Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин выразил соболезнования лидеру Вьетнама в связи со смертью генсека ЦК Компартии
Мир
Нетаньяху отверг заключение суда ООН об оккупации палестинских территорий
Мир
Захарова прокомментировала видео с обливаемым кровью халатом врача «Охматдета»
Мир
Байден заявил о планах возобновить избирательную кампанию на следующей неделе
Армия
Экипажи БМП-3 группировки войск «Запад» уничтожили блиндажи и живую силу ВСУ
Происшествия
На Курилах вулкан Эбеко выбросил пепел на высоту 2,5 км
Мир
Стрелявший в Трампа за час до покушения использовал дрон для разведки
Мир
Неизвестный открыл стрельбу по прохожим в Харькове
Мир
Зеленский заявил о планах лично встретиться с Трампом
Политика
Путин поздравил Лукашенко с 30-летием пребывания на посту президента Белоруссии
Общество
Экс-замминистра обороны Иванов просил выпустить его из СИЗО
Армия
Над Белгородской областью уничтожили три украинских БПЛА
Мир
В Армении мужчина устроил стрельбу в отделении полиции
Мир
В Германии предрекли эскалацию конфликта на Украине из-за резолюции ЕП
Происшествия
Четыре человека погибли в ДТП с грузовиком в Ростовской области
Происшествия
В Смоленском районе сбили беспилотник
Мир
Reuters сообщило о неспособности США увеличить производство ракет Patriot в Японии
Мир
Резервный борт Air India с пассажирами прибыл в Сан-Франциско из Красноярска
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мастодонты мира моды — Кристиан Диор, Коко Шанель, Кристобаль Баленсиага и другие легенды — стали ключевыми персонажами игрового сериала Apple TV+ «Новый взгляд», вышедшего 14 февраля. Хотя действие разворачивается в военные и послевоенные годы Парижа, а шоу рассматривает судьбы Шанель и Диора, в сериале нет объяснения тому, что же за революция произошла в моде благодаря этим именам. Зато Диору приписали определенные политические взгляды, документальных подтверждений которым нет. «Известия» посмотрели первые доступные эпизоды.

Коко против Кристиана

Итак, Париж, Вторая мировая война. Титр к первому эпизоду гласит: «Это история о том, как творчество вернуло миру душу и жизнь». А ряд персонажей сериала так или иначе апеллируют к формулировке «творение — это наш путь вперед». Действительно, после четырехлетней оккупации, нищеты и лишений войны людям нужна была надежда. А платья Кристиана Диора помогли женщинам того времени вспомнить, что они прекрасны. И что в их жизнь наконец пришли свобода и праздник — во многом благодаря воздушным, летящим, подчеркнуто феминным силуэтам.

Именно Диор выступает ключевой фигурой сериала, а его коллеги по цеху — лишь декорация к его личной истории. Его «оппонент» в повествовании — Коко Шанель, с которой он практически не бывает в одном помещении, хотя, казалось бы, это люди одной индустрии, и хотя бы в 1950-х, когда оба уже были на сопоставимом уровне славы, такое могло произойти.

Диор режиссера Тодда А. Кесслера — тихий человек, страдающий чувством вины за то, что его платья носят жены и подруги нацистских офицеров, большинство из которых живут в The Ritz, в то время как французы голодают. Большая часть заработка, который Диор получает, одевая врага, идет на поддержку его младшей сестры Кэтрин. Она агент Сопротивления, проводит тайные встречи в квартире брата. Кристиан не может сосредоточиться ни на чем, кроме стремления спасти сестру от нацистов.

В то же время Коко шокирует нас, ввязываясь в сделки с нацистами и выполняя поручения для рейха. Ее сюжетная линия более захватывающая, даже авантюрная, потому что включает в себя вечеринки, лоск высшего общества и шпионаж. Жюльет Бинош старается придать персонажу сложность, и это заставляет следить за Шанель более внимательно, чем за Диором. Но экранного времени у Бинош слишком мало. Главенствовал ли в ее действиях эгоизм, он ли заставил ее сотрудничать с нацистами, или она была идейной антисемиткой и коллаборанткой?

— Без богатства и без власти мы все заменяемы, — мрачно отмечает Шанель, восседая в штаб-квартире нацистов в отеле Ritz.

Непростые компромиссы

Кесслер представляет Коко и Кристиана не как икон, а как людей, принимающих болезненные, иногда мерзкие решения. Когда мы встречаемся с ними в 1943 году, оба не заинтересованы в участии в войне, хотя обстоятельства неизбежно толкают их к этому. Кристиан разрабатывает платья под руководством Люсьена Лелонга (Джон Малкович) для нацистской клиентуры.

— Я не могу, я должен идти. Я должен идти и заниматься эскизами и шитьем этих ублюдских платьев, — сокрушенно говорит Диор после ужина в компании Кристобаля Баленсиаги. Последний, кстати, тоже шил, пусть неохотно, во время Второй мировой — избежать сотрудничества с режимом ему не удалось. Он, как и Диор, мог продолжать творить только взамен на «крышу» со стороны нацистского режима.

Неизвестно, на чьей стороне был сам Диор, тогда как другие члены его семьи имели, напротив, четкие позиции. Его племянница Франсуаза открыто поддерживала Гитлера, а сестра Катрин (Мейзи Уильямс) была участницей Сопротивления. Именно поэтому при просмотре складывается ощущение, что сериал пытается домыслить и определить политические взгляды Диора самостоятельно. Почему-то в шоу он активно помогает сестре, хотя мы не знаем исторических подтверждений тому, что он вообще знал о ее деятельности.

Тем временем Коко, уже построив свою репутацию и состояние до войны, сначала обращается к нацистским связям в попытке спасти своего племянника, захваченного французского солдата, а затем и всё чаще, чтобы заработать денег. Зрителю намекают, что она не особо этого хотела, но эти факты как раз давно известны. Да, она закрыла ателье, но ее антисемитские настроения и симпатия к нацистскому режиму уже много лет не секрет для мира моды.

Оба кутюрье пошли на компромиссы во время оккупации, но на этом сходство заканчивается. Их личные войны, как предполагает шоу Кесслера, были примерно такими же разными, как и их эстетика, — пишет обозреватель Independent UK Кэти Россейнски.

Не фонтан

На IMDb у сериала уже 7,7 из 10. Но многие сериал ругают: за недостаток платьев и за подход к зрителю, как будто он имеет историческое образование.

Новинка Apple TV+ позиционирует себя как экранизацию хроники переломного момента в истории французской высокой моды. Но он неубедителен в формате урока искусства или истории. Скорее, это горько-сладкое размышление о выборе, представленное двумя соперниками, прокладывающими кардинально разные пути через эпоху, — пишет критик The Hollywood Reporter Энди Хан.

Действительно, Кесслер, кажется, принципиально не интересуется искусством дизайна одежды. Трудно понять, что было таким революционным в New Look, не зная, что ему предшествовало или почему он стал революционным. Помимо кратких показов мод в первые и последние 15 минут серии, мы едва видим и практически не слышим, как кто-то говорит именно о творениях Диора.

Складывается впечатление, что разбором историй двух французских модельеров, творивших в одно время в оккупированном Париже, но пребывавших на разных уровнях славы, сериал пытается поднять вопрос этики: насколько профессионально или непрофессионально продолжать заниматься своим делом при нацистской власти? Должно ли искусство умереть, если его приходится поставлять врагу? Но вместо ответа зритель получает лишь сомнительный сравнительный анализ в стиле «что такое хорошо и что такое плохо».

К тому же «Новый взгляд» требует, чтобы его аудитория обладала серьезным уровнем знаний о Второй мировой войне. Сериал, не давая опомниться, с головой погружает зрителя в операции Сопротивления и связь Коко Шанель с нацизмом, и без соответствующего бэкграунда зритель почти ничего не понимает.

Как и подобает драме об эстетах, «Новый взгляд» красиво спродюсирован. Но он удивительно поверхностен. Новинка обращается к потенциально увлекательным аспектам жизни персонажей, при этом даже не вникая в них, — пишут в The Time.

Это драматический сериал с красивой картинкой и хорошим актерским составом, но его сценарий далек от «кутюр» как в прямом, так и в переносном смысле. После просмотра остается неудовлетворение. Всего в сериале десять эпизодов по часу каждый. Но уже в первых трех сюжетах просто не хватает для того, чтобы объемно рассказать об истории высокой моды или задаться философскими вопросами, которые, казалось бы, поставлены в основу повествования.

Шоу сконцентрировано на двух модельерах с мировыми именами, и вскоре становится ясно, насколько предвзято был написан сценарий, в котором Диор — хороший парень, вызывающий сочувствие, а Шанель — коварная злодейка. Другое дело, что случае с Шанель сценаристы хотя бы руководствовались фактами, а вот Диору именно «помогли» стать таким в сериале, домыслив его взгляды.

Прямой эфир