Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Токио предсказуемо негативно отреагировали на заявление Москвы о нежелании вести дальнейший диалог по поводу заключения мирного договора. Впрочем, дискуссии России и Японии по этой теме, равно как и по совместной экономической деятельности на Южных Курилах, переговоры по которой тоже поставили на стоп, и до того не предвещали никаких прорывов. По мнению опрошенных «Известиями» экспертов, ждать от Токио новой порции санкций в ответ на нынешнее решение Москвы вряд ли стоит — японцы и так уже ввели огромное количество рестрикций, а обрубать еще и энергетическое сотрудничество с РФ слишком невыгодно им самим.

По нарастающей

В сентябре 2021 года, выступая на Владивостокском экономическом форуме, Владимир Путин заявил, что и Россия, и Япония заинтересованы в полной нормализации отношений и отсутствие мирного договора — это нонсенс. В марте 2022 года свершившимся фактом, не вызывающим ни малейших сожалений и особых удивлений, оказалось уже не столько отсутствие самого договора о мире с одним из восточных соседей России, сколько само нежелание работать над его заключением.

«Российская сторона в нынешних условиях не намерена продолжать переговоры с Японией по мирному договору ввиду невозможности обсуждать подписание основополагающего документа о двусторонних отношениях с государством, занимающим откровенно недружественные позиции и стремящимся нанести ущерб интересам нашей страны», — пояснило свое решение российское внешнеполитическое ведомство вечером 21 марта.

Реакция Токио на заявление МИД РФ оказалась предсказуемо жесткой. 22 марта премьер-министр Фумио Кисида резко осудил этот шаг, назвав действия России «крайне неразумными и абсолютно неприемлемыми». В тот же день главный секретарь кабинета министров Хирокадзу Мацуно сказал, что Япония уже подала протест послу России в Токио. При этом позднее министр иностранных дел Есимаса Хаяси заявил журналистам, что основная политика Японии, направленная на урегулирование островного спора и заключение мирного договора, не изменилась.

промысел
Фото: РИА Новости/Андрей Зима

Отчасти отказ Москвы от ведения переговоров с японцами о достижении мирного договора, так и не заключенного со времени окончания Второй мировой войны, можно считать символическим жестом.

Переговоры по мирному договору и решению территориального вопроса в 2019 году показали, что позиции сторон очень сильно различаются и договориться не получается, а после ухода Синдзо Абэ серьезных переговоров фактически уже и не велось и реальных перспектив заключения мирного договора и решения территориального вопроса и так уже почти не оставалось, — сказала «Известиям» эксперт Центра комплексного китаеведения и региональных проектов МГИМО Анна Киреева.

Она добавила, что в Японии и так было довольно сильное разочарование политикой бывшего премьер-министра Синдзо Абэ, из-за того что он предпринял много усилий и японский бизнес инициировал много новых бизнес-проектов в России, но «это не принесло никаких результатов и даже наоборот, Россия ужесточила позицию, внеся поправки в Конституцию».

Еще более символическим можно счесть и решение Москвы выйти из диалога с Японией о налаживании совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах, развивать которую стороны решили в 2016 году. С того момента Россия и Япония так и не продвинулись в плане конкретных проектов — главным образом из-за того, что Япония не захотела следовать российскому законодательству на островах, считая, что это будет автоматически означать признание суверенитета РФ над ними.

— В 2016 году было желание потрафить Японии в надежде, что она умерит свои территориальные аппетиты, и мы пошли навстречу и договорились вести переговоры о совместной хозяйственной деятельности. Но за прошедшие шесть лет всё так и осталось на уровне переговоров. Так что сворачивать здесь нечего, — сказал «Известиям» руководитель Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов.

санкции
Фото: РИА Новости/Андрей Зима

Чем крыть

На фоне того, как стремительно ухудшались отношения Москвы и Токио в последние недели, вряд ли решение российских властей оказалось для Японии таким уж неожиданным. В отличие от 2014 года, когда она, будучи членом G7, примкнула к части западных санкций против Москвы за Крым, но как-то по-тихому и по минимуму, в этот раз Токио поддержал антироссийские рестрикции, что называется, по полной и с большой помпой.

В общей сложности Япония ввела меры в отношении 76 россиян, семи российских банков и 12 организаций, включая Рособоронэкспорт. Кроме того, Токио запретил экспорт в Россию и Белоруссию целого ряда товаров и технологий, пообещав также исключить РФ из режима наибольшего благоприятствования в торговле. Наконец, в соответствии с шагами союзных стран Запада азиатский сосед России заморозил активы ЦБ РФ, номинированные в японских иенах, на сумму $33 млрд и запретил российскому Центробанку размещать облигации на японском фондовом рынке. В ответ МИД РФ включил Страну восходящего солнца в список недружественных государств и ввел ряд встречных ограничений на экспорт в Японию.

Примечательно, что если после крымских событий 2014 года казалось, будто Токио примкнул к антироссийским санкциям несколько нехотя, под влиянием своих союзников по G7, то сейчас Япония сама открыто перешла к давлению на других партнеров. В частности, 19 марта Фумио Кисида побывал с визитом в Нью-Дели, где попытался убедить своего индийского коллегу Нарендру Моди (Индия, как и Япония, США и Австралия, входит в альянс QUAD) солидаризироваться с союзниками и примкнуть к антироссийским мерам.

Вместе с тем при всей жесткости японского ответа на российские действия на Украине японцы благоразумно воздержались от сворачивания энергетического сотрудничества. Если британско-нидерландская Royal Dutch Shell заявила о выходе из проекта «Сахалин-2», то японские компании продолжили там работать.

Сахалин-2
Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев

Проект «Сахалин-2» имеет довольно большое значение для энергетической безопасности Японии, так как позволяет ей диверсифицировать свои источники импорта углеводородов. На него приходится 9% импорта СПГ, — пояснила Анна Киреева. — И хотя Япония будет постепенно стремиться снижать энергетическую зависимость от России, пока в Токио не хотят выходить из этого проекта, так как это чревато большими потерями для японского бизнеса и значительным ростом цен на электроэнергию, бытовой газ и сопутствующие расходы.

Согласно подсчетам японской газеты Nikkei, отказ компаний Mitsui и Mitsubishi, совокупно владеющих 22,5% акций «Сахалина-2», от этого проекта повысит цены на импорт СПГ для Японии на 35%. И в общей сложности такой шаг обойдется стране в $15 млрд.

По словам Валерия Кистанова, Япония полностью зависит от импорта энергоресурсов, и доля России в этом экспорте представляется довольно серьезной.

— В общем японском импорте наш сжиженный газ составляет где-то более 8%, нефть около 4%, уголь — порядка 13–14%. К тому же РФ под боком, а найти альтернативные источники сложно. Поэтому пока японцы не сжигают энергетический мостик с Россией, — отметил эксперт. — Но теоретически можно допустить, что в случае небывалого обострения обстановки на Украине Япония может отказаться от российских энергоресурсов.

Несколько вероятнее, по мнению Валерия Кистанова, что в ближайшее время страна может пойти на дальнейшее усиление и расширение военного союза с США. Уже сейчас в Токио ведутся разговоры о том, чтобы принять на вооружение крылатые ракеты большой дальности с целью нанесения превентивных ударов по базам противника, а также о размещении на территории Японии ракет средней и малой дальности. И хотя изначально такие шаги преподносились как ответ на угрозу со стороны КНДР и Китая, если такие ракеты в итоге появятся, в радиус действия попадает и наш Дальний Восток, резюмировал японист.

Читайте также
Реклама