Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В центральной части Турции произошло землетрясение магнитудой 5,3
Мир
В Мариуполе украинские боевики в ходе боев минировали трамваи
Мир
Число погибших при землетрясении в Турции возросло до 3381
Мир
В Швейцарии допустили отказ от нейтралитета в вопросе поставок оружия Киеву
Мир
Спасатели РФ направились в наиболее пострадавшую от землетрясения провинцию Турции
Армия
Российский танкист рассказал о спрятавшихся в подвалах домов украинских националистах
Мир
В МИД Японии заявили о нацеленности на мирный договор с Россией
Наука
«Прогресс МС-20» отстыковался от МКС
Мир
Россиянин погиб при землетрясении в Турции
Общество
Сотрудники ФСБ ликидировали ячейку террористов в Москве и Красноярске
Армия
Рогов заявил о стабилизации линии фронта в Запорожской области
Мир
Байден рассказал о нежелании отправлять истребители F-16 на Украину

«Если будет всеобщая мобилизация, пойдём все»

Биатлонистка Ольга Зайцева — о своей воинской учетной специальности, выборах президента СБР и карьере в политике
0
Фото: ТАСС/Сергей Фадеичев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский биатлон остывает от очередного скандала. В октябре Виктора Майгурова переизбрали на пост президента Союза биатлонистов России (СБР), но кампания получилась очень бурной. Сторонники второго кандидата — Алексея Нуждова — обвиняли оппонентов в финансовых махинациях и давлении на участников голосования. Тем не менее большинство «биатлонной семьи» встало на сторону Виктора Майгурова. В том числе и легендарная спортсменка, двукратная олимпийская чемпионка Ольга Зайцева. В интервью «Известиям» она прокомментировала исход выборов президента СБР, возможную мобилизацию спортсменов, оценила, как скажется на уровне российских биатлонистов международный бан, и объяснила, почему, в отличие от некоторых коллег, никогда не пойдет в депутаты.

— Вы активно поддерживали Виктора Майгурова на выборах президента СБР. Удовлетворены тем, что он сохранил свой пост?

— Я поздравляю Виктора Викторовича с избранием. Всем, кто за него голосовал, спасибо! С моей точки зрения, всё, что происходило последние полгода вокруг этих выборов, некрасиво. Это грязные игры оппонентов Майгурова, честные люди так не поступают. Мне сразу скажут в обратку: все методы хороши! И они используются! Оппоненты выбирали такие методы. Виктор Викторович выбирает другие. А у его оппонентов была позиция обвинять, бумажки писать. Это уже пережитки прошлого — бумажки писать. Однако всегда побеждает правда, справедливость. Не сразу, но всё равно побеждает.

— Как теперь работать Майгурову с теми региональными федерациями, руководители которых всё это время публично выступали против него?

— Хорошо, что у нас было открытое голосование. Все увидели, кто и как относится к кандидатам. И в итоге большинство было за Майгурова, оценив таким образом предыдущие два года его работы во главе СБР. Как работать дальше? Если они будут работать, то по правилам нового президента.

— Скандальные истории сотрясают СБР еще с 2000-х годов, когда президентом был Александр Тихонов. И так при каждом руководителе союза, будь то Михаил Прохоров, Александр Кравцов, Владимир Драчев и теперь Виктор Майгуров. Можно ли рассчитывать на то, что по крайней мере на ближайшие четыре года это прекратится?

— Не знаю. Пока будут люди, которые всегда пытаются всё сотрясать, такое может продолжиться. Сколько мы, биатлонисты, ни бегали на соревнованиях, всегда были люди, недовольные управлением Тихонова, Прохорова, Драчева… Как говорится, для всех хорошим ты не будешь.

Надеемся, что всё устаканится и СБР будет работать по примеру Федерации лыжных гонок России, которой уже более 10 лет успешно руководит Елена Вяльбе. Там ведь еще больше спортсменов, больше регионов, больше гонок. Но всё регулируется.

В принципе, результат за два года правления Майгурова был хороший. Всё стало налаживаться. А все эти дёрганые выборы, перевыборы, мешают работе. Надо дать человеку работать спокойно, и всё будет хорошо.

— Какие теперь задачи у СБР с учетом отсутствия международных стартов?

— Я всегда ищу позитивные моменты. Спортсмены сейчас поездят по России, посмотрят, как развиты регионы. Дети в регионах смогут увидеть своих кумиров. Раньше они по большей части соревновались за границей, никто их не видел. А сейчас соревнования — в России. Поддержка государства есть, деньги на сборы выделяются. Это не 1990-е годы, когда о спортсменах забывали. Раньше спортсмены часто завязывали со спортом из-за отсутствия денег, уходили. Сейчас даже такую сложнейшую ситуацию, когда нет международных стартов, можно пережить. Тренируйтесь в своей стране, спокойно работайте.

