Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Число раненых при обрушении подъезда дома в Шебекино увеличилось до 7
Армия
Путин пообещал присвоить звание Героя России посмертно офицеру из Дагестана Избакиеву
Общество
Правительство утвердило Концепцию государственной языковой политики РФ
Общество
Путин назвал залогом непобедимости России ее сплоченный народ
Происшествия
Сотрудники МЧС в Северной Осетии ищут пропавшего после купания в реке подростка
Авто
Китай впервые обогнал США по мировым продажам авто в 2023 году
Армия
Силы ПВО РФ пресекли новую попытку атаки БПЛА Украины в Белгородской области
Общество
МЧС предупредило жителей Москвы о дожде с грозой 14 июня
Общество
Минюст РФ признал иноагентом комика Данилу Поперечного
Общество
Более 80% россиян положительно оценили работу Путина
Мир
СМИ сообщили о возможном провале партии Макрона на парламентских выборах во Франции
Мир
В Киеве отвергли выдвинутые Россией новые мирные предложения
Мир
В НАТО не согласовали выделение $40 млрд в год на оружие для Украины
Общество
Число пострадавших при обрушении подъезда в Шебекино выросло до пяти
Мир
Матвиенко назвала отсутствие воли у элит Запада препятствием на пути мира на Украине
Мир
Песков заявил о реальном шансе Киева остановить конфликт
Мир
Путин заявил о необходимости РФ проработать свою систему безопасности в Евразии

Египетский заход: в Мариинский театр вернулась «Дочь фараона»

На сцене — пальмы, сфинксы, царь зверей и много танцев
0
Фото: Александр Нефф
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Солдаты, сорок веков истории смотрят на вас с высоты пирамид!» — фразу Наполеона, произнесенную во время египетского похода, хочется переиначить на балетный лад. В афишу Мариинского театра вернулась «Дочь фараона». Несколько лет главная петербургская труппа не баловала публику полноформатными премьерами. Затянувшийся период минималистских одноактовок завершился роскошным спектаклем в трех действиях длительностью три с половиной часа. Только костюмов изготовлено более пятисот. Ренессанс знаменитой постановки действительно украсил петербургскую афишу, убедились «Известия», побывав на спектакле.

Ожившая история

Каждая деталь грандиозного действа словно транслирует в зал: «Зрители, на вас смотрит ожившая история балета!» Мариус Петипа поставил «Дочь фараона» в 1862 году, и это был переломный момент его карьеры: французский танцовщик-гастролер получил пост главного балетмейстера русской императорской сцены. Спектакль жил на сцене до середины 1920-х. В нем блистали Матильда Кшесинская, Анна Павлова, Ольга Спесивцева — легендарные танцовщицы, утвердившие мировое первенство русского балета.

Но вместе с тем именно «Дочь фараона» стала символом архаики и вампуки, чему способствовал нелепый сюжет с массой экзотических завихрений. Балет — не самое щепетильное искусство, когда речь идет о правдоподобии, но ожившая мумия, охота на львов, погружение на дно Нила (и всё это сразу) даже для него некоторый перебор.

Спустя сто лет после премьеры, в середине 1960-х, на экраны вышел советско-французский фильм «Третья молодость» по сценарию Александра Галича с Олегом Стриженовым в роли Мариуса Петипа. Один из эпизодов воспроизводит старинный театральный анекдот, связанный с этим балетом. В сцене охоты лев, спасаясь от лучников, должен спрыгнуть со скалы. Артист миманса, увенчанный массивной львиной головой, делать это не хочет, ибо высоко и рискованно. Но подчиняется и прыгает, предварительно перекрестившись. Что с того, что у него не рука, а львиная лапа.

Отзвуки анекдота

В новой постановке при всей ее пышности и даже помпезности ощущаются отзвуки того анекдота. И это прекрасно. Упоительную бессмысленность «Дочери фараона» в Мариинском театре превращают в бесспорное достоинство.

Фауна, кстати, никуда не делась, и она весьма богата. Уморительные верблюды (почти как настоящие, но на человеческих ногах), проказливая обезьяна (микророль юного артиста), безразличная ко всему лошадь (настоящая) вызывают в зале неподдельное оживление. Есть еще рой пчел, змея, которая служит орудием казни, и тот самый лев. Царь зверей представлен в трех выходах — дважды в исполнении танцовщиков, а третий, уже в качестве добычи, полноценным чучелом. Зрелищно и забавно.

Ирония, которая легким облачком окутывает псевдоегипетское действо, придает спектаклю особое очарование. Балетное искусство умеет говорить о сложных метафизических вещах, тончайших душевных движениях, тайнах мироздания, для которых не всегда находятся слова. «Дочь фараона» говорит исключительно о красоте и могуществе танца. Архаичные штампы, поданные с привкусом иронии, отлично подчеркивают ценность танцевальной ткани.

Хореограф реконструкции Тони Канделоро опирался на записи спектакля, сделанные по особой системе нотаций, а еще на воспоминания артистов, которым довелось учиться у видных представителей первой волны русской балетной эмиграции. По словам итальянского хореографа, от зарубежных наследников петербургских традиций он многое узнал о стиле Петипа, понял, в частности, что «в классическом балете виртуозность — не акробатика, а выстраивание системы танца».

Тело балета

Само понятие «реконструкция» неоднозначно: за ним может скрываться как музейная пыль, так и дешевый блеск новодела. Новая «Дочь фараона», как показала премьера, свободна от крайностей и не мучает живое театральное тело «аутентичностью». Хотя, безусловно, дает материал, чтобы порассуждать о стилевых особенностях «довагановской эпохи», о переплетении итальянского, французского и датского влияния на танцевальную лексику.

Далеко не всегда эти нюансы может уловить обычный зритель. Зато нельзя не восхититься головокружительным изобилием вариаций и ансамблей, изысканностью перестроений кордебалета, декоративностью торжественных шествий, щедро снабженных разнообразным реквизитом.

За дизайн декораций и костюмов в спектакле отвечает Роберт Пердзиола. Американский сценограф (кстати, оформивший «Жизель» в Большом театре в 2019 году) опирался на эскизы целой плеяды художников, создававших «Дочь фараона» на императорской сцене. Пышность, роскошь, многоцветье — но не только. Сценический дизайн тоже имеет привкус иронии.

В прологе песчаная буря подана как устрашающий черный торнадо, родившийся в какой-нибудь условной Оклахоме. Лорд Вильсон выглядит как сподвижник Говарда Картера, раскопавшего гробницу Тутанхамона в середине 1920-х, то есть ровно тогда, когда «Дочь фараона» уже завершала первую серию своей сценической жизни.

Особую пикантность зрелищу добавляет контраст между изобильной красочностью спектакля и суровой функциональностью интерьера зрительного зала Мариинского-2. Из радикального несходства рождается неожиданное эстетическое равновесие.

Но в конечном счете «Дочь фараона» из тех спектаклей, которые делают исполнители. Самой большой опасностью было бы демонстрировать зрителям трудную и честно выполненную работу. К счастью, на премьерных спектаклях артисты откровенно любовались собой, упивались собственной красотой, грацией, статью.

Дорогу балерине

Аспиччию в два премьерных вечера танцевали Виктория Терешкина и Мария Хорева. И каждым выходом подтверждали: балерина создана для того, чтобы ею восхищаться. Виктория привлекает энергией и экспрессией, Мария — невероятной чистотой и кружевную тонкостью каждого па.

У молодой солистки (формально у Хоревой пока нет статуса примы) присутствует удивительное качество: по ходу спектакля она на глазах расцветает, как весенний цветок под солнечным лучом.

Роль лорда Вильсона, он же Таор, пришлась вполне впору ее партнеру Филиппу Степину, а Кимин Ким, блистательно танцевавший в дуэте с Терешкиной, в образе египтянина был просто бесподобен. Рената Шакирова и Надежда Батоева блеснули в партии невольницы Рамзеи. Да и вся труппа провела премьеру на эмоциональном взлете, создав яркий и запоминающийся театральный праздник.

У «Дочери фараона» есть все шансы превратиться в одну из драгоценностей репертуара Мариинского театра. Нельзя не отметить, что сейчас у балетного алмаза есть достойная оправа: в Эрмитаже продолжает работу выставка «Египтомания», а в Манеже бьет рекорды популярности выставка «Первая позиция. Русский балет».

Прямой эфир