Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Власти Запорожья сообщили о двух сбитых ракетах ВСУ
Экономика
Страны ЕАЭС сократили до 21% использование доллара во взаиморасчетах
Мир
Две японские компании подписали контракты на покупку СПГ с «Сахалина-2»
Мир
Пушков высмеял решение Канады бросить Европу «на произвол судьбы»
Мир
CNN узнал о смягчении условий Ирана для восстановления ядерной сделки
Мир
Немецкой компании SEFE потребуется более €5 млрд для замены газа из РФ
Мир
Киссинджер призвал завершить конфликт на Украине переговорами
Мир
Солдаты ВСУ сдались в плен после переписки с Народной милицией ДНР
Мир
Российские ПВО отразили ракетную атаку на Каховскую ГЭС со стороны ВСУ
Мир
Парламент Черногории вынес вотум недоверия правительству
Мир
В Аргентине отчисленный кадет напал с ножом на бывших сокурсников
Мир
Минобороны заявило о срыве Киевом подготовки к учебному году на Украине
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Геополитическая напряженность вновь толкнула вверх цену на нефть, 22 февраля превысившую $97 за баррель. Однако не менее значимым фактором становится и ситуация вокруг Ирана, находящегося в нескольких шагах от заключения ядерной сделки, что позволит одной из крупнейших нефтяных держав мира резко увеличить экспорт. Подробности — в материале «Известий».

Что происходит с нефтью

Несколько месяцев назад ожидалось, что цены на нефть должны стабилизироваться в коридоре $60–70 за баррель. Заметный рост спроса и инфляция, по прогнозам большинства аналитиков, должны были быть уравновешены подъемом добычи в странах ОПЕК+, договорившихся о ее росте на 400 тыс. баррелей в день ежемесячно. Кроме того, высокие цены должны были побудить и американских производителей качественно нарастить производство.

Вскоре, однако, выяснилось, что страны ОПЕК+ по целому комплексу причин не готовы выполнять собственные квоты. Если до 2020 года проблема была обратной — производители нефти часто поставляли на рынок больше, чем им дозволялось, то теперь мировая экономика столкнулась с дефицитом предложения. США выручить не смогли: добыча там растет, но явно недостаточно для компенсации выпадающего экспорта остальных стран. Сказываются осторожность инвесторов, боящихся повторения обвала цен, и общая нервозная обстановка в нефтяной сфере, находящейся в осаде у активистов (включая и активистов-инвесторов, которые являются наиболее опасными).

танкер
Фото: REUTERS/Tim Chong

Какова была роль Ирана

В ситуации, когда нефть уже собиралась пробить отметку $100 за баррель, на помощь внезапно пришел Иран. В 2015 году страна заключила ядерную сделку с группой великих держав в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий, согласно которому Иран не должен был разрабатывать ядерное оружие (и инспекторы должны были в этом убедиться), но право на развитие «мирного атома» у него оставалось. В результате заключения сделки в отношении Исламской Республики были сняты некоторые санкции, государство получило возможность заключать соглашения с крупнейшими европейскими и азиатскими корпорациями, а поставки нефти из Ирана на мировой рынок начали расти.

Всё это было прервано новым президентом США Дональдом Трампом, который в 2017–2018 годах не только вышел из сделки (без Америки она теряла всякий смысл), но и ввел против Ирана новые санкции. Объем добычи в стране, обладающей одними из самых крупных запасов в мире, в одночасье рухнули более чем на треть — с 3,8 млн баррелей в день до 2,5 млн баррелей. Этот шаг стал одной из причин, по которой цены на нефть в 2018–2019 годах выросли куда сильнее ожидаемого.

Новая администрация США во главе с Джо Байденом демонстрировала куда меньше неприязни к Ирану, и переговорный процесс вскоре возобновился. 8 февраля стартовал очередной его раунд, который мог бы остаться незамеченным, если бы не главный иранский переговорщик Али Багери Кани, который 16 февраля в своем Twitter написал, что достижение договоренностей с США — по крайней мере, временных — уже совсем близко.

