Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин выразил соболезнования лидеру Вьетнама в связи со смертью генсека ЦК Компартии
Мир
Нетаньяху отверг заключение суда ООН об оккупации палестинских территорий
Мир
Захарова прокомментировала видео с обливаемым кровью халатом врача «Охматдета»
Мир
Байден заявил о планах возобновить избирательную кампанию на следующей неделе
Общество
SHAMAN выступил на митинге-концерте возле американского посольства
Мир
В Белом доме сообщили об улучшении состояния заболевшего ковидом Байдена
Мир
В Белом доме заявили о возможном введении новых санкций против Китая
Мир
МО Великобритании допустило удары по России переданным Украине оружием Запада
Мир
Зеленский заявил о планах лично встретиться с Трампом
Мир
СМИ узнали о переговорах Харрис со спонсорами демократов
Мир
Белый дом допустил смену позиции по ударам ВСУ вглубь России
Мир
Маск предложил установить предельный возраст для кандидатов в президенты США
Мир
Lockheed Martin начала поставки истребителей F-35 пятого поколения
Мир
СМИ узнали о подготовке союзников Харрис к замене ею Байдена
Мир
Трамп поговорил по телефону с Зеленским
Наука и техника
В России начали применять новый препарат для лечения миодистрофии Дюшенна
Мир
Пентагон заказал девять самолетов для США и Японии на сумму более $1,4 млрд
Стиль
Создатели Hello Kitty назвали своего персонажа девочкой, а не кошкой

Мир, основанный на справедливости

Политолог Александр Ведруссов — об интеграционной прагматике и образе будущего, который пытается сформулировать Россия в XXI веке
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мы построим свой миропорядок. С независимой от доллара финансово-экономической архитектурой и неделимостью безопасности на евразийском континенте. Именно так можно резюмировать пятничное выступление главы государства на встрече с руководством МИД России. И именно в таком широком контексте следует рассматривать озвученную на мероприятии «мирную формулу Путина», выдвинутую аккурат накануне швейцарского слета «друзей Украины».

Практически осуществимое и устойчивое прекращение боевых действий в Северном Причерноморье, Донбассе и Слобожанщине возможно только в рамках договоренностей по обеспечению единой для всех безопасности на пространстве Евразии. Очевидно, что всякие олимпийские паузы, заморозки, корейские сценарии проблему не решат. Только постоянная системная работа по выстраиванию новой постгегемонистской геополитической архитектуры способна обеспечить долгосрочный мир на нашем континенте.

«Безопасность как нечто достигаемое, желаемое в евроатлантическом контексте для нас больше не актуально», — расставляет все точки над i министр иностранных дел Сергей Лавров. Все фундаментальные вопросы развития евразийского пространства должны решаться нами самостоятельно, без назойливого и деструктивного вмешательства из-за Ла-Манша. На это нацелена последовательная гармонизация интеграционных процессов на континенте. ОДКБ, ШОС, ЕАЭС, АСЕАН — столько разных по составу участников и функционалу конструктивных организаций евразийского пространства, но все они так или иначе сопряжены между собой в стремлении к достижению общеконтинентальных созидательных целей.

И, конечно же, особое внимание в год председательства России уделяется развитию еще молодого, но всё более динамичного универсального объединения — БРИКС+. Только за прошедший год организация удвоила состав участников, желающих вместе с Бразилией, Россией, Индией, Китаем и ЮАР выстраивать новую архитектуру международного взаимодействия. Один из наглядных успешных «кейсов»: еще вчера Иран и Саудовская Аравия считались непримиримыми соперниками, а уже сегодня Тегеран и Эр-Рияд совместно участвуют в работе БРИКС+. Думаю, это далеко не последний пример положительной корреляции стремления различных стран присоединиться к объединению и снижения конфликтности между ними.

Неконфронтационность, отсутствие жестких рамок и совместимость с участием государств-членов в других организациях помогут со временем трансформировать БРИКС+ в «один из стержневых регулирующих институтов» нового миропорядка, основанного на воле глобального большинства, а не диктате евроатлантических меньшинств. Стоит ли удивляться, что в очередь на присоединение к формату в качестве полноправного участника объединения или государства-партнера уже выстроились почти три десятка стран Евразии (Азербайджан, Белоруссия, Бангладеш, Бахрейн, Вьетнам, Индонезия, Казахстан, Кувейт, Пакистан, Сирия, Таиланд, Турция, Шри-Ланка), Африки (Алжир, Зимбабве, Марокко, Нигерия, Сенегал, Уганда, Чад, Экваториальная Гвинея, Эритрея и Южный Судан) и Латинской Америки (Боливия, Венесуэла, Гондурас, Куба, Никарагуа).

«Как прежде уже не будет ни в глобальной политике, ни в экономике, ни в технологической конкуренции», — президент России в очередной раз напоминает тем, кто наивно ожидает возвращения в 2021-й, а то и 2007 год, что мир необратимо меняется. И масштаб этих изменений нам еще предстоит осознать. А лучше — предвосхитить. Уже явно недостаточно просто продекларировать тот факт, что евроатлантический мир, основанный на правилах, нам больше не подходит. Придется ни много ни мало самим перестраивать этот мир по новым лекалам.

На протяжении многих столетий Запад был драйвером прогресса, за которым тянулся остальной мир. Однако сегодня тот образ будущего, который предлагает миру «золотой миллиард», не устраивает глобальное большинство. Планета отвергает шабаш LGBTQ+, абсурдный псевдорелигиозный культ «зеленой» энергетики и классовую сегрегацию севера и юга.

Уже понятно, что мы больше не желаем жить в американоцентричной парадигме. Но каким же мы хотим видеть будущее планеты? В деталях вам, пожалуй, никто сейчас не ответит на этот непраздный вопрос. Но если сильно упростить картину происходящих тектонических изменений международных отношений последних лет, то глобальное большинство вместо «мира, основанного на правилах», делает всё более уверенную заявку на построение мира, основанного на справедливости.

Это справедливо, когда безопасность на планете равная и неделимая, а не выстроена одними на костях и крови других.

Это справедливо, когда в мире работают полноценные диалоговые механизмы больших и малых стран вместо евроатлантического подхода «Западу — всё, остальным — правила».

Это справедливо, когда развивающиеся страны имеют возможность достичь такого же уровня жизни, как и развитые, и никто не вправе запретить им это под предлогом необходимости соблюдения дискриминационных «зеленых» стандартов.

Это справедливо, когда в мире отсутствует диктат одной столицы, валюты, идейно-идеологической модели, и народы могут свободно выбирать свой путь развития.

Это справедливо, когда страны могут вступать в любые неагрессивные международные объединения, не подвергаясь шантажу и угрозам со стороны тех, кто не признает за глобальным большинством права выбора.

Звучит слишком утопично? Возможно. Однако на смену всё более неконкурентоспособной евроатлантической модели развития всё равно придет что-то новое. Почему бы не задать мироустройству будущего высокую планку и не попробовать минимизировать неизбежную конфликтность переходного периода? Тем более что России не впервой формулировать и продвигать жизнеспособную альтернативу западным глобальным проектам.

Важно не забывать, что симпатии к современной РФ на Глобальном Юге и Востоке в огромной мере связаны с конструктивным советским наследием. Деколонизация, освобождение десятков стран от зависимости от Запада — процессы, которые запустил СССР в прошлом веке, продолжаются и в XXI столетии. Сегодня глобальное большинство снова смотрит на Россию как на страну, которой по силам внести решающий вклад в новый, более справедливый миропорядок. Очень бы не хотелось обмануть их надежд.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир