Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Патрушев указал на неизменность целей спецоперации России по защите Донбасса
Мир
Заседание российско-монгольской межправкомиссии решено провести в России
Мир
Сдавшийся на «Азовстали» швед опроверг обвинение в участии в боевых действиях
Мир
Две женщины ранены в ДНР в результате обстрела со стороны ВСУ
Мир
Лавров посетит Вьетнам с рабочим визитом 5 и 6 июля
Мир
Один из пострадавших при обстреле Горловки скончался
Мир
В Японии назвали инфляцию в Европе эффектом бумеранга санкций против РФ
Общество
Сейсмологи зафиксировали три землетрясения за сутки в Камчатском крае
Экономика
Правительство Японии утвердило запрет на импорт российского золота
Мир
В Турции началось расследование происхождения зерна на борту российского судна
Происшествия
Брянский губернатор сообщил об обстреле села со стороны Украины

Притяженья больше нет

Политолог Александр Ведруссов — о том, почему Евросоюз теряет свою привлекательность для России и мира
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Как ни крути, идея объединенной Европы была по-своему красивой. Да и до сих пор остается. Европейские страны, проводившие целые столетия в кровавых войнах друг с другом, в один прекрасный день решили создать сообщество на основе экономических интересов. От объединения угля и стали до полноценного союза! Брюссель — при деятельном участии Вашингтона — действительно сумел слепить из 27 государств континента свое фирменное «единство в многообразии». Стирая национальные границы, Евросоюз организовал неплохо функционирующее общее пространство для товаров, услуг, капиталов и людей. И был готов продолжать свою интеграционную экспансию на континенте.

Примечательно, что привлекательность образа ЕС до сих пор обеспечивается не столько пропагандистскими усилиями Брюсселя, сколько отсутствием соразмерно успешной альтернативы. Поэтому и на Балканах, и на постсоветском пространстве европейские интеграционные устремления по-прежнему являются существенным политическим фактором. Три из шести стран нацеленного на территории бывшего СССР «Восточного партнерства» официально провозглашают своей целью максимально быстрое присоединение к ЕС. Сербия, несмотря на исторически дружеские отношения с Россией, не отказывается от курса на вступление во всё более антироссийски настроенный Евросоюз.

Да и сама РФ последние три десятилетия стремилась если не интегрироваться в ЕС, то как минимум выстроить с ним общее торгово-экономическое пространство на основе совпадающих интересов. Объединенная стратегической прагматикой Европа от Лиссабона до Владивостока даже в конфликтных ситуациях 2008 и 2014 годов всё равно как бы по умолчанию оставалась определенным горизонтом, на который работала российская внешняя политика.

Однако в 2022 году невозможность реализации бесконфронтационных сценариев взаимодействия России с ЕС в обозримой перспективе становится очевидной даже для неисправимых еврооптимистов. Тех, что последние годы тщетно надеялись, что Москве каким-то чудесным образом удастся отделить зерна взаимодействия с некоторыми относительно невраждебно настроенными к нам европейскими столицами от плевел непоправимо испортившихся отношений с Вашингтоном и Лондоном.

30 мая прозаседавшиеся в Брюсселе лидеры стран ЕС не решились ввести полное эмбарго на поставку российской нефти, до поры до времени оставив трубопровод «Дружба» вне санкционных режимов. Правда, позже они договорились об эмбарго на две трети российского черного золота. Речь идет о блокировке поставок по морю.

Кстати, ровно так же евробюрократы, несмотря на воинственное надувание щек, всё еще не отказались от поставок российского газа. Неудивительно, ведь прекращение импорта голубого топлива из РФ обошлось бы экономике ЕС примерно в $238 млрд в текущем и следующем годах. А европейцы, хоть и проявляют в последнее время некоторые мазохистские наклонности, на самоубийц все-таки не похожи.

Тем не менее Москве следует действовать так, как будто на рынках ЕС российские товары уже не ждет ничего хорошего. Например, масштабы поставок нефти из РФ в Азию уже превышают показатели экспорта черного золота в Европу. За один месяц 2022-го мы обеспечиваем Индию нефтью в большем объеме, чем за весь 2021-й. И обгоняем Саудовскую Аравию по импорту черного золота в Китай.