Иранский дипломат Али Багери Кани

Иранский дипломат Али Багери Кани

Фото: Global Look Press/Xinhua/Guo Chen

О чем сейчас идут переговоры

Непонятно, насколько переговоры касаются санкций против иранской нефтянки, но можно предположить, что это одна из главных тем обсуждения. Инвесторы на рынке сырья думают точно так же — после сообщения Кани черное золото упало более чем на $2 и отступило ближе к отметке $90 за баррель. Очевидно, что Иран обладает колоссальными резервами нефти и может кардинально изменить ситуацию на рынке. Однако куда менее очевидным является вопрос о темпах этих изменений.

Как отметил в интервью «Известиям» президент института энергетики и финансов Марсель Салихов, по некоторым признакам вероятность заключения ядерной сделки выросла за последние дни. Однако существует неопределенность относительно того, на сколько фактически и за какой период времени Иран сможет увеличить объемы добычи и экспорта.

— В 2015 году Ирану понадобилось примерно год, для того чтобы нарастить экспорт нефти и нефтепродуктов с 1,5 млн до 3,8 млн баррелей в сутки. То есть тогда дополнительный прирост предложения составил около 2,3 млн баррелей в день. В настоящее время Иран экспортирует около 2 млн баррелей сырой нефти, нефтепродуктов и газового конденсата, судя по данным анализа танкерных поставок. Увеличение экспорта конденсата с 2021 года произошло за счет увеличения поставок в Венесуэлу. Само по себе то, что США не выступают против этих соглашений, указывает на готовность администрации Байдена заключить сделку с Ираном.

добыча
Фото: REUTERS/Jorge Silva

По словам директора по исследованиям VYGON Consulting Марии Беловой, исходя из уже произошедшего роста добычи жидких углеводородов в 2021 году, после снятия ограничений Иран дополнительно будет способен предложить рынку около 0,7–1 млн баррелей в сутки, таким образом достигнув досанкционных показателей 2010–2011 годов. Однако это произойдет не одномоментно, увеличение добычи будет осуществляться постепенно, в течение полугода-года.
В свою очередь, Салихов считает, что Иран сможет увеличить экспорт на 0,5–0,6 млн баррелей в день в течение шести месяцев и еще на 1–1,2 млн баррелей в течение 12 месяцев.

— Увеличение будет зависеть от технического состояния месторождений, которые были законсервированы в связи с санкциями, а также от готовности рынка покупать дополнительную иранскую нефть, — добавил он.

Что будет с ценами на нефть после выхода Ирана на рынок

Что касается цен, то даже с более активным выходом Исламской Республики на мировой рынок вероятность их обрушения является невысокой.

— По нашим оценкам, увеличение предложения иранской нефти в размере 1 млн баррелей в день означает снижение цены примерно на $5 за баррель при прочих равных условиях. Впрочем, рано или поздно нефтяной рынок стабилизируется в любом случае даже без участия Ирана, — убеждена Мария Белова.

Иран
Фото: REUTERS/Jon Nazca

— Балансировка нефтяного рынка может произойти в этом году даже без этих объемов, если только не будут реализованы геополитические риски, что приведет к искусственным ограничениям в торговле жидкими углеводородами, — полагает эксперт. — По оценкам Агентства энергетической информации США, в текущем году мировая добыча превысит спрос почти на 0,8 млн баррелей в сутки. Средняя за первые полтора месяца 2022 года цена на нефть марки Brent находится на уровне $92 за баррель. В базовом сценарии, не предусматривающем дальнейшего обострения геополитической обстановки в мире, средняя по итогам всего года цена составит около $83 за баррель, а снижение как раз объясняется сокращением глобального дефицита нефти.

Читайте также
Реклама