Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Директор секретной службы отказалась от ухода с поста после покушения на Трампа
Мир
Четыре человека погибли в результате перестрелки на востоке Омана
Армия
Экипажи ТОС-1А «Солнцепек» уничтожили укрепленные опорные пункты ВСУ
Мир
Пожар произошел в районе аэродрома Харир на севере Ирака
Общество
Скорость электросамокатов в Москве ограничат до 20 км/час
Мир
Новым официальным представителем МИД Украины стал Георгий Тихий
Мир
Москва остается главным торговым партнером Еревана
Мир
Трамп впервые появился на публике после покушения
Общество
В Приморском крае задержали еще шесть участников банды Ясина
Общество
Грумер рассказала, опасно ли для животных окрашивание шерсти
Происшествия
Два дома повреждены в курортном поселке Крыма из-за лесного пожара
Армия
Военнослужащие ВС РФ захватили 17 опорных пунктов и уничтожили до 585 бойцов ВСУ
Происшествия
Губернатор Ростовской области сообщил об уничтожении девяти БПЛА ВСУ в регионе
Мир
Украинские СМИ сообщили о взрывах в Черниговской области
Мир
Хуситы заявили об атаке на три судна в Красном и Средиземном морях
Недвижимость
Спрос на новостройки бизнес-класса в Москве за год вырос почти на 50%
Армия
Расчет РСЗО «Ураган» уничтожил опорные пункты ВСУ в зоне СВО
Общество
Более 50% россиян выступают за запрет рекламы вредных продуктов
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ровно 10 лет назад сторонники евромайдана подожгли одесский Дом профсоюзов, в котором спасались от расправы противники государственного переворота в Киеве. В тот день погибли 48 человек, и расследование этой ужасной трагедии так и не завершено, хотя имена преступников известны. Более того, ожидать от киевских властей подвижек в этом вопросе не стоит. Если следствие будет продолжено, руководство страны выйдет на самих себя, сказали «Известиям» оппозиционные украинские политики. Почему трагедию замалчивает не только Киев, но и международное сообщество и когда можно ждать справедливого суда над убийцами — в материале «Известий».

Бездействие властей

«Каждый из нас должен сделать всё, чтобы подобное больше никогда не повторилось. А наш общий вызов — вместе сделать всё, чтобы люди в Украине больше никогда не погибали ради идеологических или политических целей» — так Владимир Зеленский говорил 2 мая 2020 года. В этот день вспоминали трагедию, произошедшую в 2014-м в Одессе, где заживо сгорели, задохнулись продуктами горения или были застрелены 48 человек, а еще более 250 пострадали.

Владимир Зеленский пришел к власти в 2019 году, опираясь в своей программе на так называемую идею соборности. Об этом же он говорил, и вспоминая одесские события в 2020-м: призывал украинцев сделать так, чтобы страна стала землей «не раздора, а братства», чтобы и восток, и запад Украины чувствовали себя частью мирной, «цветущей и единой» страны.

Проукраинские демонстранты

Проукраинские демонстранты в Одессе

Фото: AP Photo/Vadim Ghirda

Но именно 2 мая 2014 года показало: постмайданная Украина уже не будет единым государством. После госпереворота в Киеве в феврале того же года одесские активисты антимайдана в знак протеста разбили палаточный лагерь на площади Куликово поле, напротив Дома профсоюзов. В конце апреля в Одессу приезжал занимавший тогда пост секретаря СНБО Украины Андрей Парубий — как позже рассказывали очевидцы тех событий, для координации действий сторонников майдана, в число которых входили и футбольные фанаты, и представители «Правого сектора» (запрещен в России), и вообще «ультрас» всех мастей.

2 мая на Греческой площади в центре города начались потасовки между активистами антимайдана с одной стороны и футбольными фанатами из Харькова и Одессы, а также участниками «евромайдана» с другой. Позже беспорядки перекинулись на Куликово поле, где сторонники госпереворота разгромили палаточный лагерь оппонентов. Антимайдановцы скрылись от разъяренных националистов и забаррикадировались в Доме профсоюзов, который в итоге был подожжен.

Несколько лет спустя в одном из интервью бывший на тот момент губернатором Одесской области Владимир Немировский (его назначили после переворота в Киеве и сняли с должности после трагедии в Доме профсоюзов) признавал: перед событиями 2 мая в Одессу из Киева направлялось много автобусов с представителями «Самообороны», а у властных структур якобы не было никакой информации.

«Правоохранители категорически ничего не делали. СБУ не давала информации, это уже ближе ко 2 мая, вообще никакой. Ноль. Милиция — информации ноль. А прокуратура… Полубоги», — сетовал он.

Однако 2 мая 2014 года он говорил совсем иное: называл зачинщиков беспорядков и исполнителей убийств одесситами, а тех, кто отстаивал право не подчиняться новой «власти», террористами. «Действия одесситов, направленные на нейтрализацию и задержание вооруженных террористов, считаются законными. Что касается милиции и ее роли в сегодняшних событиях — отдельный разговор», — писал он в Facebook по следам происшествия.

