Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В аппарате омбудсмена при президенте России опросили представителей бизнеса в 85 регионах страны и выявили первоочередные меры поддержки по ожиданиям предпринимателей. Эксперты говорят: чтобы выжить, нужно сосредоточиться на производстве наиболее дешевых аналогов всех импортных товаров. Как не допустить оттока бизнеса в тень — в материале «Известий».

Воздействие на рост издержек

Аппарат уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей провел мониторинг по оценке бизнесом текущего положения компаний и влияния санкций (документ есть в распоряжении «Известий»). В исследовании приняли участие руководители и владельцы 5995 компаний из всех 85 субъектов РФ. Результаты показали, что новые санкции серьезно усугубили положение российских компаний: если «старыми» (до 25.02.2022) санкциями было затронуто 26,4% компаний, то сейчас уже свыше 84%.

Выяснилось, что главной текущей проблемой для бизнеса разного уровня стал рост закупочных цен. С учетом того что больше 90% участников исследования отмечали его еще в начале года, это может иметь системное воздействие на рост издержек российского бизнеса, а значит, вести к резкому снижению его конкурентоспособности. Кроме прочего, воздействие санкций на средний, малый и крупный бизнес усиливается из-за высокой зависимости страны от импорта. Несмотря на то что прямым импортом занимается меньшая часть компаний, импортную составляющую имеет 73,2 % компаний.

— Новые санкции затронули подавляющую часть малого бизнеса (раньше внешние ограничения отражались лишь на каждом четвертом), — беспокоится омбудсмен Борис Титов. — У каждого десятого участника нашего опроса бизнес зависит от импорта полностью, у 26% — больше чем наполовину, у 37% — на 10–50%. Доля импорта в бизнеса меньше 10% — лишь у 27%. И к такому состоянию мы подошли, еще не оправившись от потерь при коронавирусе.

магазин
Фото: ТАСС/PA/Kirsty O'Connor

В аппарате омбудсмена выявили наиболее важные меры поддержки по ожиданиям предпринимателей:

  • снижение страховых взносов до уровня 12–15 % для всего бизнеса и со всей базы оплаты труда;
  • прямые выплаты на поддержание занятости — аналог субсидий в размере МРОТа и кредита ФОТ 2.0 с условием сохранения занятости в течение года (21,78%);
  • льготные кредиты по ставке не выше 6 % (15,58%);
  • неповышение ставок по старым кредитам и их реструктуризация (15,23%).

Помимо прочего, бизнес просит ввести мораторий на уплату штрафов и пеней, запретить повышать кадастровую стоимость имущества выше уровня 2021 года, заморозить тарифы естественных монополий, предоставить льготную аренду государственного имущества и предоплату по госзаказам 50%.

— Главное, чего хотелось бы добиться, — это снижения страховых взносов, — подчеркнул в разговоре с «Известиями» советник омбудсмена Антон Свириденко. — Главный вопрос в выпадающих доходах. Конечно, мы надеемся, что общее обеление покроет потенциальное выпадение. Однако на время можно докапитализировать пенсионный фонд из бюджета. Как это делается сейчас во многих странах мира.

магазин
Фото: ТАСС/Владимир Гердо

В аппарате уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей замечают, что, поскольку «большинство компаний не вышло из предыдущего кризиса, дальнейшее падение может быть сокрушительным».

Ошибка омбудсмена

С результатами мониторинга не согласна член-корреспондент РАН, заместитель директора Института экономики УрО РАН Виктория Акбердина. Она замечает, что в федеральном опросе приняли участие преимущественно предприятия торговли и потребительского сегмента услуг (56% опрошенных предприятий), а на долю промышленности приходится только 4,6% опрошенных компаний. «Это несколько искажает результаты и тренды», — указывает замдиректора Института экономики УрО РАН.

Так, например, при оценке восстановительного периода после санкций 2014 года 55,7% российских компаний ответили, что «обороты так и не восстановились». Однако в промышленности ситуация была несколько иная, напоминает Виктория Акбердина. Дело в том, что в 2014 году под санкции попали не только предприятия, прямо указанные в соответствующих списках, но и смежники, поставляющие сырье, узлы, комплектующие или производственные услуги.

Общее падение промышленного производства в обрабатывающем сегменте в 2015 году составило (–1,3%), но уже в 2016 году индекс роста физического объема в обрабатывающих производствах составил 102,6%. Далее вплоть до пандемии ежегодный средний темп прироста промышленного производства составлял 2–3%, поясняет экономист. В течение двух лет после санкций 2014 года трудности испытали предприятия машиностроения, химической промышленности и стройиндустрии. Но с 2017 года их темпы роста полностью восстановились. То есть после санкций 2014 года промышленность достаточно быстро адаптировалась, считает специалист.

