Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Концерт Транссибирского Арт-фестиваля состоится в миланском театре La Scala, в международном музыкальном сообществе сохраняются дружеские отношения, несмотря на политические обострения, а пандемия по-прежнему мешает гастрольной деятельности. Об этом, а также о совместной программе Юрия Башмета и Евгения Миронова, отмененных выступлениях в Англии и своем новом звании «Известиям» рассказал скрипач, худрук фестиваля Вадим Репин сразу после завершения серии концертов в Новосибирске и Красноярске.

«Музыканты — очень дружный народ»

— Прежде всего хочу вас поздравить с присуждением 1 апреля звания народного артиста. Когда мы с вами разговаривали четыре года назад, я спрашивал, почему у вас нет званий. Вы мне тогда сказали: «Я свободный художник, даже не помню, где моя трудовая книжка лежит. Одно время она была в какой-то филармонии, сейчас, по-моему, хранится в сейфе в офисе фестиваля...» С тех пор что-то изменилось?

— Изменилось. Появились люди, которые не только обратились в Министерство культуры с инициативой, но и занимались технической частью этого дела, и я им очень благодарен! В итоге в канун моего 50-летнего юбилея всё получилось, чему я очень рад.

— Что меняет для вас наличие этого звания? Ваша карьера прекрасно складывалась и без него.

— Не думаю, что что-то должно поменяться в моей профессии. Я как был предан игре на скрипке и музыкальному искусству в целом, так и остаюсь. Но, наверное, ментально для русского музыканта есть в этом какое-то особое значение и радость. Не могу объяснить словами… С юности всех моих кумиров объявляли: «Народный артист». Тогда еще Советского Союза, потом — России. Теперь так будут объявлять меня. Это ценно.

фестиваль
Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

— У вас завершилась основная фаза Транссибирского фестиваля. Его проведение совпало с драматичными событиями в мире. Было тяжелее, чем раньше?

— Фестиваль пролетел стремительно и в каких-то аспектах даже удачнее, чем в прошлые годы, когда всё осложнила пандемия. У нас сейчас были полные залы на всех концертах без исключения, даже на показах документального кино. В качестве гостей приехали совершенно фантастические артисты, и каждый концерт для меня оказался особым событием. Да, из-за проблем с логистикой было очень трудно выстроить программу. Но от концерта к концерту мы учились действовать еще мобильнее, еще умнее.

Кого бы вы отметили из гостей? Чье участие для вас было наиболее ценным и в большей степени сформировало облик фестиваля?

— Я не люблю кого-то выделять. Особняком, конечно, стоит дорогой моему сердцу проект «Па-де-де» со Светланой Захаровой — мы планировали показать его только в Красноярске, но в итоге привезли и в Новосибирске как замену одной из программ, которая была построена на музыке Голливуда и, следовательно, американских артистах. Посмотрим, думаю, что когда-то нам всё же удастся ее показать.

Особая благодарность моим ближайшим друзьям, Юрию Башмету и Александру Князеву. У Башмета была замечательная программа с Евгением Мироновым — это один из оригинальных проектов, который мы запланировали изначально.

— А приехал ли кто-то из зарубежных артистов?

Пианист Итамар Голан из Израиля, виолончелист Нарек Ахназарян из Армении. Им пришлось выдержать многочасовой путь с пересадками, чтобы оказаться в Новосибирске, Красноярске — и при этом они выступили превосходно!

Виолончелист Нарек Ахназарян

Виолончелист Нарек Ахназарян

Фото: РИА Новости/Александр Уткин

— А те, кто все-таки не приехал, отказались от участия исключительно из-за транспортных проблем или же из-за политики?

— Полагаю, у каждого артиста были свои соображения, и не мне судить о причинах принятого ими решения. Но в основном это все-таки логистика, потому что музыканты — очень дружный народ. Радость общения со зрителем и друг с другом для нас превыше всего.

— Насколько мне известно, вам пришлось спешно перекраивать какие-то программы и самому выходить на сцену вместо зарубежных артистов.

— Да, какие-то программы мне пришлось взять в свои руки. Не очень много. Но все-таки были мероприятия, которые без моего участия не состоялись бы вовсе.

— Для вас такие экстренные вводы — напряжение или радость?

— Когда находишься в раже фестивального концертирования, трудно ответить на этот вопрос даже самому себе. А сейчас, когда в Сибири всё закончилось, единственное чувство, которое меня переполняет, это радость, что фестиваль состоялся вопреки всему и что залы на концерты были проданы до последнего места.