Одесский дом профсоюзов
Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Gail Orenstein

Родственники погибших утверждают, что никакого оружия у антимайдановцев не было: «Некоторые люди — Бог им судья — пишут, что он пошел убивать и получил по заслугам, — рассказывал в одном из интервью Лука Лосинский, отец одного из погибших в Доме профсоюзов. — Я заявляю со всей ответственностью: Женя не шел убивать. Женя шел защищать. <…> Он взял с собой щит, шлем и игровую булаву. Он не брал с собой биту, заостренную пику, цепи. Ею [булавой] нельзя нанести тяжелых повреждений. Синяк поставить можно. Но не убивать, не покалечить этой булавой. Повторюсь еще раз: Женя шел защищать Одессу».

Расследования не завершены

Следствие по событиям 2 мая 2014 года с самого начала разделили на несколько уголовных производств, однако ни одно из них до сих пор не доведено до конца, виновные не понесли заслуженного наказания. Даже попытки Совета Европы взять вопрос под свой личный контроль никаких результатов не принесли, заявлял в начале апреля 2024-го глава МИД России Сергей Лавров.

— До сих пор не расследованы преступления Вооруженных сил Украины, так называемых добровольческих батальонов, включая жуткую сцену, когда в Одессе в Доме профсоюзов заживо сожгли 48 человек. Никакого расследования не проводилось, это всё было только на словах, — сказал министр, выступая на круглом столе по Украине.

Совет Европы, пытаясь проконтролировать ход следствия, «быстро растратил свою репутацию», заявил он. «Никто не собирался ни в чем этому Совету Европы помогать, а сам он оказался бессилен», — добавил Сергей Лавров.

При этом надежды, что дело сдвинется с мертвой точки, были, когда Зеленский еще только баллотировался на пост президента. В ходе предвыборной кампании он не раз обещал разобраться со знаковыми уголовными делами. Один из тогдашних слоганов его тогдашней команды «Весна придет — сажать будем» очевидно намекал на перезагрузку правоохранительных органов власти, которые должны были оживиться в вопросах нераскрытых уголовных дел, среди которых не могло не быть тех, что связаны с событиями 2 мая.

В августе 2019-го показалось, что дело пошло: на свободу под залог 154 тыс. гривен вышли активисты антимайдана Евгений Мефедов и Сергей Долженков, которые пять лет провели в СИЗО, так и не дождавшись суда. После они попали в Россию в рамках обмена заключенными между Москвой и Киевом. Тогда же Государственное бюро расследований Украины открыло дело против Андрея Парубия, который, по версии следствия, контролировал вооруженные группировки и готовил массовые беспорядки в Одессе.

Одесский дом профсоюзов
Фото: Global Look Press/Gail Orenstein

Но вскоре вся активность в этом направлении завершилась. Уже осенью команда Зеленского резко сменила риторику и начала формировать политику в той же парадигме, в которой она развивалась в постмайданный период. Верховная рада отказалась создавать временную следственную комиссию по расследованию трагедии в Одессе. И принципиальной в провале голосования за соответствующее решение стала позиция как раз президентской фракции «Слуга народа».

Именно продолжение прежнего внутри- и внешнеполитического курса, который избрал Зеленский, и стало причиной, по которой Киев продолжает замалчивать события 2014 года и отказывается от расследования, считают оппозиционные украинские политики.

— Трагедия 2 мая в Одессе не расследуется по той же причине, по которой не расследуется расстрел на майдане: они выйдут на самих себя. Не на тех, кто непосредственно сегодня у власти, но на Парубия, на [олигарха Игоря] Коломойского [которого связывают с Зеленским], на [экс-секретаря Совета безопасности Александра] Турчинова. А поскольку западные спецслужбы, и прежде всего ЦРУ, курировали эти операции, понятно, что они не заинтересованы, чтобы выходили на тех, кого они привели к власти, потому что тогда обвинения будут направлены уже против них. Это та же схема, что и в случае подрыва «Северных потоков», — сказал «Известиям» экс-депутат Верховной рады Владимир Олейник.

Он сравнивает действия украинских властей с трагедией в Хатыни во время Великой Отечественной, когда военные нацистской Германии сжигали мирных людей, чтобы продемонстрировать населению, что будет с теми, кто выступит против фашистской армии. «И здесь так же: если попытаетесь выходить на улицы, протестовать против государственного переворота — будем сжигать», — пояснил политик.

Олейник напомнил, что еще в 2016 году он обращался в суд с целью установления факта госпереворота в Киеве, среди материалов рассматривались и показания свидетелей поджога Дома профсоюзов в Одессе. По его словам, там были свидетельства того, что поджигатели добавляли в коктейли Молотова раздробленный пенопласт, который при горении дал удушающий эффект. «По сути, в Одессе многие не только сгорели, но и просто задохнулись парами ядовитых веществ», — сказал экс-депутат.

