Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Тарковский продолжает оказывать влияние на новые поколения режиссеров

0
Фото: Global Look Press/Russian Look
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Андрей Тарковский родился 90 лет назад; несмотря на скоропостижную смерть в середине 1980-х, он остается главным русским режиссером, хотя с момента выхода его последнего фильма прошло уже более трети века. Статья «Известий» показывает, что его кино по-прежнему влияет на деятелей искусства даже далеко за границами бывшего СССР.

Тарковский — пример художника-максималиста. Художника, не желающего ни у кого идти на поводу и готового на самые серьезные жертвы. Так, во время съемок финала «Жертвоприношения» большой деревянный дом главного героя должен был по-настоящему целиком сгореть перед камерой. Еще показательнее и неоднозначнее история с «Андреем Рублевым». Защитники и обвинители режиссера до сих пор спорят, действительно ли корова была заживо сожжена или же ее все-таки защитили накидкой (но всё равно доставили боль пламенем).

Наследие Тарковского — прежде всего, семь полнометражных игровых фильмов — отодвигает на второй план саму личность. И хотя времена изменились, поднятые Тарковским темы, сформулированные им в художественных метафорах идеи ничуть не потеряли силу звучания.

В какой-то момент, годах в 1990-х и 2000-х, каждый второй студент ВГИКа становился эпигоном Тарковского, придумали даже обидное (не для режиссера, а для его подражателей) определение «тарковщина». Но настоящих больших последователей так и не появилось.

В ученики Тарковского любят записывать Сокурова, но он никогда не учился у старшего коллеги, а просто дружил с ним — тот ему покровительствовал. Кроме того, эстетическая и идейная пропасть между Тарковским и Сокуровым огромна.

Другой фестивальный гранд — Ларс фон Триер — напротив, любит говорить о влиянии Тарковского на свое кино, хотя по сути не менее далек от создателя «Зеркала», чем Сокуров.

Датчанин даже посвятил русскому режиссеру свой фильм «Антихрист». И, видимо, это был вполне искренний жест, хотя многие сочли такой оммаж провокацией

Триер заявил о себе на весь мир очень рано, со своим дебютным полным метром «Элемент преступления» попав в Канны в 1984 году. Андрей Арсеньевич видел там этот фильм и отреагировал словами: «Очень слабо».

Подробнее читайте в эксклюзивном материале «Известий»:

Свет мой, «Зеркало»: почему Тарковский остается русским режиссером номер один

Читайте также
Реклама
Прямой эфир