Вадим Репин

Дирижер Клаудио Ванделли и скрипач Вадим Репин

Фото: РИА Новости/Артур Лебедев

«Это может измениться очень быстро, а может и вовсе не измениться»

— Вы говорите, что публика была очень позитивно настроена. Но, находясь на сцене, вы наверняка чувствовали тревожность, переполняющую сейчас многих людей. Было ли ощущение, что зрители реагируют и воспринимают всё иначе, чем в прошлые годы?

— Может быть, в чем-то реакция была более яркая. Но вообще я бы не стал сравнивать один год с другим. Порой даже между концертами за два соседних дня разница в зрительском восприятии бывает сильнее, чем между двумя фестивалями. Это зависит от конкретной публики, которая собралась на то или иное мероприятие. И, конечно, от произведений.

Допустим, если мы играем Тройной концерт Бетховена, то стараемся создать атмосферу, подходящую для его восприятия. Мы не просто улавливаем эмоции зала, но и делимся своими чувствами, влияя тем самым на зрителей. Фестиваль ведь на то и существует, чтобы делиться чувствами, эмоциями и идеями, которые несет в себе искусство.

— Такие крупные фестивали, как ваш, планируются обычно сильно заранее. Вы уже думаете, как будете формировать программу на следующий год? И если да, то исходите ли вы из того, что нынешние сложности сохранятся?

Пока идут концерты в Москве, Самаре, Петербурге, нет времени думать о будущем. Но у нас действительно есть наработки, рассчитанные на три-пять лет. Ведь фестиваль — это не так, что ты проснулся и сделал его. Приходится планировать сильно вперед. Впрочем, сейчас я не могу сказать, что точно будет в 2023-м, а что придется на какие-то следующие годы переносить.

зрители
Фото: РИА Новости/Наталья Селиверстова

— По вашим ощущениям, как долго сложившаяся непростая ситуация будет оказывать влияние на музыкальную жизнь?

— Не знаю. Я не провидец. Это может измениться очень быстро, а может и вовсе не измениться.

— Ваш собственный график как скрипача претерпел какие-то изменения?

В ближайшие несколько месяцев у меня практически не отменяются концерты. Так, 16 мая мы играем в Милане — там состоится совместный концерт Транссибирского фестиваля и театра La Scala. Мы будем представлять произведения «Диалог: Я и Ты» Софии Губайдулиной и La Sindone Арво Пярта. Они были написаны по моей личной просьбе специально для нашего фестиваля и в прошлые годы исполнены в Новосибирске. Теперь состоится их европейская премьера.

— Италия не отказалась от этих планов в связи с санкциями?

— Нет, всё должно состояться. Повторюсь: музыкальное сообщество очень дружное. Искусство строит мосты, и мы нашим примером, всей нашей деятельностью это демонстрируем.

— Не планируете ли вы усиливать гастрольную деятельность в восточном направлении? Сейчас много говорится о сотрудничестве с Китаем, с Индией, с другими крупными азиатскими государствами.

Я собираюсь выступать во всех этих странах. Но говорить, что я буду специально что-то усиливать, наверное, не совсем правильно. Сезон идет в разных странах, на разных континентах. И везде свои обстоятельства. Какие-то мероприятия отменяются — по разным причинам, не только из-за политики. Например, прямо сейчас я должен был оказаться на гастролях в Англии и две недели играть там с Китайским симфоническим оркестром, но всё было отменено из-за пандемии — логистически такой проект реализовать пока еще очень сложно. Китай тоже усиливает ковидные ограничения, некоторые города вообще закрываются.

Хотя все перестали говорить о коронавирусе, он еще существует.

Репин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— То есть на себе вы пока не почувствовали никакой «культуры отмены»?

— Ничего не почувствовал. Но я же был в Сибири всё это время. Да и планы пока все в силе.

Справка «Известий»

Вадим Репин обучался игре на скрипке в Новосибирской специальной музыкальной школе. В 11 лет победил в Международном конкурсе скрипачей имени Генриха Венявского в Польше, в 18 стал лауреатом Конкурса имени королевы Елизаветы в Бельгии. В его послужном списке — сольные выступления и работа с оркестрами под руководством Иегуди Менухина, Мстислава Ростроповича, Зубина Меты, Рикардо Мути, Кента Нагано, Валерия Гергиева и других выдающихся дирижеров. Художественный руководитель Транссибирского фестиваля. Народный артист России.

Читайте также
Реклама