магазин
Фото: ТАСС/Егор Алеев

— Сегодня ситуация с санкциями для промышленных предприятий несколько иная, — говорит заместитель директора Института экономики УрО РАН. — Санкции серьезно затронули технологическую составляющую производства и особенно импортную компонентную базу. Поэтому если бы данный опрос проводился среди промышленных предприятий, то и уровень зависимости от импорта был бы выше.

По прогнозу замдиректора Института экономики УрО РАН, в ситуации расширенной экономической изоляции в сегменте промышленности смогут удержаться прежде всего крупные и средние предприятия, имеющие определенный запас финансовой прочности и диверсифицированный продуктовый портфель. Малый же производственный бизнес сейчас в зоне экстремально высокого риска, полагает Виктория Акбердина. «Им необходимы заказы, их вовлечение в кооперационные поставки крупным и средним предприятиям», — заметила она.

Отчаиваться рано

Член Комитета Совета Федерации по экономической политике Владимир Кравченко уверен, что отечественный бизнес сумеет адаптироваться к новым экономическим вызовам. Разумеется, для того чтобы этот процесс произошел как можно более оперативно, необходима финансовая и регуляторная поддержка государства. Сенатор замечает, что в первую очередь необходимо добиться импортозамещения в стратегически важных отраслях, которые на данный момент наиболее зависимы от поставок из-за рубежа.

— К таким отраслям я бы отнес электронную промышленность, тяжелое машиностроение, промышленное станкостроение, — подчеркивает член Совета Федерации. — По многим позициям в этих сферах мы были зависимы от иностранных технологий. В то же время у нас есть собственные уникальные наработки в этой сфере. Сейчас мы проработали вместе с инноваторами предложения, которые касаются субсидирования кредитных ставок для таких организаций.

завод
Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

Генеральный директор Корпорации МСП Александр Исаевич признает, что «безусловно, ситуация сложная». Однако, он указал, что правительством готовятся и уже введены меры поддержки малого и среднего бизнеса. Это как финансовые, так и нефинансовые механизмы. Что касается первых, это три льготные программы кредитования. Принят большой пакет мер по регуляторной политике государства в отношении бизнеса. Это мораторий на плановые и внеплановые проверки МСП, возможность получить кредитные каникулы у банка. Также поставщиков по 44-ФЗ и 223-ФЗ не будут штрафовать и можно будет изменять условия договоров, если они их не могут исполнять из-за санкций. И это не конечный пакет.

— В Госдуме в первом чтении приняты поправки в КоАП о снижении административной нагрузки на бизнес, которые позволят не штрафовать, а предупреждать бизнес при первом нарушении и в два раза снизят размеры штрафов, — рассказывает Александр Исаевич. — Правительство готовит еще комплекс мер поддержки. Сейчас бизнес просит ввести мораторий минимум на 1 год на все санкции по КоАПу для всех участников за нарушение требований по маркировке.

Председатель комиссии ОП РФ по социальной политике, трудовым отношениям и поддержке ветеранов Наталья Починок отмечает, что государство сейчас предпринимает много усилий для поддержания «быстрого» импортозамещения.

— У тех компаний, которые будут присутствовать на рынке, есть огромная возможность заместить за срок от года до пяти лет те продукты, которые наши компании привыкли получать от зарубежных партнеров, — говорит Починок. — Поэтому внутренняя экономика будет перестроена с точки зрения социального блока, поддержки занятости и доходов населения, контроля цен, в первую очередь спекулятивных.

аэропорт
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

Отчаиваться рано, но и расслабляться не стоит, поскольку сейчас «экономику России сотрясает тяжелейший в новейшей истории кризис, в результате которого компании несут ежедневные потери», акцентирует профессор кафедры Государственного и муниципального управления Финансового университета при Правительстве РФ Елизавета Соколова. Причем потери носят комплексный характер: финансовые, технологические, торговые рынки, транспортные цепочки, снижение покупательной способности населения и так далее. Как и всегда, больнее всего это ощущает малый и средний бизнес, который уязвим более других.

— Сложно спрогнозировать сейчас объемы потерь бизнеса, но ясно одно — кризис в любом случае даст толчок новым инструментам в управлении бизнесом, — уверена Елизавета Соколова.

Небывало, но поправимо

Основная проблема беспрецедентной санкционной «удавки» заключается в том, что все эти ограничения по своим масштабам существенно превзошли санкции восьмилетней давности.

— Бизнес никогда ранее не сталкивался со столь серьезными вызовами, — говорит президент Национальной ассоциации инвесторов Максим Оводков. — Серьезно пострадала авиационная сфера и ее инфраструктуры, грузоперевозки значимо теряют свои трафики. В зоне турбулентности окажется альтернативная энергетика, которая находится в зависимости от импортного оборудования. Частные медицинские учреждения уже испытывают сложности с поставками оборудования и его обслуживанием. С галопирующим ростом цен столкнулись застройщики, новый кризис сопровождает высокая относительно предыдущих лет инфляция — о 20% можно уверенно говорить уже и сейчас.

Он отмечает, что в последующие два года инфляцию прогнозируют на уровне 8% и 4,8% соответственно, что выше, чем было в 2017–2020 годах. Высокая ключевая ставка и ситуация неопределенности, вероятно, существенно уменьшат инвестиционную активность частного капитала в инфраструктуре, поставив «на стоп» реализацию многих инвестпроектов и надолго отложив новые.

логистика
Фото: ТАСС/Дмитрий Рогулин

В нынешней ситуации опрошенные эксперты сходятся во мнении, что выживет прежде всего тот бизнес, который сможет оперативно выстроить новые логистические цепочки, переключиться на иные, не закрытые для России рынки. Есть перспектива роста для тех, кто перестроится и займет освободившиеся от ушедших зарубежных компаний ниши.

Увы, по прогнозу президента Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Владимира Буева, российский бизнес на фоне усиливающихся санкций в ближайшие месяцы ждет выстраивание «контрабандных» схем и цепочек по доставке в страну европейского и американского импорта, резкий рост зависимости от китайских поставщиков с общим ростом цен. Также бизнес будет прибегать к вложениям, не связанным с государством, — в оборотные средства, но не в капитальные инвестиции (в силу высоких рисков). Худшее во всей осложнениях — это отсутствие спроса на кредиты при нынешних банковских ставках и резкий рост спроса на бюджетные средства (на различные субсидии).

— Госмеры поддержки IT, российских производителей и компаний из Индии и Китая позволяют предположить, что сервисные и консалтинговые компании ожидает масштабная переориентация на внутренних заказчиков и клиентов из дружественных стран, — отмечает член Ассоциации менеджеров Владимир Виноградов. — В России достаточно бизнесов, которым необходимо качественное продвижение: без него невозможна ни полноценная «война экосистем», ни успешный дебют на рынке, ни притязания на ниши, которые освободили западные компании.

Понятно, что всем придется тяжело, для кого-то ограничение или прекращение доступа к иностранным ресурсам окажется критическим, кто-то все же сможет перенастроиться на внутренние или азиатские источники. Но, как отмечает партнер аудиторско-консалтинговой группы «Юникон» (Глобальный альянс BDO) Антон Ефремов, в России есть большинство компетенций и производств, которые были полузаконсервированы. В условиях международного разделения труда многие продукты было невыгодно или нецелесообразно развивать. Теперь же государству и частным компаниям придется направить внимание на них. Например, уже заявлялось о возможности расширения серийного производства самолетов Ил-96, Ту-204, МС-21, которые до сих пор производились мелкими партиями. Необходимо запускать собственное производство полупроводников и микросхем, заделы для этого есть.

самолет
Фото: ТАСС/Марина Лысцева

— Один из сценариев выживания будет реализовываться там, где будет невозможно обойтись без импортной составляющей, и ориентированный на обход введенных санкций — использование механизма реэкспорта санкционных товаров через страны таможенного союза ЕАЭС, — рассуждает глава аудиторской компании МКПЦ Дмитрий Винокуров. — Есть еще третий вариант, который нельзя назвать базовым, но его неизбежно выберет немалая часть предпринимателей, — уход «в тень». И хотя сейчас это сделать значительно сложнее чем, в недалеком прошлом, все-таки для микропредприятий, индивидуальных предпринимателей это может оказаться вопросом выживаемости.

В BSHconsulting констатируют, что для бизнеса, работающего исключительно за счет российского сырья, открывается окно возможностей, поскольку уход западных игроков с рынка существенно понизил градус конкуренции.

И главное — сейчас бизнесу жизненно необходима хоть какая-то стабильность, поэтому, перед тем как обсуждать реальные меры поддержки, надо прежде всего четко «зафиксировать убытки», замечает партнер RB Partners Арсений Даббах.

Читайте также
Реклама