Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Накануне саммита президентов России и США в СМИ и в оценках экспертов всё чаще упоминались такие слова, как Судный день, Армагеддон, ядерная катастрофа, и другие тревожные термины. Ученые-атомщики, которые придумали символические часы Судного дня, еще раньше передвинули их стрелки на 100 секунд до полуночи. В мире много проблем, и напряженность между Россией и США — лишь одна из них. Но поскольку мы говорим о двух ядерных супердержавах, обладающих более 90% мирового ядерного оружия, именно уровень этих отношений — одна из главных причин для тревоги.

Можно перечислить много ошибок, допущенных после распада СССР 30 лет назад, когда существовало историческое окно возможностей для превращения двух стран если не в союзников, то уж точно в друзей и стратегических партнеров. К сожалению, не сложилось. Теперь всё чаще используются эпитеты в лучшем случае «соперники» или «противники», а в худшем — «враги».

Если говорить об одной из главных ошибок, тем более в терминах Судного дня, я бы назвал таким днем 30 апреля 1998 года. Именно в этот день сенат США, вопреки прежним обещаниям Вашингтона, проголосовал за расширение НАТО на восток, включив в эту организацию три страны бывшего советского блока — Польшу, Чехию и Венгрию.

Главным лоббистом этого процесса был тогдашний лидер США Билл Клинтон, по иронии считавшийся лучшим другом президента Бориса Ельцина и даже помогавший ему выиграть выборы в 1996 году. Однопартиец Клинтона демократ Дэниэл Патрик Мойнихэн был одним из 19 сенаторов, проголосовавших против со словами: «Это дорога к ядерной войне». Впрочем, он не убедил 80 других сенаторов, проголосовавших за при необходимых для этого 67 голосах.

Бывший посол США в Москве Джордж Кеннан, отнюдь не друг России и один из авторов политики сдерживания СССР, назвал процесс расширения НАТО трагической ошибкой. А вот тогдашний госсекретарь Мадлен Олбрайт и даже Генри Киссинджер, которого до сих пор считают выдающимся стратегом, также совершили геополитический просчет, поддержав расширение НАТО.

И в этой трагической истории нельзя не упомянуть Джорджа Буша-младшего, который после слов благодарности и даже публичного восхищения Путиным за помощь в афганской операции 2001 года запустил кампанию, пытаясь протащить в НАТО Грузию и Украину.

Понятно, что из соображений собственной безопасности для России это и есть те самые «красные линии», которые она не может позволить пересечь, и потому предсказания сенатора Мойнихэна кажутся всё более пророческими.

7 декабря внимание всего мира было приковано к разговору Джо Байдена и Владимира Путина. Всех волновал один вопрос: сумеют ли они найти хотя бы какой-то разумный компромисс? При этом не в пользу договоренностей тот факт, что, в отличие от кубинского кризиса 1962 года, когда президент Джон Кеннеди мог себе позволить компромиссы, не опасаясь, что его назовут агентом Кремля, у Джо Байдена такой роскоши нет.

В преддверии и даже во время видеоразговора двух президентов политики, главным образом республиканцы, пытались использовать сам факт этой беседы как доказательство слабости Байдена. А некоторые и вовсе говорили, что теперь уже Байден, а не Трамп — агент Кремля. Ведь с Путиным, по их мнению, нужно не разговаривать, а просто предъявлять ему ультиматумы и очередной список «адских» санкций, которые обрушат российскую финансовую систему и экономику. Таким образом, в лучшем случае этот разговор мог немного охладить страсти, а в худшем — способен спровоцировать дальнейшую эскалацию.

Как сообщил Белый дом по итогам переговоров, президенты дали задание своим командам провести работу над деэскалацией напряженности вокруг Украины. В Кремле же уточнили чуть шире, что Путин и Байден условились поручить своим представителям «вступить в предметные консультации по чувствительным вопросам». В Москве рассказали, что преобладающее место в беседе занял внутриукраинский кризис. Лидеры условились продолжать диалог и дальше и поддерживать необходимые контакты. На переговорах было констатировано, что сотрудничество России и США остается на неудовлетворительном уровне, отметили в Кремле.

Судя по всему, у нас все-таки есть две хорошие новости. Во-первых, США не собираются посылать своих солдат воевать на Украину в случае какого бы то ни было там обострения. Во-вторых, был послан определенный сигнал Киеву — не стоит повторять печальный опыт президента Грузии Михаила Саакашвили.

Впрочем, говорили президенты не только об Украине, но и об Иране, продолжении работы групп по стратегической стабильности, кибербезопасности, дипломатических двусторонних проблемах и так далее. Другими словами, произошла сверка часов в продолжение июньского саммита в Женеве. И что очень важно, беседа, судя по всему, велась в рабочем, а не ультимативном порядке.

Несмотря на то что никаких конкретных договоренностей не случилось, уверен, что у республиканцев даже такие итоги вызовут ярость, и они обрушатся с жесткой критикой на Байдена. Но слова, как говорится, не пушки.

После этого разговора президент США в течение нескольких дней будет обсуждать итоги саммита с европейскими лидерами и с Владимиром Зеленским, где он повторит свою безоговорочную поддержку Украине, но попросит не накалять обстановку и выполнять Минские соглашения.

Важно отметить, что в Америке есть те, кто считает, что Украина не представляет жизненно важных интересов национальной безопасности США, и потому нужно просто уйти, а не увеличивать военную помощь Киеву из-за риска эскалации, потенциально ведущей к ядерной войне. Журнал Defense Priorities, к примеру, пишет, что Соединенные Штаты должны стремиться к разрядке отношений с Россией и поддержать создание нейтральной, неприсоединившейся Украины, которая служит буферным государством между РФ и Западом. Но такие голоса единичны и теряются в хоре антироссийской истерии.

По крайней мере, какие-то остатки разума в администрации Белого дома сохраняются. Например, представитель Совета национальной безопасности, беседовавший с журналистами в преддверии саммита, заявил, что команда Байдена не стремилась к военному столкновению.

«Я бы сказал, что Соединенные Штаты не стремятся оказаться в ситуации, когда в центре наших контрмер будет прямое применение американской военной силы», — сказал тогда высокопоставленный чиновник администрации.

Спасибо хоть за это.

Автор — политолог, президент Американского университета в Москве

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир