Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Выпадающие расходы: почему регионы неохотно развивают благотворительность

Лишь каждый десятый субъект РФ разработал программы поддержки этой сферы
0
Фото: РИА Новости/Александр Гальперин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Только каждый третий российский регион определил ведомство, которое отвечает за развитие благотворительной деятельности, следует из данных Минэкономразвития. Причем в разных субъектах эту сферу отдали под контроль разных департаментов: культуры, соцполитики, образования и даже спорта. Налоговые и иные льготы для благотворителей есть только в четырех регионах, а среди нематериальных мер поддержки лидирует награждение грамотой. Всё это Минэкономразвития выяснило, проведя анализ реализации регионами правительственного Стандарта поддержки благотворительности. В своих выводах министерству пришлось опираться на данные из 46 субъектов, потому что остальные вообще их не предоставили. Опрошенные «Известиями» эксперты отметили, что даже несмотря на отсутствие системной поддержки, благотворительность в регионах развивается с «положительной динамикой».

Стандартизация благотворительности

Большинство российских регионов проигнорировало рекомендации Стандарта поддержки благотворительной деятельности, который Минэкономразвития разработало в октябре 2021 года. Это следует из аналитического отчета ведомства, с которым ознакомились «Известия».

В документе отмечается, что направление «благотворительная деятельность» внесено в стратегию социально-экономического развития только в девяти регионах. Например, в Калмыкии, Татарстане, Вологодской, Нижегородскй и Свердловской областях эти вопросы включены в программы по поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций.

Орган исполнительной власти, ответственный за развитие благотворительности, определен в 28 регионах. При этом, судя по отчету, власти субъектов не пришли к единому мнению, кто же должен контролировать эту сферу. Где-то это министерства и департаменты культуры, где-то — соцполитики, образования и даже спорта. А, например, в Пермском крае вопросы благотворительности отнесены к деятельности администрации губернатора.

Советы по развитию сектора, куда должны входить представители власти, бизнеса, НКО и общественных палат, есть только в 18 регионах. А система оценки результатов развития благотворительности — в четырех.

В анализе Минэкномразвития фигурируют отчеты только 46 регионов: именно столько отреагировали на запрос ведомства с просьбой предоставить необходимые данные. Это, сетует ведомство, «не позволяет отразить полноценную картину».

Благотворительные и некоммерческие организации помогают власти приблизиться к гражданам, заявил председатель комитета Госдумы по труду и соцполитике Ярослав Нилов.

— И, как показывает практика, социально ориентированные некоммерческие организации выполняют свою работу порой лучше, чем государственные и муниципальные структуры, — сказал он.

Депутат предположил, что власти в некоторых регионах просто не заинтересованы в том, чтобы некоммерческие организации проявляли свою активность, чтобы не показывать «бездарность и ненужность региональных чиновников».

Финансовая поддержка

Сразу три пункта из 13 в стандарте Минэкномразвития касались материальной поддержки НКО, которые занимаются благотворительной деятельностью: предоставлении им финансовой и имущественнной поддержки, а также налоговых льгот.

Но, согласно отчету, льготы для НКО по транспортному налогу (он устанавливается субъектами) есть только в четырех регионах. Из них в трех субъектах от налога освобождаются только общественные организации инвалидов и организации, находящиеся в собственности всероссийских обществ. А еще в одном на такие льготы могут претендовать только общественные объединения Героев Советского Союза и Героев России.

Льготы на имущество для НКО есть только в трех регионах: Пермском крае, Удмуртии и Коми. Но в двух первых они общие, а в Коми — лишь для религиозных организаций.

Финансовая поддержка — наиболее болезненная тема в регионах, полагает руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Высшей школы экономики Ирина Мерсиянова.

— Попробуйте, пробейте стену местного минфина, который обычно не готов на выпадающие из регионального бюджета доходы, даже если это на творение добра, — сказала она. — Иначе в одно место добавят, а из другого сразу уйдет.

А Ярослав Нилов призвал дебюрократизировать процесс получения НКО грантов, в том числе федеральных, так как, по его словам, порой организации жалуются, что оплата услуг бухгалтера, готовящего отчет по реализации гранта, составляет его «львиную долю».

На добром слове

Гораздо активнее регионы готовы стимулировать развитие благотворительной деятельности нематериальными мерами. Например, 32 из них отчитались, что награждают волонтеров, социально ориентированные НКО и активных граждан благодарственными письмами и грамотами. А, например, в ответе Омской области говорится, что там, помимо похвальных писем, «размещают слова благодарности на официальном сайте уполномоченного органа».

Знаки отличия за вклад в развитие и поддержку благотворительной деятельности присуждают власти 18 регионов, 21 субъект проводит конкурсы для организаций этой сферы. В 22 регионах участникам благотворительной деятельности дарят пригласительные билеты на различные культурные мероприятия, форумы, образовательные семинары.

Благотворительность сама по себе не подразумевает материальных стимулов, напомнила Ирина Мерсиянова.

— И нематериальные играют не менее значимую роль,— полагает она. — Заниматься благотворительной деятельностью надо и ради уважения. Когда это будет считаться «круто», можно говорить о развитии культуры благотворительности.

И всё же благотворительная деятельность в регионах развивается, несмотря на то, что сфера меньше другие поддается стандартизации, попыталась защитить субъекты председатель комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова.

— Даже в тех регионах, где было не очень хорошо, мы видим положительную динамику, — сказала она «Известиям». — Но они движутся с разной скоростью не только в поддержке НКО или благотворительности. Может быть, для системной работы не хватает федеральных стимулов развития, еще чего-то кроме писем Минэкономразвития.

Стандарт по развитию волонтерской деятельности появился пять лет назад, а по развитию благотворительной деятельности — только два года назад, напомнила Ирина Мерсиянова.

— Нужно время, чтобы и этот стандарт прижился, прежде чем станет инструментом развития в регионах, — сказала она. — Скорее всего, пока прошло мало времени, чтобы регионы приняли этот документ как руководство к действию.

Минэкономразвития, резюмируя свой анализ, указало, что «целесообразно» обратить внимание властей регионов на необходимость развития институциональной базы и нормативно-правовой основы поддержки благотворительности, а также разработки и принятия мер налогового стимулирования.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир