Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
В Подольске мужчину избили за замечание и бросили умирать на дороге
Наука
Ракета «Протон-М» со спутником «Электро-Л» стартовала с Байконура
Мир
Экс-премьер Израиля обвинил Запад в срыве российско-украинских переговоров
Мир
Шольц заявил о «консенсусе» с Зеленским по применению западного оружия
Недвижимость
Количество новостроек в продаже в РФ выросло на 30%
Происшествия
Тело женщины извлекли из-под завалов обстрелянного ВСУ дома в Донецке
Мир
Умер экс-президент Пакистана Первез Мушарраф
Мир
В КНР назвали чрезмерной реакцию США в отношении китайского аэростата
Происшествия
Пожарный погиб при тушении жилого дома в Подмосковье
Мир
Арестович предупредил о неприятностях для ВСУ в Донбассе
Происшествия
Глава Северной Осетии и журналисты попали под обстрел в Запорожской области
Спорт
Игорь Гришин покинул пост главного тренера ХК «Спартак»
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Диалог между президентами России и США и прошедший в апреле обмен заключенными позволяет Виктору Буту надеяться на скорое возвращение домой. Об этом предприниматель, отбывающий в американской тюрьме «Марион» 25-летний срок, рассказал в эксклюзивном интервью «Известиям». После его перевода в спецблок сверхстрогого режима представителям РФ лишь дважды удалось навестить россиянина. Виктор Бут отметил, что из-за поздно оказанной в тюрьме медицинской помощи ему не установили диагноз, в итоге заболевание он перенес в тяжелой форме. В связи с ужесточенными условиями содержания интервью у Виктора Бута «Известия» взяли только при содействии его жены Аллы.

«Не теряю надежды, что в ближайшее время смогу вернуться домой»

— Виктор, вся страна переживает за вас. Теперь, когда возможность вернуться на родину так близка, ощущаете ли вы поддержку соотечественников и помощь своей страны?

— Да, конечно, я, безусловно, чувствую поддержку со стороны соотечественников, моей страны и особенно — со стороны посольства России, так как недавно меня посетил посол РФ в США Анатолий Антонов. Мы разговаривали почти полтора часа. Это была для меня большая поддержка, потому что наконец-то за полтора года я первый раз смог спокойно поговорить с человеком напрямую, а не по телефону. Я давно никого не видел и ни с кем не общался.

Посол РФ в США Анатолий Антонов

Посол РФ в США Анатолий Антонов

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Он передал мне слова поддержки и со стороны России, и со стороны правительства, и со стороны российских граждан. Также мне постоянно передает пожелания от россиян моя жена. Я знаю, что люди переживают за меня, желают мне здоровья и сил. Я знаю, что многие пишут письма в социальных сетях и на электронную почту моей жене, она мне их тоже зачитывает. Так что, конечно, я это чувствую.

Единственное, боюсь, что все разговоры об обмене могут оказаться только разговорами. Очень тяжело об этом думать. Но я все-таки не теряю надежды, что в ближайшее время смогу вернуться домой к семье и быть со своей страной в это тяжелое время.

— Как ваше здоровье? Оказывают ли в американской тюрьме необходимую вам медицинскую помощь?

Сейчас здоровье стало более-менее нормальным, выправляется. Какие-то тяжелые недуги и обострения ушли, раны затянулись, но процесс реабилитации длительный. Мне же очень долго не оказывали никакой медицинской помощи — около восьми месяцев. И болезнь буквально перешла в запущенное состояние, когда образовались кровоточащие язвы по всему телу. От боли я не мог не то что мыться, но даже спать. Мне долго не давали обезболивающих и не принимали каких-либо шагов, чтобы помочь, пока болезнь не приняла крайние формы.

Со стороны жены предпринимались огромные усилия. Она писала обращения и в МИД России на имя замминистра Сергея Рябкова, и в посольство РФ в Вашингтоне с просьбой, чтобы они обратились в министерство юстиции США, и в бюро тюрем, чтобы мне наконец оказали медицинскую помощь.

Супруга россиянина Алла Бут (слева) с дочерью на пресс-конференции в генконсульстве РФ в Нью-Йорке

Супруга Алла Бут (слева) с дочерью на пресс-конференции в генконсульстве РФ в Нью-Йорке

Фото: ТАСС/Игорь Борисенко

На сегодняшний момент мое состояние более-менее стабильное. Но в связи с упущенным временем диагноз не был поставлен. Что именно это было за проявление инфекции — герпес, вирусный лишай или еще что-то — непонятно. Каких-то профилактических мер не ведется. Препараты никакие мне не назначены, я ничего не принимаю.

— Насколько, по вашим ощущениям, близка долгожданная свобода и возвращение к своей семье на Родину?

— Я не могу оценить, насколько близко мое возвращение в Россию. Но меня, конечно, радуют и обнадеживают два момента: что подобного рода обмен уже произошел (россиянина Константина Ярошенко на американца Тревора Рида. — «Известия») и что уже был диалог между президентами наших стран. Да, идут разговоры о том, что переговоры по вопросу обмена заключенными продолжаются. Насколько это будет сделано быстро — зависит от доброй воли США и от того, как скоро смогут договориться стороны, ведущие диалог об обмене.

«Могу сказать, что я нахожусь в полной изоляции»

— Каким образом получаете новости из России?

— К сожалению, новости я получаю только из газет, на которые меня ранее подписало российское посольство. Но последние полтора месяца и их я не получаю, потому что там произошла ошибка технического характера. Газеты может отправлять только издательство и любое другое юридической лицо, но мои газеты якобы были оформлены от физического лица, поэтому тюрьма сказала, что прессу мне пока передавать не будут.

Поэтому на сегодня никакой информации извне о том, что происходит в России, об актуальных новостях в стране я не знаю. Разве что иногда, буквально в двух словах жена успевает рассказать мне по телефону, что происходит на самом деле. Потому что то телевидение, которое предоставляют нам в тюрьме, — это канал CNN, Fox News и спортивные каналы. Других источников информации у меня нет, поэтому, к сожалению, информация доходит до меня очень поздно. И получается фактически полный разрыв и дезориентация в информационном поле о ситуации в стране. Посольство обещало решить эту проблему в ближайшее время. Конечно, очень жду, но насколько быстро это получится, пока неизвестно.

— Посещает ли вас кто-то в тюрьме?

Указатель к тюрьме «Марион», где отбывает наказание российский предприниматель Виктор Бут

Указатель к тюрьме «Марион», где отбывает наказание российский предприниматель Виктор Бут

Фото: РИА Новости/Михаил Тургиев

— Нет. Меня никто не посещает. С 2020 года было всего два визита: один раз посетил консул и несколько недель назад — посол РФ в США Анатолий Антонов. Других возможностей посещения ни у кого нет, потому что поездка семьи — это большая проблема и с точки зрения финансовой возможности, и с точки зрения получения визы в США.

Причем такая же сложность возникала еще в 2019 году, когда меня посетили жена и дочь, поэтому этот вопрос сейчас не поднимается. Но даже если так произойдет и моей семье удастся приехать сюда, то в связи с моими условиями содержания мы не сможем общаться напрямую, как это было тогда. Мы сможем общаться только в небольших закрытых помещениях через стекло и по телефону. Сама телефонная связь идет через Вашингтон, потому что все разговоры должны записываться, так как это федеральная тюрьма.

Могу сказать, что я нахожусь в полной изоляции. Я вижу только тех людей, которые находятся со мной в одном блоке. Это 28 заключенных. Понятно, что и здесь общение очень ограничено. Поэтому, конечно, с социализацией большие проблемы. И естественно, можно сказать, что для меня визит нашего посла Анатолия Антонова — это как глоток живой воды.

— Расскажите, как в тюрьме вам удавалось писать картины? Как вы создавали свои работы, которые 15 ноября были представлены в холле Совета Федерации?

— Я пробовал осваивать различные техники: пытался рисовать сначала карандашом и шариковой ручкой — это то, что было у меня из материалов первоначально. Потом через тюремный магазин получилось заказать другие изобразительные средства — мелки, цветные и пастельные карандаши. А еще через пару лет и масляные краски. Так что пробовал и осваивал различные техники. Смотрел, что у меня будет лучше получаться. Конечно, всё изучал сам по учебникам, потому что никогда ранее не учился рисовать. И художественную перспективу, и техники работы с различными изобразительными средствами, чтобы научиться правильно работать с этими материалами. Пытался смешивать разные техники.

Посетитель на открытии выставки художественных работ российского бизнесмена Виктора Бута в Общественной палате РФ в Москве

Посетитель на открытии выставки художественных работ российского бизнесмена Виктора Бута в Общественной палате РФ в Москве

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Желание рисовать у меня было постоянно, и когда удавался такой случай — рисовал практически каждый день. К сожалению, последние четыре года этой возможности нет, так как меня перевели на другой режим содержания, и в этом блоке невозможно заниматься творчеством. Даже если я что-то рисую карандашом — у меня это отбирают и утилизируют. Конечно, это стало очень большой потерей. У меня забрали возможность не только заниматься «художественной медитацией», но и иметь хоть какое-то самостоятельное развитие в таких условиях содержания.

Читайте также
Реклама