— Личные доходы биатлонистов не сильно упадут в текущей ситуации?

— Чужие деньги не считала. У меня позиция: будешь хорошо работать — будут и деньги, и всё остальное. На сколько ты наработаешь, столько и заработаешь.

— Отсутствие соревновательной практики на международном уровне сильно скажется на конкурентоспособности наших спортсменов? Какие будут результаты, если через год или два нас допустят к международным стартам?

— Думаю, не скажется. Наоборот, наши будут голодными до международных стартов. Конечно, им может быть дискомфортно от того, что они долгое время не выступали. Но это же работа. Они же не сидят без дела. И это стимул — тренироваться и тренироваться. Надо развить злость. Хорошую злость, спортивную. Чтобы потом приехать и доказать всем, что мы крутые. Крутые всегда.

— Вы последние полгода поддерживаете контакт со своими иностранными коллегами, бывшими соперницами?

— Нет.

— То есть реакцию на всё происходящее не знаете?

— Я знаю реакцию некоторых, но не хочу о ней говорить. Я поддерживаю свою страну, своего президента. Я в нашей стране. И поэтому то, что они там… Мне кажется, что многие спортсмены там нас поддерживают. Просто идет накрутка со стороны средств массовой информации. Я сильно в это не углубляюсь, читаю только поверенные источники. Но многие оказываются под влиянием подобной мировой медийной кампании. Хочется надеяться, что рано или поздно у людей откроются глаза и им всё станет понятно.

— Недавно к России присоединились четыре новых региона. Понятно, что Донбасс, Херсонская и Запорожская области — южные регионы, поэтому там непросто развивать зимние виды спорта. Но нужно ли тому же СБР в будущем их как-то интегрировать в свою систему?

— Давайте подождем, чтобы там все успокоилось, настал мир и народ мог спокойно жить. А так, конечно, увеличилось количество регионов, а значит, увеличилось количество спортсменов в России. Они все наши. И мы будем с ними работать, как с Крымом после 2014 года. Возрастает конкуренция, а за счет этого идет рост спортсменов.

— Как думаете, частичная мобилизация должна касаться спортсменов, особенно состоящих в ЦСКА и «Динамо», имеющих офицерские звание ВС РФ и Росгвардии?

— Не хотелось бы резко высказываться... Моя первая мысль: всех призывать. Даже я сама готова пойти. Потому что мы умеем стрелять. Обязаны отдать долг Родине, но… Здесь много «но». Есть дети, есть родители... Каждый человек свой выбор делает. Прятаться? Я бы не пряталась. Но это личное мое мнение.

— Вас как женщину призыв если и коснется, то, вероятно, в последнюю очередь.

— Но я при погонах. Я майор Вооруженных сил в запасе. Хотя, конечно, в первую очередь должны призываться профессионалы, те, кто служил в армии. Ну умеем мы, биатлонисты стрелять. И что? В стрессовой ситуации кто из нас куда начнет стрелять? Поэтому надо тщательно разбираться по каждому мобилизуемому, что у него написано в военном билете, какая специализация и т.д.

— А у вас что написано?

— «Спортсмен-инструктор». И что я там буду делать, спортсмен-инструктор? По лесу бегать с винтовкой? Этому же надо обучаться. Но если будет всеобщая мобилизация, конечно, мы все пойдем.

— В сентябре на заседании комиссии спортсменов ОКР выдвигалась идея снижения пенсионного возраста для спортсменов. Как вы относитесь к этой идее?

— Я могу высказать аргументы и за, и против. Подобные вопросы всегда поднимаются в пользу спортсменов, которые закончили карьеру. Но мое мнение — надо говорить не о снижении пенсионного возраста, а о том, как адаптировать спортсменов к жизни после завершения карьеры. Не всем ведь дано тренировать, не на всех найдутся такие вакансии. Все спортсмены же разные. И надо найти им полезное применение. Для них самих и для общества. Да, можно кого-то посадить в депутатство, но что это даст? Они же спортсмены. Одно дело, если ты обучился этой работе, имеешь соответствующее образование. А если просто сидеть и штаны протирать, то считаю, что это не надо.

— То есть вы как Сергей Чепиков и Антон Шипулин не пойдете в депутаты?

— А зачем это нужно? Быть флажком? Я именно так это называю — «быть флажком». Ты известный человек, люди на тебя смотрят, за тобой идут. Но, когда ты работаешь на должности, тебе говорят, что делать. И ты делаешь. А ты должен делать по зову сердца, а не по чьей-то указке. И делать то, что умеешь. Развивать свой регион, развивать свой вид спорта, учить детей биатлону, поскольку ты всю жизнь в этом виде спорта провел. Рассказать будущему поколению свои секретики. Я училась на преподавателя физической культуры, на тренера. Туда мне и надо идти.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир