Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Силы ПВО сбили воздушную цель на подлете к Белгороду
Мир
Би-би-си раскрыла содержание нового пакета военной помощи США Украине
Общество
Суд арестовал второго фигуранта по делу об убийстве москвича на парковке
Авто
Россия вошла в двадцатку стран с самым дешевым бензином
Мир
Лавров заявил о почти полной дедолларизации экономических связей РФ и Китая
Общество
В Подмосковье возбудили дело по факту избиения Героя России
Мир
Лидер французской партии «Патриоты» заявил о вреде санкций против России
Мир
El Pais указала на нулевую пользу для ВСУ от танков Leopard на фронте
Мир
СМИ сообщили об исчезновении предполагаемого координатора подрыва СП
Политика
Посол РФ в Берлине назвал условие для налаживания отношений с ФРГ
Мир
Число обнаруженных тел в массовом захоронении в Хан-Юнисе превысило 280
Общество
Суд в Москве арестовал обвиняемого в убийстве байкера
Мир
На советском реакторе АЭС в Болгарии разрешили использование топлива из США
Мир
Туск выразил недоумение из-за слов Дуды о размещении ядерного оружия в Польше
Общество
Бастрыкин поручил разобраться в ситуации с избиением Героя России в Подмосковье
Мир
Сийярто заявил о подготовке ЕС к мировой войне на фоне поражений Украины

«Санкции поставили нас в более невыгодное положение, чем Россию»

Глава комитета по защите климата и энергетике бундестага Клаус Эрнст — об обратном эффекте ограничений против Москвы и версиях взрывов на СП
0
Фото: Global Look Press/Felix Zahn
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Германии следовало бы запустить рабочую нитку «Северного потока – 2» на переходный период. Об этом в интервью «Известиям» заявил глава комитета по защите климата и энергетике бундестага Клаус Эрнст («Левые»). Однако, по его словам, правительство ФРГ не пойдет на этот шаг, пока продолжаются боевые действия. Депутат также высказался за подключение Москвы к расследованиям взрывов на СП, оценил ущерб от санкций против РФ для немецкой экономики и поддержал слова Эммануэля Макрона о независимом от США сотрудничестве с КНР.

«Россию необходимо подключить к расследованию взрывов на СП»

— The Times ранее сообщала, что, по одной из версий немецких следователей, за взрывами на «Северных потоках» (СП) могло стоять западное государство. Тем не менее до сих пор немецкая сторона публично не представила ни одной версии. Почему расследование так затягивается?

— Официально это не было установлено, даже в статье The Times. Это предположение. Дело в том, что ход расследования взрывов на «Северных потоках» держится в секрете. Мы, парламентарии, тоже не знаем подробностей. Конечно, это досадно. Мы бы хотели знать больше. Но у нас нет доступа к информации.

— Ранее вы лично высказывались за привлечение к расследованию российской стороны. Почему это важно?

— Россию необходимо подключить к расследованию взрывов на «Северных потоках». На мой взгляд, это нечто само собой разумеющееся. Я уже говорил об этом ранее. В конце концов, этот трубопровод в Балтийском море — российский. РФ серьезно пострадала от нанесенного ущерба, поэтому я считаю участие российской стороны в расследовании необходимым. Неприемлемо, что западные страны, и США в частности, препятствуют участию России в расследовании.

— Что вы можете сказать о версии СМИ о причастности украинской группировки ко взрывам на «Северных потоках»? Вы считаете ее правдоподобной?

— Лично я считаю эту версию маловероятной. Очевидно, что подобный акт требует «ноу-хау». В этом смысле я склонен считать, что информация, опубликованная Сеймуром Хершем, более достоверна, чем та, которую мы узнали из этих СМИ. Примечательно, что версия о причастности украинской группировки была опубликована вскоре после публикации Херша. То есть нужно было быстро представить другую версию. Я бы это объяснил так. Но, как я уже говорил, точной информации ни у кого нет. Мы просто наблюдатели.

— В то же время версия о причастности РФ к взрывам уже не обсуждается?

— На данный момент не опровергается ни одна из версий. По крайней мере публично. У нас нет точных данных. В этом суть. Нас держат в неведении относительно того, кто стоит за этими действиями. На мой взгляд, маловероятно, что это сделали русские. Зачем им уничтожать собственный газопровод? Если РФ не желает поставлять газ, она может просто перекрыть кран. Так что крайне маловероятно, что ответственность лежит на российской стороне.

«Российский газ дешевле и всегда был надежным»

— Несмотря на нынешнюю политическую ситуацию, некоторые немецкие политики поддерживают ремонт СП. Например, премьер-министр Саксонии Михаэль Кречмер. Также в апреле стало известно, что Allianz и Munich Re возобновили страхование Nord Stream. Будет ли уместным сказать, что Германия всё еще надеется запустить проекты в будущем?

— Я не думаю, что сейчас у федерального правительства есть какие-либо планы по возобновлению работы СП. Однако по очень простой причине я считаю, что это было бы верное решение. Мы нуждаемся в газе на переходный период. Крайне важно расширять использование возобновляемых источников энергии, чтобы добиться независимости от ископаемого топлива. Но на это потребуется время. Я считаю, что именно поэтому в интересах Германии было бы использовать нитку трубопровода, которая всё еще работает. Российский газ дешевле и всегда был надежным.

Российский газ добывается не с помощью технологий гидроразрыва. Кроме того, его не нужно экспортировать морским транспортом. Следовательно, и с экологической точки зрения было бы правильно запустить проект снова.

Однако я не думаю, что федеральное правительство сделает это, пока продолжаются <боевые действия>.

— Можно сказать, что Германия полностью отказалась от российского газа?

— Мы больше не закупаем российский газ. То есть уровень используемого ФРГ российского газа равен нулю. Во-первых, Россия прекратила поставки газа из-за санкций, а во-вторых, мы сами сказали, что хотим от него отказаться. Сейчас мы получаем газ из других стран. Например, из Норвегии, а также из Нидерландов.

Я предполагаю, что цены на газ опять вырастут во второй половине года, потому что мы видим, что экономика Китая снова набирает обороты. В таком случае может наступить тяжелая ситуация. Во-первых, если мы будем покупать больше СПГ, страны третьего мира его просто не получат, ведь цены сильно вырастут. Вторая проблема заключается в том, что высокие цены на газ делают нас неконкурентноспособными по сравнению с США. И на данный момент мы не можем это исправить. То есть для Германии отказ от российского газа — это точно не комфортная ситуация, даже если мы и обеспечиваем газоснабжение с помощью других источников.

— Сколько Германии потребуется времени для строительства и введения в эксплуатацию всех СПГ-терминалов?

— СПГ-терминалы можно построить быстро. Некоторые из них уже введены в строй. Например, в Вильгельмсхафене. Это не проблема. Проблема — в цене на газ, которая во много раз превышает ту, за которую мы получали трубопроводный газ из России. СПГ намного дороже. И это вызов для Европы, а особенно для Германии.

«Энергетический кризис в Германии не закончился»

— Германия справилась этой зимой — газохранилища были заполнены. Может ли ситуация измениться в следующем отопительном сезоне? Или можно сказать, что энергетический кризис позади?

— Энергетический кризис в Германии не закончился. Главная проблема, как я уже отмечал, цена. В этом году у нас была мягкая зима, но никто не знает, какой будет следующая. Если мягкой, то проблем, скорее всего, будет меньше, чем при суровых температурах. Но высокие цены никуда не делись. Если отказаться от части газа на международном рынке, то остальной, разумеется, подорожает. Это и случилось. Вероятно, как-то цена выровняется, но пока она слишком высокая.

— 15 апреля Германия закрыла последние атомные электростанции. Готова ли экономически страна к этому шагу?

— Я считаю, что будущее не за атомной энергетикой. Никто не знает, что делать с радиоактивными отходами. Репозитория нет. Невозможно предсказать вероятность катастрофы. Именно поэтому я рад, что мы наконец избавились от этого типа энергетики. Да, может возникнуть дефицит. Но я не думаю, что это приведет к катастрофическим последствиям, поскольку мы — часть европейской энергетической сети. То есть мы часто экспортируем энергию, в том числе электроэнергию. Например, когда летом была приостановлена работа французских АЭС, Германия экспортировала энергетику туда. И наоборот, другие страны экспортируют энергетику в ФРГ, когда у нас возникает повышенная потребность. Это не приведет к простоям. Мы переживем это. Отказ от атома — правильный путь.

— Как вы относитесь к новому закону об отоплении, согласно которому граждане ФРГ вскоре должны перейти с газовых котлов на тепловые насосы? Может ли этот закон помочь достичь энергетической стабильности? И чем это поможет людям?

— Мы сталкиваемся с проблемой по части отопления зданий: большая часть выбросов CO2 — следствие потребления энергетики для отопления. Однако упомянутый закон федерального правительства — это неверный путь. Нельзя заставить гражданин перейти на другие технологии, которых еще почти нет. Не решен вопрос и с мастерами, которые должны устанавливать эти насосы. Что делать в многоквартирных домах? Кто понесет расходы? Так много вопросов без ответов. Так что я не думаю, что этот закон выйдет из бундестага в нынешнем виде. Будет много изменений, потому что у самих представителей правящей коалиции — и в СДПГ и в СвДП — есть большие сомнения.

«Санкции против РФ более эффективно работают против экономики ФРГ»

— Некоторые эксперты предупреждают о риске деиндустриализации Европы. Многие немецкие компании переезжают в США. Насколько это острая проблема?

— Конечно, это большая проблема. Если цена на энергетику здесь значительно выше, чем где-либо еще, то инвесторы дважды подумают, и часть потенциальных вложений в Германию перейдет в США. Эта проблема не может привести, разумеется, к деиндустриализации всей страны, но приведет к деиндустриализации отдельных сфер. Например, энергоемких. Германия должна быть в состоянии обеспечить всю производственную цепочку. Если базовая промышленность рухнет, то это будет иметь очень неприятные последствия для Германии.

— Касается ли это автомобильной промышленности?

— Эта проблема касается и автопрома, поскольку для производства автомобилей требуются энергоемкие компоненты. Например, стекло. Нельзя же продать автомобиль без окон. То же самое со сталью. Конечно, в нынешних условиях производство обходится дороже. И это дает преимущество США перед Европой.

— Санкции против России оказывают негативный эффект на немецкую экономику или это преувеличение?

— Безусловно, санкции ЕС против России приводят к негативным последствиям для европейской экономики. Полагаю, что санкции против РФ более эффективно работают против экономики ФРГ. По оценкам Международного валютного фонда, уровень экономического развития России в 2023 году будет выше, чем в Германии. Санкции поставили нас в более невыгодное положение, чем Россию.

— По данным Bloomberg, Германия ведет переговоры об ограничении экспорта в Китай химикатов, используемых для производства полупроводников. Можете ли вы это подтвердить? И как это повлияет на химическую промышленность Германии?

— Я не могу себе этого представить. Китай — один из крупнейших экспортных рынков. Не в интересах Европы, и Германии в частности, отягощать экономические отношения с Китаем. Это просто неразумно. Мы должны вернуться к политике, основанной на собственных европейских интересах. Эммануэль Макрон правильно высказался в Китае (президент Франции во время апрельского визита в Пекин заявил, что Европа не должна вмешиваться в противостояние США и КНР. — «Известия»). Мы не должны быть просто придатком США.

Прямой эфир