Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Лидер венгерской партии назвал прием Швеции в НАТО провокацией
Армия
Российские военные штурмом заняли опорные пункты ВСУ в районе Работино 
Армия
Бойцы ВС РФ «Ланцетами» уничтожили технику ВСУ в зоне СВО
Общество
Минздрав РФ зарегистрировал вакцину «Спутник V» с обновленным составом
Происшествия
В Волгограде потушен пожар на складе с пиломатериалами
Мир
В США предрекли очередной провал контрнаступления ВСУ
Мир
Политик Филиппо потребовал от парламента Франции объявить импичмент Макрону
Мир
В США казнь серийного убийцы остановили в последнюю минуту
Наука и техника
Ракета «Союз-2.1б» с аппаратом «Метеор-М» стартовала с космодрома Восточный
Мир
В Хельсинки допустили удар ВСУ финским оружием по территории России
Экономика
Новак объяснил запрет на экспорт бензина необходимостью стабилизации рынка
Мир
Bild опубликовал теоретический сценарий «нападения» России на НАТО
Мир
Новая Зеландия объявила о новом пакете антироссийских санкций
Общество
Синоптики спрогнозировали переменную облачность в Москве 29 февраля
Армия
Штурмовики РФ накрыли личный состав ВСУ ракетами С-13 «Тулумбас»

Коалиционные недоговоры

Доцент МГИМО Егор Сергеев — о том, почему в Нидерландах не могут сформировать правительство и что это значит для страны
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе нидерландскую политическую систему потрясло значимое событие. Один из участников коалиционных переговоров по созданию правительства — лидер партии «Новый социальный контракт» Питер Омзигт — объявил о том, что выходит из процесса. Тем самым он поставил под угрозу формирование потенциального кабинета во главе с Геертом Вилдерсом, руководителем Партии свободы, которую европейские (и примкнувшие к ним отечественные) обозреватели не без удовольствия называют ультраправой. Конечно, больше всего это событие поразило нидерландские СМИ, которые сразу же начали говорить о возможных досрочных выборах, перекраивании политической системы и других вещах вселенского масштаба. На самом же деле мы все наблюдаем обычный для страны процесс, который, однако, развивается в весьма необычных обстоятельствах.

Суть произошедшего проста. По итогам выборов, которые прошли 22 ноября 2023 года, оформилось четыре партии, которые могли бы составить условно правоцентристское коалиционное правительство. Опять же, ситуация для Нидерландов вполне обычная: здесь все правительства — коалиционные. Необычно то, что первое место на выборах неожиданно заняла Партия свободы, которую принято считать и именовать праворадикальной. Стоит ли удивляться, что первые заявления возможных партнеров по коалиции были весьма некомплиментарными по отношению к Вилдерсу как потенциальному премьер-министру, но процесс переговоров тем не менее был запущен. Стоит отметить, что политическая система Нидерландов в этом вопросе весьма оригинальна, и начало коалиционных переговоров совершенно не означает их благополучный конец. Точно так же это не означает, что партия, начавшая такие переговоры, обязательно получит кресло премьер-министра и войдет в состав правительства.

До 6 февраля все шло достаточно благополучно с учетом того, насколько разные политические силы участвуют в переговорах. Напомним, это сама Партия свободы, Народная партия за свободу и демократию (партия уходящего премьера Марка Рютте), Новый социальный контракт (партия, родившаяся только в 2023 году и выступающая с антиистеблишментарных позиций) и Фермерское гражданское движение (партия, резко набравшая и столь же быстро утратившая популярность в ходе прошлых фермерских протестов). Но лидер Нового социального контракта Питер Омзигт объявил о том, что выходит из переговоров, фактически обвинив Вилдерса в популизме и назвав его бюджетные предложения воздушными замками. В принципе эти обвинения не лишены оснований, поскольку программа Партии свободы (напоминаем, правой по своим убеждениям) отличается весьма левой экономической повесткой. Она предлагала снизить НДС и компенсировать населению часть потерь от роста цен на энергию. В предвыборной программе есть пункты о повышении минимального уровня оплаты труда, росте расходов на здравоохранение. Также давняя идея Вилдерса — вернуть ранее существовавший возраст выхода на пенсию (65 лет). Экономить партия предлагает на урезании климатических действий правительства, на финансах для лиц, ищущих убежище, и на отчислениях в ЕС.