Россия неоднократно предлагала провести открытое расследование событий 2 мая, и отсутствие реакции Киева на эти призывы не означает, что виновным в конечном итоге удастся уйти от наказания, заявил «Известиям» посол по особым поручениям МИД РФ по преступлениям киевского режима Родион Мирошник.

— Провести открытое расследование и наказать виновных — это всем известная позиция России во всех международных форматах. Она озвучивалась на всех доступных международных площадках — от Совбеза ООН до десятков двусторонних переговорных форматов. Адекватные страны мирового большинства наши требования поддерживали и поддерживают, — сказал он. — Нерасследованное преступление дает возможность нацистам думать, что кара их не настигнет и что-то подобное можно не только заболтать, но и при случае повторить. Но так не будет! Это преступление в числе первых требует расследования и наказания виновных. И время трибунала для заказчиков, зачинщиков, спонсоров и укрывателей этого преступления непременно придет.

Международное сообщество молчит

Российские политики неоднократно заявляли, что причиной трагических событий в Одессе стал тот факт, что власть на Украине захватили радикалы, устроившие террор в отношении тех, кто выступил против их антиконституционных действий.

— Невозможно без содрогания вспоминать о страшной трагедии в Одессе, где участники мирной акции протеста были зверски убиты, заживо сожжены в Доме профсоюзов. Преступники, которые совершили это злодеяние, не наказаны, их никто не ищет. Но мы знаем их поименно и сделаем всё для того, чтобы их покарать, найти и предать суду, — заявил президент России Владимир Путин во время обращения к гражданам РФ 21 февраля 2022 года.

Одесский дом профсоюзов
Фото: AP Photo/Sergei Poliakov

После начала СВО киевские власти запрятали расследование пожара в Доме профсоюзов в дальний ящик. Не вспоминают об этом и международные институты, которые ранее призывали Киев довести дела до конца. Еще в 2015 году спецдокладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнс обвинял Киев в уничтожении большей части доказательств. Тогда же в Совете Европы говорили, что два их трех расследований гибели людей не были независимыми.

В 2019 году мониторинговая миссия ООН по правам человека на Украине заявляла о неэффективности действий следственных органов. Еще через год организация призвала Киев провести справедливое расследование. В 2022-м к рассмотрению этих событий подключился Европейский суд по правам человека: у него возникли вопросы об обеспечении украинскими властями безопасности людей.

Ни одна инстанция, правда, так и не смогла найти нужные рычаги давления, способные заставить киевский режим более активно расследовать трагедию.

Однако на самом деле международные инстанции не заинтересованы в этом расследовании, считает депутат Одесского горсовета от «Оппозиционной платформы — За жизнь», руководитель проекта центров поддержки украинцев международного движения «Другая Украина» Богдан Гиганов.

— Международные организации, прямо управляемые из США и Великобритании, были заинтересованы в спланированной хунтой карательной акции, произошедшей 2 мая 2014 года в одесском Доме профсоюзов. Акция устрашения несогласных с майданом или, как считают нынешние руководители Украины, неблагонадежных и неправильных украинцев. Мало того что власти не заинтересованы в проведении объективного расследования, они наделили нацистских карателей правом силы для устрашения неугодных и неудобных для майдановской власти людей, — сказал «Известиям» политик.

Гиганов при этом пояснил, что все дела давно расследованы и отправлены в суд, однако их рассмотрение искусственно затягивается. «Вопрос стоит не в самом расследовании, а в оглашении справедливых приговоров и исполнении наказаний. Но, как мы понимаем, это станет возможным, только когда Россия достигнет поставленных целей СВО», — добавил он.

Украина не завершает расследование не только в отношении политиков, попустительство которых сделало трагедию возможной, но и в отношении активных участников тех событий. На свободе остается «евромайдановец» Сергей Ходияк, который, по свидетельствам очевидцев, убил несколько человек во время столкновений. Он известен тем, что до событий 2 мая входил в бандитские группировки, а позже создал общественное движение «Национальное сопротивление». Сейчас, по некоторым данным, он входит в состав территориальной обороны Одессы, то есть даже не покинул город.

Проукраинские боевики в Одессе

Проукраинские боевики в Одессе

Фото: AP Photo/Sergei Poliakov

Другой активист, «отличившийся» в ходе столкновений, — Сергей Стрненко. Ранее руководил одесским отделением «Правого сектора», его же называют внештатным сотрудником СБУ. По некоторым данным, сейчас он «трудится» в составе теробороны украинской столицы.

Память о погибших в Одессе спустя десятилетие остается в воспоминаниях их родственников и друзей. «Мой сын погиб в ту страшную ночь. Ему не было еще и 18 лет. Он был там за идею и принципы. А теперь его нет. Когда они подожгли Дом профсоюзов, он был там. Спасаясь от огня, выпал из окна. Мой ребенок просто так лежал на земле с окровавленной головой» — так в одном из мемориальных блогов вспоминает о тех событиях Фатима Папура, мать самой юной жертвы трагедии, Вадима Папуры. Самому старшему погибшему в одесской трагедии было 70 лет.

Прямой эфир