
Число погибших в результате удара ВСУ по Токмаку возросло до 16

Победить взяточничество помогут платные доносчики

В СПЧ предлагают выплачивать материальное поощрение заявителям о коррупционных преступлениях
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приравнять коррупцию к измене Родине, ввести конфискацию имущества за коррупционные преступления и поощрять граждан сообщать о них правоохранителям предлагается в докладе «Коррупция в России: время решительных действий» (имеется в распоряжении «Известий»), подготовленном для президента экспертами Национального антикоррупционного комитета (НАК) и комиссии по противодействию коррупции президентского Совета по правам человека.

В 24-страничном документе указывается, что нынешний расцвет коррупции в нашей стране во многом обусловлен попустительством коррупционным проявлениям в 1990-е годы. Именно тогда в условиях тяжелого экономического положения в России в управленческом аппарате и правоохранительных органах стала быстро распространяться мотивация личной наживы. Также коррумпированности способствует раздутость государственного аппарата, порядка 1,8 тыс. функций которого, по мнению экспертов, являются избыточными. Сейчас коррупция в России представляет собой один из самых доходных и высокоорганизованных бизнесов с оборотом порядка $300 млрд, составляющий прямую угрозу национальной безопасности страны.

По мнению авторов доклада, серьезность проблемы вполне осознается высшим российским руководством, о чем свидетельствуют принимаемые в последнее время меры. Здесь и создание портала «Общественная инициатива» (roi.ru), и принятие законов о контроле за расходами госслужащих и запрете для них на иностранные активы, и разработка законопроекта о федеральной контрактной системе, и реформирование Счетной палаты, и выведение из состава палат Федерального собрания тех, кто не отказался от предпринимательской деятельности.

Улучшается ситуация и с привлечением к ответственности проворовавшихся чиновников и силовиков. Причем в последнее время перестали быть «неприкасаемыми» и представители высшего эшелона власти. В докладе упоминаются отставка бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова в связи с делом «Оборонсервиса», арест замглавы Минрегиона Романа Панова по делу о хищениях средств для саммита АТЭС, отставка экс-вице-президента Олимпийского комитета России Ахмеда Билалова из-за срыва сроков сдачи трамплинного комплекса «Русские горки», привлечение в качестве свидетеля бывшего министра сельского хозяйства Елены Скрынник к расследованию хищений в «Росагролизинге».

Однако авторы доклада считают эти меры недостаточными. Эксперты указывают, что пока мало сделано для противодействия семейственности во власти — одному из значимых стимулов для злоупотреблений, снижающему качество управления и формирующему негативный имидж чиновничества. Подготовленный председателем комитета ГД по труду Андреем Исаевым законопроект, запрещающий близким родственникам быть сенаторами и депутатами, уже полгода лежит в нижней палате.

Эксперты НАКа и СПЧ отмечают неравномерность вовлеченности различных ведомств в антикоррупционную борьбу. Если в МВД наметились позитивные подвижки, то в таможенной, миграционной службах и особенно в ФСБ, по их мнению, пока заметных изменений не произошло.

Составители доклада уверены, что нужно планомерно ужесточать наказание за преступления коррупционной направленности. Ответственность за них необходимо приравнять к измене Родине: увольнение «в связи с утратой доверия» не пугает вороватых бюрократов, которые спокойно уезжают за границу с незаконно нажитыми активами. Также назрела необходимость ратифицировать 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции, которая признает незаконное обогащение чиновников преступлением. Наказанием за такое правонарушение должна стать конфискация имущества, в том числе и находящегося за рубежом. Одновременно необходимо установить пожизненный запрет для коррупционеров занимать должности на госслужбе и уголовную ответственность за ложь в декларациях. Нужно стимулировать граждан, госслужащих и сотрудников правоохранительных органов и спецслужб сообщать о коррупционных преступлениях в том числе через материальное стимулирование, например в виде определенного процента от конфискованных незаконных средств. Эксперты при этом ссылаются на опыт стран Западной Европы и США. Для таких заявителей они считают необходимым разработать механизмы защиты, а также проводить в СМИ целенаправленную работу по разделению в общественном сознании «положительного понятия «заявитель о коррупции» и криминальных понятий «стукач» и «доносчик». Еще одним действенным инструментом противодействия коррупции в НАКе и СПЧ считают повышение прозрачности антикоррупционных процедур. В частности, предлагается проводить регулярные публичные слушания по наиболее резонансным коррупционным делам. Вообще, крайне, возможно, критически, важно для победы в антикоррупционной войне широко привлекать к ней представителей общественности, разрушить в общественном сознании образ взяточника как успешного и самодостаточного человека.

Эти и другие меры, уверены докладчики, не вызовут массового оттока квалифицированных кадров с госслужбы, а наоборот, приведут к повышению профессионального уровня чиновничества, его мотивации на государственное строительство, а не набивание собственного кармана.

— Я думаю, что президент готов к реализации этих мер. Потому что без них реальной, эффективной борьбы с коррупцией у нас не получится, — подчеркивает председатель НАКа и руководитель профильной комиссии СПЧ Кирилл Кабанов.

Зампред комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн поддержал правозащитников.

— Я сторонник введения ответственности за незаконное обогащение, считаю, что этот инструмент наряду с конфискацией является одним из наиболее действенных. Но готова ли к этому власть сегодня, мне сказать сложно, — рассуждает он.

Парламентарий призвал не отождествлять заявителей о преступлении с доносчиками.

— В России странное отношение к людям, которые сигнализируют в правоохранительные органы о нарушениях, их считают доносчиками и стукачами. Хотя во всем мире, в Европе в первую очередь, это в порядке вещей. Там есть понимание, что защита закона — это дело всех, у нас — личное дело людей в форме, и любая помощь им — это стукачество, — недоумевает он.

Член СПЧ Александр Брод считает чрезмерным приравнивание коррупционеров к изменникам Родины.

— Предложения в основном правильные. Но я не могу согласиться с тем, чтобы приравнять коррупцию к измене. Коррупционные деяния бывают разные, бывают большого объема, бывают небольшого, нельзя стричь всех под одну гребенку и сразу вешать клеймо изменника Родины. И что касается поощрения за заявление о коррупции — не надо это превращать в бизнес, метод извлечения дохода. Есть такой опыт в Соединенных Штатах, но мне кажется, это должно быть бескорыстным проявлением. В первую очередь нужно говорить о серьезной реформе судебной системы, ее реальной независимости и равенстве всех перед законом, чтобы не было неприкасаемых. Тогда начнется реальная борьба с коррупцией. Для этого нужна политическая воля, а ее сейчас у власти нет, — сетует правозащитник.

Комментарии
Прямой эфир