Естественно, остальные участники переговоров выразили свое крайнее удивление выходом Нового социального контракта из переговоров, что вполне объяснимо: без его парламентских кресел им не хватит голосов для формирования правительства большинства. Партии практически единодушно заявили, что всё еще ждут возвращения политсилы в переговоры и готовы обсуждать возникшие проблемы с Омзигтом.

Какие возможны варианты, если Новый социальный контракт всё-таки не вернётся? В случае продолжения переговоров в составе оставшейся тройки, возможно формирование правительства меньшинства, что будет представлять собой довольно неустойчивую конструкцию. Но такой вариант может и не случиться, поскольку левые политические силы уже стали заявлять о том, что информатору правительства (человеку, который организует коалиционные переговоры, сейчас это Рональд Пластерк) стоит обратить внимание и на другие партии, возможно, исключив Партию свободы из процесса. В принципе, еще до выборов эксперты говорили о возможности формирования левоцентристского правительства с участием конгломерата «Партия труда/Зеленые левые» и, возможно, Демократами-66. Но эта опция также довольно сложна, поскольку Народная партия за свободу и демократию устами своего лидера Дилан Йёшилгёз говорила о не слишком большом желании вступать в коалицию с левыми партиями. Наконец, если будут исчерпаны все варианты потенциальных коалиционных соглашений, то возможно проведение новых выборов. Как представляется, пока это наименее вероятный вариант.

В целом, если погружать случившееся в контекст богатой и весьма своеобразной политической культуры Нидерландов, то оно покажется лишь очередной небольшой неприятностью. Согласно данным Pew, после Второй мировой войны страна прочно удерживает лидерство в Европе по числу так называемых технических кабинетов (то есть правительств, которые продолжают исполнять свои обязанности в период, когда формируется новый его состав). Таких кабинетов было уже 12 с учетом нынешнего. Другой повод для национальной гордости и очередной европейский рекорд — срок службы или медианное число дней, в течение которых заседают технические правительства (223 дня). Рекорд Нидерландов по этому показателю принадлежит как раз уходящему правительству во главе с Марком Рютте, которое формировалось аж 229 дней. Ирония судьбы заключается в том, что такая, казалось бы, серьезная политическая нестабильность мало отражается на общей устойчивости политической системы страны.

Проблема, однако, заключается в том, что нынешние обстоятельства абсолютно рутинного для Нидерландов процесса оказались довольно нетривиальными. Во-первых, в стране наблюдается рекордно низкий уровень доверия парламенту и политическим партиям как таковым, что говорит о некотором политическом кризисе. Во-вторых, правительство пока пытается сформировать политсила, которая раньше считалась не вполне рукопожатной и респектабельной. По крайней мере, риторика ее руководителя Вилдерса несколько выходит за рамки политического мейнстрима страны. Любопытно, что за последнее время общественная поддержка потенциального кабинета во главе с Вилдерсом выросла на фоне общего кризиса доверия. Но проблема в том, что все остальные политические партии не в полной мере заинтересованы в реализации такой перспективы, а достижение политического консенсуса крайне затруднено. В-третьих, в Нидерландах наблюдаются элементы многомерного кризиса модели социально-экономического развития, выражающейся в проблемах в сфере здравоохранения, миграции, организации рынка труда, жилищного рынка, экологической политики, энергетики и многих других. Всё это не способствует безболезненному развитию даже рутинных политических процессов.

Тем не менее переговоры продолжаются, а это значит, что традиционный встроенный элемент нидерландской политической культуры продолжает жить и развиваться даже в новых кризисных условиях.

Автор — кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМИ МГИМО МИД России

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир