Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Зеленский призвал страны Запада закрыть границы для всех россиян
Мир
ООН призвала Россию и США решить вопросы по инспекциям в рамках ДСНВ
Мир
Вашингтон предоставит Украине бюджетную поддержку еще на $4,5 млрд
Мир
МИД КНР выразил надежду на продолжение выполнения РФ и США договора СНВ
Армия
МО РФ заявило о планах украинских военных взорвать мост в Запорожской области
Мир
СЦК в Стамбуле разрешил выход двух судов с продовольствием из портов Украины 9 августа
Мир
ВСУ впервые применили в Донбассе ракету AGM-88
Мир
Пентагон отправит Киеву еще боеприпасы для HIMARS и противотанковые Javelin
Мир
В Великобритании заявили об угрозе топливной бедности для 15 млн жителей страны
Мир
Bloomberg сообщил о тайных закупках Южной Европой нефти из РФ
Мир
В МИД РФ призвали США вернуть ядерное оружие из третьих стран
Политика
Лавров возглавит делегацию РФ на Генассамблее ООН
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Живые концерты нельзя отменять даже во время вспышки «Омикрона», уверен Юрий Башмет. Премьеры стартовавшего Зимнего фестиваля, который сейчас проходит в Москве, а затем отправится в Сочи, маэстро твердо намерен провести. А вот предсказывать судьбу новых произведений не берется: лишь время покажет их жизнеспособность, считает он. Зато, если всё получится, поклонники смогут регулярно видеть Башмета на основной сцене Малого театра. В паузе между репетициями с народным артистом СССР пообщались «Известия».

«Ожидаю, что получится настоящая бомба»

— Все мы сейчас следим за динамикой заболеваемости. Сочинский фестиваль стартует в середине февраля. Вы рассматриваете возможность переведения концертов и мероприятий в онлайн или же планируете показать всё в том виде, как было задумано?

— Нам принципиально всё показать именно вживую. Но в остальном мы готовы идти на компромиссы: пусть это проходит с QR-кодами или иными ограничениями, лишь бы можно было не прекращать концерты с присутствием публики. Надеюсь, всё это состоится под счастливой звездой.

Вы сами не боитесь заболеть? Вы настолько активный образ жизни сейчас ведете, каждый день у вас концерты, репетиции… Или вы фаталист?

— В некоторой степени фаталист, да. Миллионы людей летают в самолетах, в городском транспорте рядом сидят — они еще больше рискуют. У меня много людей вокруг, но меньше, чем у того, кто каждый день в метро ездит. Да и потом я же в первую волну болел.

Альтист и дирижер

Альтист и дирижер Юрий Башмет во время концерта в честь своего 69-летия, 24 января 2022 года

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

— У вас не было мысли, что лучше сейчас всё это прекратить, засесть где-нибудь в загородном доме и вообще не выходить оттуда?

— У меня столько примеров, когда человек засел на даче или закрылся дома, сделав прививку, и всё равно заболел! Мой друг композитор Саша Чайковский на даче под Питером жил две недели. Но в это время его и настиг вирус. Вероятно, когда принесли продукты. Так что это дело такое — по-настоящему не спрячешься. Хотя нужно, конечно, стараться оберегать себя.

— Вы в этом году привлекли Малый театр к участию в своем фестивале, готовите с ним премьеру спектакля «Кроткая». Но почему решили работать именно с этим коллективом? Малый имеет репутацию достаточно консервативного театра, а то, что вы делаете в театральном пространстве, куда более вольно.

— К нам замечательно отнесся художественный руководитель Малого театра Юрий Соломин. Он с радостью принял это предложение, дал карт-бланш, предоставил нам много дней репетиций в изумительном зале с прекрасной акустикой — это их сцена на Ордынке. Премьера у нас будет там, а потом постановка перейдет на основную сцену.

— В здании на Театральной площади спектакль будет идти регулярно?

— Это будет зависеть от качества продукта. До премьеры я могу сказать только одно: ожидаю, что получится настоящая бомба.

— Качество продукта в данном случае будете вы оценивать или Юрий Соломин?

— Я буду оценивать. Но если он скажет, что это гадость… (смеется)

конференция

Во время пресс-конференции, посвященной III Зимнему международному фестивалю искусств в Москве, 17 января 2022 года

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

«Выживает одна десятая часть из того, что написано»

— «Кроткая» — не единственная премьера на ваших фестивалях. Как всегда, у вас запланировано много исполнений новых произведений и в Сочи, и в Москве. Какое из них наиболее важно для вас?

— Премьера — это всегда премьера, и только время потом показывает жизнеспособность любого нового произведения, будь то спектакль, симфония, концерт, соната. Первое исполнение может быть очень успешным, но важен следующий этап — сколько лет это сочинение будет жить.

— Вот вы сыграли новый концерт, написанный для вас, публика вам аплодирует. Но аплодисменты есть всегда. Как вы понимаете, что это не выражение любви к вам лично, а действительно высокая оценка новой музыки?

— Если я сам получаю удовольствие как слушатель, исполняя произведение, то понятно, что оно хорошее.

— Значит, это бывает не всегда? Если не получаете удовольствия, зачем тогда играете?

— Когда я заказываю произведение композитору, то обещаю как минимум один раз его сыграть. Ростропович мне давно сказал, когда жил еще в эмиграции: «Ты молодец, что играешь столько новых произведений, для тебя написанных. Я тоже так делаю. На каждые десять вещей будет три очень качественных и, может быть, один шедевр. Но учти, перестанешь играть — перестанут писать».

выступление

Концерт в рамках III Зимнего международного фестиваля искусств в Москве, 24 января 2022 года

Фото: ТАСС/Артем Геодакян

— В вашем случае эта арифметика подтвердилась?

— По моему опыту, выживает одна десятая часть из того, что написано. Но Ростропович был абсолютно прав: нельзя переставать играть новую музыку. Из огромного количества новых произведений, созданных для меня, шесть-семь замечательные и несколько действительно шедевров. Это альтовые концерты Альфреда Шнитке, Софии Губайдулиной и Андрея Эшпая, «Стикс» Гии Канчели и «Этюды в простых тонах» Александра Чайковского. Я не хочу никого обижать, позже было создано много других хороших вещей, но в случае с этими время уже показало, что они остались в истории. И я продолжаю их играть с огромным удовольствием и интересом.

«Классическая музыка тем и сильна, что вызывает у каждого свои образы»

— Когда шла Вторая мировая война, композиторы реагировали на эти события в своей музыке. Вспомним Седьмую симфонию Шостаковича. Сейчас мы тоже переживаем непростой исторический период — пандемию. Появились ли за последние два года сочинения, которые выразили бы наше время?

— Очевидно, что каким-то образом время на авторов — композиторов, творцов — влияет. Саша Чайковский написал Карантинную симфонию, прямо так и назвал. Но тут важно другое. Когда, например, исполняется Третья симфония Бетховена, среди публики в зале мало кто в курсе истории ее создания. Изначально партитура была посвящена Наполеону, а после того, как Бонапарт объявил себя императором, Бетховен зачеркнул посвящение, симфония стала просто Героической. Но разве незнание этого мешает воспринимать гениальную музыку? Ведь вовсе не обязательно должна возникать ассоциация с Наполеоном.

Для автора, как я понимаю, нужна идея, импульс, чтобы он вообще начал сочинять. Это может прийти из его личного опыта, окружающей действительности, в том числе из политики, а также из живописи, литературы и так далее. А дальше уже замысел развивается, и конкретной сюжетности может и не быть. Я говорю о серьезной музыке, не спекулятивной. Конечно, можно сочинить произведение и внедрить туда мелодию революционной песни — тогда всем будет ясно, что это связано с революцией. Но классическая музыка тем и сильна, что вызывает у каждого человека свои образы и переживания.

Что же касается Ленинградской симфонии Дмитрия Дмитриевича, то это уже критики потом назвали марш «эпизодом нашествия». И он стал визитной карточкой всего произведения.

зрители

Концерт-открытие XIV Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи, 19 февраля 2021 года

Фото: РИА Новости/Артур Лебедев

— Есть музыковедческие исследования, показывающие, что тема нашествия появилась существенно раньше, чем началась война. То есть изначально музыкальный образ был связан в сознании композитора вовсе не с фашистами.

— Возможно. Кстати, она у разных дирижеров звучит совершенно по-разному. Бывает, играют очень быстро — и кажется, что это плохие игрушечные солдатики маршируют…

Приведу другой пример. Свой гениальный Восьмой квартет Дмитрий Дмитриевич посвятил своей маме. Но от Сталина пришло требование изменить посвящение. И тогда Шостакович адресовал сочинение жертвам фашизма.

В общем, я это к тому, что посвящение, название не так важны, как сам исходный импульс. Я спокойно отношусь к разным источникам вдохновения композиторов и считаю, что это их дело, под влиянием чего они сочиняют — личной жизни, политических событий или еще чего-то другого. Главное, чтобы сочиняли.

«Встречаются не очень хорошие вещи, созданные только ради успеха»

— Чем отличаются партитуры, которые композиторы вам приносят сегодня, от тех, что приносили в 1980-е?

— И тогда, и сейчас была разная музыка. Когда я начинал, то регулярно играл на фестивале Союза композиторов «Московская осень»: там исполнялись премьеры советских композиторов — заказы Министерства культуры, которые должны были прозвучать. Но в то же время мне попадались партитуры, написанные совсем другим языком — произведения Эдисона Денисова, Софьи Губайдулиной.

Вот и сейчас встречаются не очень хорошие спекулятивные вещи, созданные только ради успеха, легкие для восприятия или вызывающе эпатажные, какой-то эпизод. А есть и прекрасные сочинения. И это не только у нас.

Пожалуй, если искать отличия, то я бы сказал, что в советское время просто ряд композиторов искусственно отделили от остальных — мол, они идут не в том направлении. Винили в этом Тихона Хренникова, поскольку он возглавлял Союз композиторов. Но и здесь тоже не всё однозначно. Например, на «Московской осени» я впервые сыграл концерты Саши Чайковского, Эшпая… Я могу долго перечислять, что именно появилось благодаря этому фестивалю.

концерт

Во время концерта в Москве, 23 апреля 2018 года

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— То есть Хренников не был таким консерватором, каким его часто представляют?

— В том-то и дело. Говорили, что Хренников против музыки Шнитке. Но был однажды круглый стол в Союзе композиторов — прослушивание новой музыки членов союза. И когда поставили запись альтового концерта Шнитке в моем исполнении, первым его поздравил Родион Щедрин, который был председателем московского Союза композиторов, а потом в восторженных тонах высказался Хренников. Сказал, что это потрясающее достижение, настоящая глубокая музыка, произведение, которое будет очень долго жить. Все остальные там обалдели, услышав это!

Справка «Известий»

Юрий Башмет в 1971 году окончил Львовскую среднюю специальную музыкальную школу, а в 1976-м — Московскую консерваторию по классу альта. С 1976 по 1978 год проходил в консерватории ассистентуру-стажировку. С 1978-го — солист Московской филармонии. В 1986 году основал камерный ансамбль «Солисты Москвы».

С 2002-го — художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра «Новая Россия», с 2012-го возглавляет Всероссийский юношеский симфонический оркестр.

Народный артист СССР. Лауреат Государственной премии СССР и четырех Государственных премий РФ.

Читайте также
Реклама