Нарастающая конфронтационность взаимоотношений с Европой необратимо разворачивает российскую торговлю и внешнюю политику в азиатском направлении. Со скоростью, комфортной далеко не всем. Процессы, которые в иных условиях заняли бы десятилетия, протекают за годы и даже месяцы. А вот их осознание, равно как и соответствующая торгово-транспортная инфраструктура, сильно отстают от хода нового времени.

Находясь в западоцентричной системе координат, мало кто из нас осознает тот факт, что в течение 18 из 20 веков нашей эры Китай вносил больший вклад в мировую экономику, чем любая из западных держав. Например, в 1820 году Поднебесная производила более 30% глобального ВВП.

Мир всего лишь постепенно возвращается к соответствующим историческим пропорциям. В прошлом году китайский ВВП превысил валовый внутренний продукт всего Евросоюза. По оценкам Азиатского банка развития, к середине века регион удвоит свою долю в мировом ВВП. По прогнозам МВФ, уже к 2024 году четыре из шести крупнейших экономик мира будут располагаться в Азии. А значит, именно там в ближайшие десятилетия будет преимущественно генерироваться глобальный спрос. И именно туда направятся мировые инвестиции.

Ну а если где-то прибыло — значит, где-то убыло. Например, всего за одну неделю марта инвесторы вывели из европейский ценных бумаг $13,5 млрд. Это еще не катастрофа, но уже исторический рекорд. А если представить, что к концу года сбудется мрачный прогноз сербского президента Александра Вучича о пятикратном повышении европейских цен на газ? Такой сценарий не то что нельзя полностью исключать, но даже и считать слишком маловероятным. Сегодня трубопроводы с российскими углеводородами продолжают практически бесперебойно накачивать экономику ЕС жизненно необходимой энергией. А завтра? Кто гарантирует, что малоадекватная брюссельская бюрократия, которая уже в нескольких местах прострелила себе ногу пагубными прежде всего для Евросоюза антироссийскими санкциями, не решит вдруг выстрелить себе в голову? Особенно если последует соответствующий убийственный сигнал из Вашингтона или, кто знает, из Лондона.

Пока лидеры ЕС совещаются в Брюсселе о том, как бы побольнее ударить то ли по российской, то ли по европейской экономике, на всемирном форуме в Давосе звучит знаковое, хотя и запоздалое предостережение Генри Киссинджера. Человека, который лучше всех понимает, что в треугольнике США–Россия–Китай Западу категорически противопоказано поддерживать плохие отношения одновременно и с Москвой, и с Пекином. Живому классику американской внешней политики не дает покоя ситуация, при которой Россия может «полностью отделить себя от Европы» и найти «постоянный союз где-нибудь еще».

Между тем страшный сон Киссинджера неумолимо становится явью. Всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие между РФ и КНР имеет все признаки долгосрочного союза, подкрепленного и совпадающими взглядами на многополярное мироустройство, и экономическим базисом. Будучи сбалансированным расширяющимися связями Москвы с Нью-Дели, Ханоем, Вьентьяном и другими дружественными азиатскими столицами, российско-китайский альянс уже сейчас выглядит вполне конкурентоспособной альтернативой донельзя привычному, но чересчур конфликтному европейскому внешнеполитическому вектору.

Когда мир еще не знал, что «конец истории» отменяется, Соединенные Штаты Европы казались беспрецедентно успешным, в каком-то смысле прорывным проектом. Однако миграционный, пандемический, энергетический и прочие кризисы подорвали не только единство Запада в целом, но и существенно эродировали фундамент ЕС. В перспективе ближайших лет Евросоюзу попросту нечего предложить зарождающемуся многополярному миру. Вклад объединения в глобальный ВВП будет снижаться. Идейно Европейский союз несостоятелен.

В какой-то момент объяснить себе и миру, почему столь непохожие друг на друга национальные государства должны оставаться в одном интеграционном объединении, станет для глобально несубъектной и утрачивающей связь с реальностью евробюрократии невыполнимой задачей. И этот момент может наступить гораздо раньше, чем нам сегодня кажется…

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир